Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Петрозаводске поставили памятник Юрию Андропову


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспонденты Радио Свобода Сергей Коробов, Владимир Бабурин беседует с поэтессой Ириной Ратушинской.

Андрей Шарый: В центре Петрозаводска 8 июня в День Карелии открыт памятник Юрию Андропову. Рассказывает Сергей Коробов:

Сергей Коробов: Памятник Юрию Андропову воздвигнут в центре Петрозаводска на улице, носящей его имя и прямо напротив здания регионального управления федеральной службы безопасности. Монумент установлен по инициативе правительства республики, как заявлено, в знак исключительных заслуг Юрия Андропова перед Карелией. Здесь Андропов работал с 40 по 51-й годы, здесь начиналась его карьера партийного и государственного деятеля. Работа над проектом памятника велась более двух лет, из 14 предложенных на конкурс проектов лучшей была признана идея скульптора Михаила Копполева, который предложил изобразить Андропова молодым, лет 30, карельского периода его жизни.

Андрей Шарый: Прокомментировать открытие памятника Юрию Андропову Радио Свобода попросило известную поэтессу Ирину Ратушинскую. В годы, когда Андропов возглавлял КГБ, а потом и Советский Союз, она провела в лагере. Стихосложение стоило ей дорого - максимальный срок по статье "антисоветская агитация и пропаганда". Юрий Андропов лично занимался делом Ратушинской.

Владимир Бабурин: Как вы полагаете, это событие можно считать знаковым?

Ирина Ратушинская: Нет, я полагаю, что это событие знаковым считать нельзя. Позвольте аргументировать, почему. Во-первых, есть синдром провинции. Я думаю, что любой так или иначе замеченный мировой общественностью человек, уроженец Карелии, неважно кто этот человек, которым местное население будет гордиться. К примеру, жители Гори до сих пор гордятся, что в Гори родился Сталин.

Владимир Бабурин: Но Андропов не родился в Петрозаводске, он там только работал.

Ирина Ратушинская: Но, тем не менее, это наш человек, поэтому его и изображают именно молодым, того периода, когда он работал в Карелии. Я не считаю, что это знаковый момент, потому что, честно говоря, установление памятников на территории Российской Федерации вообще забавная штука. Кто, как, почему ставит памятник - непонятно. Все москвичи ругаются на памятник Петру Первому работы Церетели в Москве. Почему он поставлен, абсолютно непонятно, тем более, что изначально это был памятник Колумбу, который не купили американцы. Церетели взял, поменял голову и сказал, что это Петр Первый, и кресты снял с парусов.

Я хочу просто обратить ваше внимание на то, что это было бы очень знаково в тоталитарном обществе, когда абсолютно у государства монополия на все и любое движение государства как-то может истолковываться. Сейчас это не так.

Что касается моего личного отношения к Андропову - да, оно плохое. Понятное дело, почему плохое. Потому что при Андропове свирепствовало Пятое управление, Пятый главк КГБ, которое занималась исключительно тем, что душило собственный народ. Позволю себе заметить, что в каждой стране есть спецслужбы, и они необходимы в каждой стране. В Советском Союзе бывшем эти спецслужбы были, это был КГБ, они занимались контртеррористической деятельностью, охраной границ, разведкой, контрразведкой, всем тем, чем занимаются спецслужбы во всякой стране. Но был еще и Пятый главк. Этот Пятый главк был учрежден коммунистами для того, чтобы контролировать поведение и, по-возможности, мысли всего населения Советского Союза.

Владимир Бабурин: Ирина Борисовна, согласитесь, все-таки Андропова очень упорно пытаются представить неким просвещенным деятелем. Если слегка перефразировать Искандера, наверное, к нему сейчас пытаются приделать определение, которым называли Ленина - тот, который хотел хорошего, но не успел. Вспоминают, что Андропов писал стихи на досуге, даже цитируют. Я нашел одну цитату, она меня просто потрясла: "Мы бренны в этом мире под луной. Жизнь только миг, небытие навеки. Кружится во Вселенной шар земной, живут и исчезают человеки". Просто по Фрейду проговорка в последней строчке.

Ирина Ратушинская: Вы знаете, где я эти стихи слышала первый раз? Кстати, и в последний, сейчас во второй раз. Это было очень смешно. Сижу я в карцере, потому что я политзаключенная и за то, что мы политзаключенные отказываемся в письменном виде отказаться от наших взглядов, публично покаяться по телевидению и так далее, нас наказывали карцером. Сижу я в карцере, а в соседней камере включена музыка, которая заканчивается и начинают читать стихи Андропова, который к тому времени был генсеком. В карцере нас морили голодом, поэтому у меня, не помню, какая степень дистрофии. Но я именно сижу, потому что на ногах держусь с трудом и сижу на цементном полу, и тут во всю громкость читают эти замечательные стихи Андропова про то, что "живут и исчезают человеки". Если учесть, что абсолютно все политзаключенные были арестованы и содержались в тех условиях, в которых мы содержались, и пытали нас так, как нас пытали, по прямой указке Пятого главка, который все время контролировал, ломаемся мы или нет, и лично Андропов полную ответственность за это нес, мне было очень забавно, какое замечательное сопоставление.

Мне показалось тогда, что философия действительно глубока и жизнью человеков Андропов не так занимался, как их исчезанием. Я была из тех, кого безуспешно попытались заставить исчезнуть. Это мое личное отношение к Андропову, и это личное отношение, я думаю, будет разделять любой человек, который, быть может, не сидел в тюрьме, но попадал в облавы в рабочие дни. Вы помните это время, которое так и называли на Руси "андроповщиной"? Человек днем идет по улице, его могут остановить и увезти в милицейское отделение разбираться, почему он в рабочее время не находится на работе. Облавы в банях, облавы в кинотеатрах, облавы в кафе - почему не на работе? А идея замечательная - повышение производительности труда полностью и тотально подневольного населения. Вот это "андроповщина", это то, чем занимался Пятый главк под руководством Андропова.

XS
SM
MD
LG