Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Прокуратура допрашивает адвоката Михаила Трепашкина, сотрудничающего с комиссией по расследованию взрывов 1999-го года


Ведущий программы "Liberty Live" Андрей Шароградский беседует с секретарем общественной комиссии по расследованию взрывов жилых домов в 1999-м году Львом Левинсоном.

Андрей Шароградский: Член общественной комиссии по расследованию взрывов жилых домов в 1999-м году адвокат Михаил Трепашкин вызван на допрос в главную военную прокуратуру. Именно Трепашкин по поручению комиссии проверял показания Ачимеза Гочияева, которого ФСБ считает одним из главных подозреваемых в совершении терактов по заказу чеченского полевого командира Хаттаба. Повестку Трепашкин получил вчера, после телемоста с Лондоном, в ходе которого бывший сотрудник ФСБ России Александр Литвиненко вновь обвинил в причастности к взрывам домов в Москве и Волгодонске российские спецслужбы. Представитель военной прокуратуры сообщил, что допрос не имеет отношения у работе Трепашкина в комиссии. Он вызван в прокуратуру в рамках возбужденного против него дела за разглашение государственной тайны и ранение боеприпасов. Михаил Трепашкин уволился из ФСБ 6 лет назад. Я обратился к секретарю общественной комиссии по расследованию взрывов в 1999-м году Льву Левинсону с просьбой рассказать, что ему известно об уголовном деле, возбужденном против Михаила Трепашкина.

Лев Левинсон: Мне неизвестны детали этого дела. Мы сравнительно недавно сотрудничаем с Михаилом Трепашкиным как адвокатом сестер Морозовых, пострадавших от взрыва в 1999-м году, их мать погибла, и его документы он передал в комиссию, некоторые свои материалы, касающиеся его конфликта с ФСБ, достаточно застарелого конфликта. Поэтому я не могу сейчас говорить по существу каких-либо обвинений или претензий, я даже не знаю, что ему инкриминируют или о чем его просто расспрашивают пока, в каком качестве он проходит по какому-либо делу - здесь я прокомментировать не могу.

Андрей Шароградский: А почему именно Трепашкину было поручено проверять показания Гочияева?

Лев Левинсон: Я не скажу "поручено", давайте будем предполагать, что это предложено было. Ну, во-первых, он уже втянут в это дело, касающееся взрывов, как адвокат. Он является официальным представителем сестер Морозовых в Москве, официальным адвокатом сестер Морозовых, пользуется некоторыми преимущественными полномочиями, которые дает новый УПК. Он как представитель стороны по делу может знакомиться с документами по делу. Может проводить какую-то проверку и требовать какие-то документы, опрашивать свидетелей, на добровольной основе естественно, не как следователь, а как адвокат, то есть у него больше возможностей знать по существу всех этих событий, о которых говорит и Гочияев. И вчера одна из сестер Морозовых, Татьяна Морозова, заявила, что ее цель только одна - знать правду - это одна сторона. А вторая сторона - то, что Трепашкин - бывший многолетний и опытный сотрудник органов безопасности, и здесь как бы он может выступить в двух лицах, с одной стороны, как адвокат, а с другой стороны -то, что мы назвали на комиссии "расследователем". Мы не можем сказать "следователь", но поскольку общественное расследование - это вполне легальное и законное правовое мероприятие. Естественно, комиссия не стремится и не будет, и считает недопустимым прибегать к каким-либо подпольным, незаконным методам, но если, скажем, парламентская комиссия у нас сейчас не очень может быть создана, потому что Конституция не наделяет Думу контрольными полномочиями, то общество, граждане, народ, как источник власти вправе контролировать власти без каких-либо специальных полномочий.

Андрей Шароградский: Возвращаясь к делу, возбужденному против Трепашкина, вопрос такой: известно ли было комиссии о том, что против него возбуждено уголовное дело в тот момент, когда его приглашали работать в комиссии, и если нет, то пригласили бы его, если бы знали, что против него возбуждено уголовное дело?

Лев Левинсон: Нет, известно не было. Известно было о его серьезном конфликте с ФСБ, о том, что он был оттуда уволен, причем с нехорошей формулировкой - "по несоответствию должностному положению", он был начальником одного из подразделений ФСБ, он судился, он выиграл суд по формулировке, то есть, эта формулировка "несоответствия" была снята судом. На суде он оппонировал Патрушеву лично, Патрушев проиграл Трепашкину, это все факты, Патрушев на тот момент еще не был директором ФСБ, это нам известно было. Нам было известно, что он уже порядочное время не работает в этих органах, но об уголовном деле нам ничего не было известно, будь это известно, я думаю, это нисколько бы не поколебало нашу готовность с ним сотрудничать.

XS
SM
MD
LG