Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги работы весенней сессии Госдумы


Ведет программу Петр Вайль. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Мумин Шакиров, Александр Дядин, а также ведущий научный сотрудник ВЦИОМ Леонид Седов.

Петр Вайль: Завершилась продленная весенняя сессия Государственной Думы России. Депутаты рассмотрели десятки законопроектов и приняли несколько важных и противоречивых законов. Это, прежде всего, "Закон об обороте сельскохозяйственных земель", "Об альтернативной гражданской службе" и "О противодействии политическому экстремизму". Слово - нашему корреспонденту Мумину Шакирову.

Мумин Шакиров: На весенней сессии были приняты важные законы: о земле, об альтернативной гражданской службе, о российском гражданстве и о противодействии экстремизму. Депутаты разрешили свободную куплю-продажу сельхозугодий в России всем; исключение сделано для иностранцев - им позволено брать землю только в долгосрочную аренду. Категорически против этого документа выступили левые, которым также не пришелся по вкусу закон о противодействии экстремизму. Член фракции "КПРФ" Егор Лигачев не скрывал своих разочарований к концу сессии.

Егор Лигачев: По земле. Суть этого закона состоит в том, что закон предоставляет полное право покупать и продавать землю. Мы же, наша левая оппозиция - аграрно-промышленная группа, коммунисты - стоим за то, чтобы землю сдавать только в аренду на 50 и больше лет. Теперь об экстремизме. Суть этого проекта состоит в том, что каждый чиновник в различных государственных учреждениях может приостановить деятельность партии, а потом уже передать это дело в суд. Короче говоря, этот закон направлен, прежде всего, против левой оппозиции.

Мумин Шакиров: Член фракции "СПС" вице-спикер Государственной Думы Ирина Хакамада, напротив, считает принятый Нижней палатой закон о противодействии экстремизму своевременным. И она рассчитывает, что этот документ защитит и ее лично.

Ирина Хакамада: Вот после того, как мы внесли туда наши поправки, убрали расширенное определение экстремизма, убрали расширенные полномочия органов, наполовину, на 50% я удовлетворена, потому что на самом деле я тоже устала слушать вопли групп людей: "Японское отродье, убирайся вон из России!"; и я это слышала и в Брянске, и около Государственной Думы. Меры какие-то принимать надо.

Мумин Шакиров: В России с января 2004 года впервые вступит в силу закон об альтернативной гражданской службе. Депутаты в угоду военным приняли жесткий правительственный вариант этого документа. Как и в большинстве случаев, Белый дом получил поддержку центристов, которые обладают контрольным пакетом голосов в Госдуме; правые не сумели отстоять свои либеральные поправки. На итоговой пресс-конференции лидер фракции "Яблоко" Григорий Явлинский еще раз отметил репрессивный и мало эффективный характер этого закона.

Григорий Явлинский: Когда множество молодых людей услышало про это закон об альтернативном рабстве - "здесь ничего не будет, мы здесь не нужны, интеллектуальный потенциал не нужен; люди, которые могут учиться, здесь не нужны; и можно покидать, и спасать свои возможности и способности где-нибудь в другом месте".

Мумин Шакиров: Григорий Явлинский также не приемлет окончательный вариант закона о гражданстве Российской Федерации.

Григорий Явлинский: Учитывая нашу демографическую ситуацию, можно говорить, что закон этот просто ставит шлагбаум для возможных решений о разумной политике миграции и заселения Сибири и Дальнего Востока и вообще укрепления нашего экономического потенциала.

Мумин Шакиров: Но есть законы, где мнения центристов и "правых" совпадали. Председатель комитета Госдумы по бюджету и налогам Александр Жуков, член фракции "Регионы России" выделяет экономический пакет документов.

Александр Жуков: В первую очередь, наверное, я бы отметил Земельный кодекс - один из важнейших законов, который влияют на нашу экономику, на инвестиционный климат в России. Безусловно, закон о банкротстве, несколько налоговых законов являются важнейшим звеньями в налоговой реформе. Также закон, касающийся налогов на малый бизнес, на малых предпринимателей.

Мумин Шакиров: Один из лидеров "СПС" депутат Борис Надеждин не скрывает радости по поводу принятия законов, касающихся права и избирательных процедур.

Борис Надеждин: Не стыдно за процессуальные кодексы: УПК, ГПК, АПК. При всем при том, что там есть шероховатости, это фундаментальный прорыв вперед. Не стыдно за избирательный закон, который стал более демократичным, не стыдно за закон о снижении налогов, в том числе на малый бизнес. Не стыдно за закон об адвокатуре.

Мумин Шакиров: Госдума давно перестала быть местом, где разгораются страсти и конфликты по поводу принятия ключевых законов и политических решений. Левым часто оппонируют центристы, а еще больше - представители правых фракций. Коммунисты и их сторонники молча проглатывают обиды и на сегодняшний момент не имеют никаких ресурсов изменить расклад сил в Охотном ряду в свою пользу. Их антиподы-правые также остаются в меньшинстве и не видят выхода из этой ситуации. Вице-спикеру Нижней палаты Ирине Хакамаде остается только констатировать тот факт, что последнее слово в Думе принадлежит про-президентским фракциям и объединениям.

Ирина Хакамада: Дума - это машина для голосования. И с этим надо бороться, но каким образом? Бороться можно только завоевав больше мест в следующей Думе, а для этого, конечно, необходимо определить стратегических союзников, дать свободу и конкурентность всем политическим партиям, в том числе и выступать на ведущих государственных каналах. Сейчас этого нет.

Мумин Шакиров: Можно что-то еще предпринять в этот срок?

Ирина Хакамада: Я считаю, ничего нельзя предпринимать, можно только делать политические заявления, как бы наращивать прессинг на власть.

Мумин Шакиров: Один из видных центристов, руководитель депутатского объединения "Регионы России" Олег Морозов не скрывает свою близость к исполнительной власти, но по-своему расставляет приоритеты.

Олег Морозов: Мы не скрываем, что мы про-президентская организация, поддерживаем основные шаги президента Путина и, наверное, в этом состоит этот результат. Хотя, я должен сказать, что в отличие, например, от своего предшественника, господин Путин подавляющее большинство своих инициатив до того, как они вносятся в Государственную Думу, обсуждает с лидерами фракций. Поэтому президент искал поддержки у думского большинства, объясняя свою позицию, он ее получил. Что касается правительства, здесь вообще иная ситуация. Давайте возьмем эту сессию: не было ни одного случая, чтобы правительство внесло в Государственную Думу законодательную инициативу по принципиальному вопросу без того, чтобы предварительно не согласовать эту инициативу, концепцию, с думским большинством.

Мумин Шакиров: На весенней сессии было принято около 50 федеральных законов. Много это или мало? Первый вице-спикер Государственной Думы Любовь Слиска убеждена, что Нижняя палата могла бы работать более эффективно.

Любовь Слиска: Представление законодательных инициатив правительства ровно в два раза упало по сравнению с прошлым годом. И при том же количестве пленарных заседаний у нас рассмотрено практически в два раза меньше и принято законов, и подписано президентом, чем в ту же сессию прошлого 2001 года. Я считаю, что нельзя тогда загружать повестку законами, лишь бы отметиться перед депутатами, заведомо зная, что закон не будет принят, а потом и перенесен. Что если закон более двух раз не рассматривается на пленарном заседании, либо два раза снимается комитетом с рассмотрения, то он вообще снимается с дальнейшего рассмотрения.

Мумин Шакиров: Григорий Явлинский, выделяя положительные моменты в работе Государственной думы, где были приняты важнейшие документы, связывает реализацию этих законопроектов прежде всего с эффективной работой судебной системы.

Григорий Явлинский: Если не будет решен вопрос с независимым судом, это все работать не будет. Нужна политическая воля - что это означает? Пока президент не поддержит своим политическими возможностями решения, принимаемые независимые судом, и защитит суд, до тех пор вся эта цепочка будет работать бесконечно затруднительно.

Мумин Шакиров: Первого июля депутаты уходят в отпуск. Осенью предстоит серьезная борьба за бюджет 2003 года, на кону реформа РАО "ЕЭС России" и первая проба сил накануне очередных выборов Государственную Думу.

Петр Вайль: "Довольны ли вы работой депутатов Государственной Думы, за которых голосовали?" - с таким вопросом наши корреспонденты обратились к прохожим на улицах разных городов России. Послушаем ответы жителей Санкт-Петербурга.

Мужчина: Мало что известно об их работе, и толку никакого. Все зависит только от тебя: если ты что-то хочешь и можешь, что-то и получится. Только сам. Что они там делают, вы же понимаете...

Женщина: Действительно страшный вопрос. Поскольку мы голосуем за тех, кого не знаем, так же с успехом забываем их фамилии. Потом, естественно, очень трудно проследить, чем он там в этой Думе занимается. Судя по тому, что мы живем не лучше, а хуже, хотелось бы, чтобы они лучше работали. Есть такая пословица, что народ достоин своего правительства, так же и мы наверное...

Мужчина: Удовлетворительно, на "троечку", будем говорить так. Депутата в Госдуме я не помню, по Ленобласти помню -это Ботко. В Госдуме не помню, по-моему, я даже не голосовал, потому что меня не было здесь. В перспективе надежда есть, что приняты некоторые законы, удовлетворяющие экономику, бизнес и все прочее; но в общем-то мышиная возня получается - ничего конкретного не принято пока.

Женщина: Если по большому счету, то, конечно, очень много сделано, надо им должное отдать. По благоустройству, какие-то коммунальные решались вопросы. Но конкретные вопросы не выполнялись - может какие-то у них несовмещения, до сих пор не выяснили еще.

Мужчина: Не слежу за Государственной Думой и не знаю, как оценить их деятельность. Я даже не голосовал. Думаю, что мало повлияет мой голос на выборы депутатов - решат и без меня.

Женщина: Я ничего не знаю, я не интересуюсь думами всякими - просто работаю, поздно прихожу домой, больше интересуют какие-нибудь события, которые происходят. А там он сидят, и такое ощущение, что никогда ничего не делают.

Мужчина: Одно и то же изо дня в день, из года в год. Я не смотрю телевизор и не читаю газет, поэтому ничего не могу сказать по этому поводу. Проблемы все равно останутся, и Дума их не решит - сами должны решать.

Женщина: Не скажу - настолько мало интересуюсь данным вопросом.

Мужчина: Я военнослужащий, поэтому мне трудно оценить такую работу. У нас свои начальники военные, я больше привык к командам, и так далее. Мне достаточно моего уровня: замыкаешь на генерала, и этого достаточно, и мне трудно оценить деятельность Думы.

Мужчина: Я же не знаю их деятельности. Вот своим депутатом я очень доволен - она изумительная женщина. Я - пенсионер, и она старается, чтобы пенсию нам добавить, чтобы нищих людей был поменьше. Если бы такие депутаты были, и женщинам больше доверяли, а то там балбесов очень много, мужиков - дерутся, и так далее. Женщин надо туда больше - они больше принимают разумных решений.

Женщина: Вам лучше с моим мужем разговаривать, я не слежу за политикой. Не интересно, меня больше волнуют мои домашние дела и проблемы.

Мужчина: Я бы охарактеризовал с отрицательной стороны их деятельность. Хотя бы, когда пошла эта перестройка, очень много было и в то время уже беспризорности, а вроде бы только сейчас они увидели, что дети - наше будущее, понимаете. До такой степени это уже пошло, что дальше уже некуда. Вот и увидели, наверное...

Женщина: Тут я вам, к сожалению, не помощник, потому что не очень отслеживаю работу Государственной Думы. И, если судить по собственному окладу, я бы сказала, что это результаты нулевые.

Александр Дядин: Так петербуржцы отвечали на вопрос "Довольны ли вы работой депутатов Государственной Думы, за которых голосовали?".

Петр Вайль: На линии прямого эфира по телефону из Москвы - ведущий научный сотрудник ВЦИОМ Леонид Седов. Мы слышали - я думаю, что это довольно представительно - либо человек не интересуется, за редчайшим исключением, а если интересуется, то не доволен, потому что там все бездельники сидят. Что это такое?

Леонид Седов: Вы знаете, довольно кошмарная картина, которую мы услышали об отношении простых людей к работе законодательного органа государства. Она частично находит подтверждение в результатах наших опросов общероссийских, но все же можно констатировать, что примерно треть наших опрашиваемых все-таки дает какую-то более положительную оценку. В каком смысле? 5% говорят, что Дума активно и эффективно работает, принимает нужные для России законы и решения. Это мало, конечно, очень. Но еще 27% считают, что Дума обсуждает нужные законы и решения, но не может провести их в жизнь. Вот такое менее существует; и то, о чем говорил Явлинский, что нужна политическая воля, чтобы эти законы и решения воплощались в жизнь. А 50%, действительно, говорят, что Дума занимается ненужными обсуждениями, выясняет отношения между фракциями; правда, этот вопрос задавался как раз в разгар "дележки кресел". А то, что "ничего не знаю о Думе и ничего не хочу знать" - это 12%. Еще 6% "затрудняются", следовательно, тоже не очень в курсе дела. Так приблизительно 18%. Вот такая объективная картина общероссийская. Кстати, жители столиц чаще говорят, что Дума занимается ненужными обсуждениями; в Москве и Санкт-Петербурге эта цифра составляет 72%. Так что, вот тут такой есть уклон.

Петр Вайль: Скажите, а в какой мере это еще инерция прежних времен, когда кто-то там выбирался, где-то заседал, никто ничего не знал? Знаете, как нет связи, как какие-нибудь аборигены не связывают акт зачатия с рождением ребенка - это два разных действия. Так и тут - где-то проголосовал, а кто-то там сидит в Госдуме.

Леонид Седов: Нет традиции уважения к закону, понимания того, что законы, принимаемые законодательным органом - это нечто очень важное. Если у нас судья может сказать: "Это ваша Конституция", и принять решение, которое противоречит Конституции, то ясно, что простой человек тоже так относится. Понимаете, эти "ненужные обсуждения" - нет понимания. И когда оно придет, трудно сказать.

Петр Вайль: И очень коротко, господин Седов. Вопрос об альтернативной гражданской службе - это же, вроде бы, затрагивает всех, у кого дети подрастают или уже призывного возраста.

Леонид Седов: Безусловно, к этому закону, наверное, внимание более высокое. Тем более что большинство людей у нас - за возможность альтернативной службы. Это только 25% опрашиваемых считают, что служба не нужна вообще. А остальные так или иначе считают это важным. За службу близких в альтернативном виде высказываются только 28%, а 54% предпочитают по старинке, чтобы 2 года люди проходили службу в войсках.

XS
SM
MD
LG