Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело об убийстве Дмитрия Холодова


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют: корреспондент Радио Свобода Вера Володина, адвокаты Александр Мачин и Владимир Левин, родители погибшего журналиста Дмитрия Холодова Зоя и Юрий Холодовы.

Андрей Шарый: Государственный обвинитель по делу об убийстве журналиста газеты "Московский комсомолец" Дмитрия Холодова Ирина Алешина потребовала приговорить шестерых обвиняемых в совершении преступления к длительным срокам тюремного заключения - от 9 до 15 лет. Как полагают наблюдатели, заказчик этого убийства вряд ли будет найден. За ходом процесса следит корреспондент Радио Свобода Вера Володина:

Вера Володина: В пятницу на процессе по делу об убийстве журналиста газеты "Московский комсомолец" Дмитрия Холодова представитель гособвинения Ирина Алешина попросила суд признать шестерых обвиняемых виновными в убийстве журналиста и приговорить их к лишению свободы на сроки от 9 до 15 лет. Выступление гособвинителя продолжалось весь этот день. Поскольку до этого заседания суда были закрыты для прессы, подробное изложение материалов суда стало хорошим источником информации для присутствовавших в зале журналистов, хотя столь подробный пересказ не очень устроил постоянных участников процесса, как с одной, так и с другой стороны. Как удалось понять из разговоров в перерывах заседания, они ждали, прежде всего, анализа множества материалов, прошедших через суд. Но есть то, в чем две стороны высказывают по-прежнему противоположные точки зрения - доказанность вины. Мнение адвоката потерпевшей стороны Александра Мачина.

Александр Мачин: Самое главное в обвинении всем подсудимым, а их шесть человек, является то, что они, я выскажу свое мнение, уже по результатам судебного рассмотрения, хотя последняя точка еще не поставлена, но судебное следствие как таковое закончено. Мы пришли к однозначному мнению, что все-таки эти лица причастны к убийству, а точнее - они совершили убийство Димы. Но кроме этого, исходя из речи обвинителей, а сегодня целый день был посвящен именно этому, следует, что они виновны не только в убийстве Димы, а и в совершении других преступлений. Дело в том, что мы все-таки, потерпевшие, вернее, потерпевшими признаны папа и мама Димы Холодова, мы их представители, нас интересуют именно обстоятельства, связанные с убийством Димы Холодова, а что касается других преступлений, в которых, по мнению государственного обвинителя, лица являются виновными, мы стараемся эту сторону не касаться. Основной акцент, конечно же, смещаем в сторону того, что эти лица виновны в убийстве Димы Холодова. Это наша позиция мы постараемся довести ее до суда, и, скорее всего, это, наверное, будет в понедельник.

Вера Володина: Вот как на этот же вопрос ответил адвокат подсудимого Владимира Морозова Владимир Левин:

Владимир Левин: Обвинительное заключение просто-напросто перечитано еще раз с сокращениями, создается впечатление, что судебного заседания, не было, а дело развивается по сценарию обвинения, который был предложен следственными органами. Поэтому я считаю, что такое обвинение, которое сегодня поддерживает председатель государственного обвинения не должно иметь перспективы судебной. Это первое. Второе - я считаю, что доказательства какие-либо серьезные не приведены. Какие-то косвенные доказательства, какие-то, если можно выразиться так, притяжки какие-то существуют, и они очевидны, слышимы, а вот серьезных доказательств никаких не представлено, ни по одному из пунктов обвинения. Мой подзащитный вообще ни разу не признавал свой вины никогда на предварительном следствии ни в судебном заседании.

Вера Володина: Но, по мнению гособвинителя, все подсудимые должны быть признаны виновными в совершении умышленного убийства в составе организованной группы, способом опасным для жизни многих людей, как заявила Ирина Алешина, преступная группа сложилась из карьеристских побуждений Павла Поповских, на которого оказывалось давление бывшим министром обороны Павлом Грачевым. В материалах суда есть не одно свидетельство об угрозах Павла Грачева расформировать 45-й полк ВДВ, если не будет приняты меры против журналиста Холодова, которого Грачев прилюдно называл своим "внутренним врагом номер один". Прокурор попросил назначить бывшему начальнику разведки ВДВ Павлу Поповских 15 лет лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима и конфискацией имущества. Обвинитель считает необходимым лишить его воинского звания полковника и государственных наград. Бывшему командиру спецотряда ВДВ майору Владимиру Морозову прокурор потребовал назначить наказание в виде 14,5 лет лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима, и лишением воинского звания и государственных наград. Заместитель Морозова майор Александр Сорока, должен быть, по мнению обвинения приговорен к 11 годам строгого режима и также лишен воинского звания, и государственных наград. Другому заместителю Морозова Константину Мирзаянцу прокурор потребовал назначить 9 лет строгого режима с лишением воинского звания и государственных наград. Предпринимателю Константину Барковскому, бывшему сослуживцу Морозова и Мирзоянца, обвинение попросило назначить наказание в виде 10 лет строгого режима с конфискацией имущества, лишением воинского звания и государственных наград, а шестому обвиняемому, заместителю генерального директора частного охранного предприятия "Росс" Александру Капунцову прокурор считает необходимым назначить наказание в виде 9 лет лишения свободы в колонии строгого режима. В прениях объявлен перерыв до понедельника. Накануне судебного заседания Зоя и Юрий Холодовы рассуждали о том, как освещался судебный процесс по делу об убийстве их сына:

Зоя Холодова: Точно так же и мои слова, что "мать Дмитрия Холодова требует, чтобы нашли настоящих убийц". Я не требовала этого. Я считаю, что следствие хорошо поработало, много лет работало, а дальше суд должен сам решить. После этого мы решили с прессой общаться как можно меньше. Избегали, действительно убегали, правда, не всегда это удавалось...

Юрий Холодов: Второй печальный опыт общения с прессой, был у нашего адвоката, который тоже говорил, как он понимал его видение этого судебного процесса. Действительно пустили его в телевидение. И получилось так, что впереди дали адвоката подсудимых, он высказывался в пользу, конечно, подсудимых. Наш адвокат, когда начал говорить, корреспондент за него говорит: "И даже адвокат потерпевших подтверждает мнение адвоката подсудимых". В буквальном смысле фальсификация этого разговора. В память о Диме мы обычно никогда не отказывали, после этого мы перестали разговаривать с прессой.

Вера Володина: Зоя Холодова в необъективном освещении процесса винит только журналистов:

Зоя Холодова: Журналисты не так рьяно добывают информацию, а как бы переписывают и пишут практически одно и то же. Не так уж много тех журналистов, которые могут проанализировать. Многие просто не знают настоящей правды, конечно, очень хочется, чтобы пресса освещала мнения не только тех, кто защищает подсудимых. Причем пусть параллельно дается, чтобы люди сами решали. Что будет, конечно, после судебного заседания не знаю. Надеемся, что зло будет наказано, у нас только одна надежда. Через прессу и мы даже не думали никогда воздействовать на членов суда, на общественность, никогда не воздействовали, все, что мы делали, только молчали, молчали и молчали.

Вера Володина: Зоя Холодова подчеркивает, что самую точную информацию о процессе она читала в "Московском комсомольце" объясняя это тем, что опубликовать необъективную информацию не дала бы Екатерина Деева, постоянная участница судебного процесса. Теперь когда материалы дела стали доступными для средств массовой информации, от журналистов зависит, что граждане узнают о процессе по делу об убийстве журналиста.

XS
SM
MD
LG