Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Михаил Ходорковский и Платон Лебедев: рукопожатие за тюремной решеткой


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Марьяна Торочешникова и Иван Трефилов, который беседует с аналитиком инвестиционной компании "НикОйл" Львом Сныковым.

Андрей Шарый: Опальные бизнесмены Михаил Ходорковский и Платон Лебедев наконец несколько дней назад смогли лично пообщаться друг с другом. Первая за несколько месяцев встреча недавних партнеров состоялась на скамье подсудимых в зале Мещанского суда Москвы при большом стечении народа. Пока Платон показывал Михаилу семейные фотографии, судьи, и не только в Мещанском суде, решали судьбу компании ЮКОС. Лебедева и Ходорковского судят, а на саму компанию наложены обязательства по выплате более трех миллиардов долларов в качестве компенсации за неуплату налогов, что вполне может обанкротить компанию.

Марьяна Торочешникова: Михаил Ходорковский был бодр и даже шутил с журналистами в перерыве судебного заседания. Платон Лебедев, напротив, вел себя сдержанно и выглядел неважно. О критическом состоянии его здоровья постоянно напоминают адвокаты. Оба ходатайствовали об освобождении из-под стражи, оба получили отказ. Эти события разворачивались внутри здания суда, а снаружи... Снаружи по традиции перед началом заседания у здания суда собралась небольшая группа людей. Они развесили на судебном заборе плакаты с лозунгами, призывающими освободить Ходорковского и Лебедева. Таким образом выражают свое отношение к процессу над бывшими руководителями компании ЮКОС активисты общественной группы "Совесть", образовавшейся, по признанию ее участников, стихийно в декабре 2003 года.Группа существует на скудные средства самих активистом, которые принципиально отказываются от возможной финансовой поддержки со стороны компании ЮКОС. В "Совести" сегодня чуть более трехсот человек, в основном молодежь. Однако на пикеты у здания суда собирается обычно человек 15-20. Мы пригласили в студию наиболее активных участников группы Елену Фетистову, Дмитрия Гармаша и Лору Сифурову. Вот, что они рассказывают о себе.

Елена Фетистова: Наша главная цель - это оказание общественной поддержки обвиняемым, чтобы они знали, что они не одни перед лицом судебной машины, что есть некоторые люди из общества, которые готовы им помогать и поддерживать их всячески. Во-вторых, мы пытаемся объединить тех людей, которые их поддерживают и дать им возможность выразить поддержку в какой-то форме. Например, в форме подписей под заявлением или, например, в форме ношения желто-зеленой ленточки - цветов ЮКОСа, или в форме выражения своего мнения по делу ЮКОСа, которое мы публикуем на сайте. Это несложные действия, которые может выполнить каждый человек, то есть не требует больших усилий.

Марьяна Торочешникова: В последнем вашем пресс-релизе есть такой абзац: "К сожалению, нынешняя акция рискует стать последней состоявшейся в непосредственной близости от здания суда. Так как федеральный закон "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетирования", поступивший на подпись к президенту, запрещает проведение подобных мероприятий на территории, прилегающих к таким учреждениям. Но мы не собираемся сворачивать деятельность, намерены добиваться своих целей и всеми оставшимися в нашем распоряжении законными способами". Так вот какими законными способами, где вы будете проводить акции протеста, когда президент подпишет этот закон, и как вы будете работать дальше?

Елена Фетистова: На противоположной стороне улицы.

Марьяна Торочешникова: То есть в любом случае вы будете рядом с судом?

Елена Фетистова: Настолько, насколько это возможно.

Марьяна Торочешникова: Вы считаете, что триста человек могут изменить общественное мнение?

Дмитрий Гармаш: Могут гораздо меньше, и история это показывает.

Лора Сифурова: Конечно, мы отдаем себе отчет в наших скромных возможностях. Но, тем не менее, я уверена, что то, что мы делаем - правильно. Можно было делать лучше, ярче, но вектор действий правильный. Потому что, в конце концов, любая власть, если она действительно хочет блага своей стране, она должна опираться на самые разные спектры мнений политических. Мы должны кроме содействия освобождению, косвенная задача, еще и показать, что и это есть тоже. Что есть много людей, которые понимают, что свободный бизнес - это опора гражданских свобод, благополучие всех граждан, нормального спокойствия в стране и так далее. Это нужно озвучит. И в то же время это косвенно влияет отчасти, очень опосредовано, на исход процесса.

Дмитрий Гармаш: Даже самые активные наши спорщики, им тоже нельзя отказать в наличии совести, много работы происходит внутри. Мысль человека, сердце человека, совесть человека.

Марьяна Торочешникова: Но и адвокаты не бездействуют. 16 июня они официально открыли независимый пресс-центр и сайт "Ходорковский.орг". Момент исторический. Журналисты уже окрестили это событие "новым словом в судебном пиаре". Раньше у судебных процессов своих сайтов, пожалуй, не было. О центре рассказывает его пресс-секретарь Юрий Котляр.

Юрий Котляр: У нас цели две. Во-первых, мы стараемся, чтобы информация была максимально полной. Потому что периодически нам кажется, что та информация, которую распространяют официальные источники, грешит неполнотой. Второе, даже российский президент сказал, что процесс будет открытый. Мы ему, наверное, в этом помогаем, мы делаем его открытым, насколько возможно.

Марьяна Торочешникова: Снова Михаил Ходорковский и Платон Лебедев встретятся 23 июня на том же месте - в зале Мещанского суда. Теперь они будут чаще встречаться.

Андрей Шарый: Менеджеры ЮКОСа тем временем пытаются вступить в переговоры с российской властью и урегулировать финансовые претензии государства к нефтяной компании. О содержании этого налогового конфликта аналитик инвестиционной компании "НикОйл" Лев Сныков рассказал экономическому обозревателю Радио Свободы Ивану Трефилову.

Иван Трефилов: Налоговые службы России обвиняют нефтяную компанию ЮКОС в том, что она недоплатила государству почти сто миллиардов рублей или в пересчете три с половиной миллиарда долларов налогов. Как могла получиться такая гигантская задолженность перед бюджетом?

Лев Сныков: Эти 99 миллиардов - это задолженность по налогам за 2000 год. Из чего она состоит? Во-первых, ЮКОСу удалось сэкономить благодаря использованию так называемых внутренних оффшоров, и, во-вторых, это то, что ЮКОС, как считает прокуратура и Министерство по налогам и сборам, сэкономил благодаря трансфертному ценообразованию, которое использовалось между головной компанией и дочерними компаниями ЮКОСа на тот период. Половина относится к первой категории задолженности, грубо говоря, а половина относится ко второй категории задолженности ЮКОСа. И в результате собралась трех с половиной миллиардная задолженность.

Иван Трефилов: Но ведь подобные схемы оптимизации налогов применяли и другие нефтяные компании страны?

Лев Сныков: Да, совершенно верно, ЮКОС не одинок был в такой политике управления налогообложением. И соответствующие законы существовали, которые разрешали, либо же не существовало законов, которые бы запрещали те действия по минимизации, которые делал ЮКОС.

Иван Трефилов: Судебное разбирательство вокруг налоговой задолженности ЮКОСа пока не закончено, однако многие аналитики уже говорят о том, что эти деньги компании придется все-таки вернуть. Способен ли ЮКОС сейчас в случае снятия ареста с его активов выплатить государству три с половиной миллиарда долларов?

Лев Сныков: На данный момент компания неспособна будет быстро выплатить эту сумму в полном объеме. Здесь речь может идти о реструктуризации задолженности, выплатить через какое-то время, какими-то порциями. В этом случае можно говорить, что ЮКОС платежеспособен. У ЮКОСа нет на сегодняшний день трех с половиной долларов в наличности на балансе.

Иван Трефилов: Менеджеры ЮКОСа говорят, что в случае неблагоприятного для них исхода дела компания сможет занять необходимые средства на рынке и выплатить налоговые обязательства. Кто, на ваш взгляд, сможет оказать ЮКОСу финансовую поддержку?

Лев Сныков: Похоже, что единственная сторона, которая может одалживать ЮКОСу деньги под какие-то нормальные условия - это акционеры ЮКОСа. Но, в принципе, акционеры говорили о том, что они готовы будут поддержать ЮКОС и обеспечить гарантировать платеж по налоговой задолженности. Есть ли у МЕНАТЕПа три с половиной миллиарда на счету - это сложный вопрос, потому что структура довольно непрозрачная.

Иван Трефилов: На этой неделе ЮКОС обратился к правительству с предложением обсудить реструктуризацию налоговой задолженности. Насколько велика вероятность такого поворота дела и что в конечном итоге это будет значить для нефтяной компании?

Лев Сныков: Многие ожидают этого, что государство на это откликнется и, естественно, тогда проблемы для ЮКОСа во многом будут решены. То есть дальше будет технический вопрос каких-то выплат периодических, которые не окажут критичного влияния на финансовое положение ЮКОСа.

XS
SM
MD
LG