Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пресс-конференция Владимира Путина

  • Сергей Данилочкин

Ведущий программы "Liberty Live" Сергей Данилочкин беседует с побывавшим на конференции Михаилом Соколовым.

Сергей Данилочкин: В понедельник в Москве президент России Владимир Путин собрал около 700 журналистов и попытался ответить на их вопросы. Насколько удачным было выступление президента - об этом мы поговорим с побывавшим на пресс-конференции нашим корреспондентом Михаилом Соколовым. Михаил, мой первый вопрос, каково, на ваш взгляд, было главное заявление Владимира Путина во время этой пресс-конференции?

Михаил Соколов: Я думаю, что главное заявление, которое несло новость, это все-таки заявление по Белоруссии. Общественности предложена абсолютно ясна формула, что делать, как объединяться или как проводить интеграцию. Или будет единое российско-белорусское государство с общим парламентом, общим руководством, или формула - типа Евросоюза: общий парламент принимает какие-то акты, законы, которые потом ратифицируются национальными парламентами. То есть, середины, того, что существует, союза вот такого, какой он есть, мистический, выгодного Александру Лукашенко пропагандистски, для Путина, в общем, нет. Я думаю, что это очень удачное заявление, оно будет понятно людям, здесь есть действительно и новизна, и вполне оправданный подход. Исходит Путин, прежде всего, из того, что есть официальная белорусская позиция - единого государства, как он сказал, с общим парламентом и общим руководителем, президентом Белоруссия не хочет, такова, значит, воля белорусского народа, значит, нужно идти по формуле ЕС.

Сергей Данилочкин: Михаил, в наши заголовки новостей вынесено заявление Владимира Путина о том, что так называемые "зачистки" в Чечне должны быть прекращены до конца года. Можете ли вы поделиться какими-то подробностями этого заявления?

Михаил Соколов: Владимир Путин, по всей видимости, считает ситуацию в Чечне вполне созревшей, чтобы заставить уставших от произвола федеральной власти умеренных чеченских лидеров сформировать достаточно массовые вооруженные формирования, которые вели бы полномасштабную войну с партизанами. Он сказал, что необходимо создание дееспособных органов внутренних дел Чеченской Республики с боевыми подразделениями в виде ОМОНов и других структур. По всей видимости, это желание вести войну в Чечне руками самих чеченцев, и опять же это, фактически, шаг к формированию некоего союзного России чеченского государства, потому что Путин сказал, что этот шаг будет сопровождаться принятием Конституции Чеченской Республики, но, честно говоря, боевые подразделения, которые были бы в составе российского субъекта Федерации - это некая новость, значит, это будет какой-то особый статус этого субъекта Федерации.

Сергей Данилочкин: Михаил, а каково ваше общее впечатление от конференции? Насколько я понимаю, такие вот специальные пресс-конференции российского президента для прессы, которая аккредитована специально или постоянно в Москве, происходят не часто, всего лишь раз в год?

Михаил Соколов: Это второй опыт Владимира Путина, и я думаю, что для него и для тех, кто организовывает такие мероприятия, он был с пропагандисткой точки зрения достаточно успешным. Много журналистов, достаточно свободное общение, те люди, которые должны были задать заготовленные вопросы, все задали, был определенный элемент и импровизации, под конец президент сам увлекся, взял в свои руки руководство пресс-конференцией и позволил 5-6 провинциальным корреспондентам продолжить это мероприятие, даже узнал немало нового. Например, он и знать не знал, что у прокуратуры были претензии к губернатору Ненецкого округа господину Бутову, того хотели даже доставить на допрос, но неожиданно прокурор этого округа был уволен, видимо, за такую самостоятельность, и теперь Путин пообещал разобраться. То есть, в общем, он показал себя таким раскованным современным руководителем, много говорившим о европейском выборе России, так что с пропагандисткой точки зрения это мероприятие вполне удалось.

Сергей Данилочкин: Михаил, на прошлой пресс-конференции одна из американских журналисток, корреспондент газеты "Philadelphia Enquirer", если мне не изменяет память, задала Владимиру Владимировичу Путину вопрос: "Кто вы господин Путин"? Удалось ли за этот год или в течение новой пресс-конференции ответить на этот вопрос, или вопросов стало больше?

Михаил Соколов: Есть, конечно, и вопросы, но мне кажется, что Путин, по сравнению с прошлым годом, ясно укрепился в своем выборе, это выбор европейского пути развития для России. Не случайно многие из тех предложений, которые делаются правительством - по дебюрократизации, по разнообразным реформам - выглядят вполне в духе того пути, который прошла Европа за последние 10-15 лет, позиции на интеграцию в ЕС, и так далее, это все вполне ясно. Другое дело, что на этой пресс-конференции не были заданы многие больные вопросы в силу специфики ее организации, и по Чечне, и по авторитарным тенденциям во внутреннем развитии страны, но я еще раз хочу сказать, это же пропагандистское мероприятие, оно правильно организовано с претензией на то, чтобы показать свободное общение прессы с руководителем России. Поэтому нельзя много требовать, нельзя требовать, чтобы Владимир Путин раскрылся и рассказал о самом сокровенном, но я повторюсь, многое из того, что им сказано, вполне соответствует тому пути, который прошла Европа. Исключая, наверное, чеченскую войну и подход к ее разрешению, который Путин продемонстрировал на этой пресс-конференции, идею, я бы сказал, внутренней гражданской войны внутри Чечни - мне кажется, что это тот опыт, который был у колониальных государств в 50-е годы, и не всегда удачный.

XS
SM
MD
LG