Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Военная прокуратура считает необоснованным оправдательный приговор группе спецназовцев капитана Ульмана


Программу ведет Владимир Бабурин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.

Владимир Бабурин: В Ростове-на-Дону закончился долгий судебный процесс по делу группы спецназа ГРУ, она обвинялась в убийстве шести мирных жителей Чечни. Приговор некоторые из наших коллег назвали сенсацией. Накануне около двух часов дня коллегия присяжных заседателей Северокавказского окружного суда удалилась для вынесения приговора, и примерно через пять часов присяжные объявили: военнослужащие в момент совершения инкриминируемых им действий не выходили за пределы своих полномочий. На этом основании судья принял решение оправдать всех подсудимых и освободить их. Командир разведгруппы Эдуард Ульман был отпущен из-под стражи в зале суда, остальные подсудимые находились под подпиской о невыезде. Но уже в пятницу заместитель Генерального прокурора России главный военный прокурор Александр Савенков заявил, что приговор должен быть обжалован.

Олег Кусов: Капитан Эдуард Ульман и трое его подчиненных, согласно материалам дела, находясь в разведке в районе горного селения Дай, расстреляли автомобиль УАЗ. В нем находились шесть мирных жителей, один из которых во время обстрела был убит. Остальных пассажиров автомобиля военные арестовали. Капитан Ульман связался со своим начальством и якобы получил приказ на уничтожение арестованных чеченцев. Приказ, согласно уголовному делу, был приведен в исполнение лейтенантом Александром Калаганским и прапорщиком Владимиром Воеводиным. Тела убитых чеченцев спецназовцы положили в автомобиль, после чего подожгли его.

Коллегия присяжных заседателей Северокавказского военного суда оправдала группу капитана Ульмана в связи с тем, что, как сообщают информационные агентства, военнослужащие не выходили за пределы своих полномочий. Подобный вердикт вызвал резкую критику у представителей администрации Чеченской республики и российских правозащитников. Президент Чечни Ахмад Кадыров подчеркнул, что "политика двойных стандартов разрушает основы стабильности в Чечне, подрывает веру населения в то, что в ближайшем будущем оно сможет стать равноправным в семье российских народов". Говорит руководитель пресс-службы постоянного представительства Чечни при президенте России Эди Исаев.

Эди Исаев: Присяжный суд для Осетии является новым явлением. Здесь, мне кажется, преобладали эмоции, чем юридическая сила. Кто бы он ни был, оправдания этим деяниям нет. Я думаю, что все это будет пересматриваться Верховным судом нашей страны. Оправдание капитана Ульмана в обществе воспринято очень отрицательно. Спрашивается, где наши законы? Почему человек имеет право лишить жизни другого и остаться на свободе? Я понимаю, что если бы это было связано с конкретным лицом, кто-то виноват, если в ходе боевых действий убили - это понятно. Но в данном случае просто мирные жители, в том числе ребенок и учительница, я считаю, тут оправдания нет. Закон для всех. Мы занимаем первое место в мире по количеству издаваемых законов, но исполняем законы только на 15%. Поэтому здесь или давление или чисто политически вопрос рассматривали, ни того, ни другого быть не должно. Сегодня в Чечне более трех тысяч человек пропали без вести, пропали много без вести наших молодых солдат. Мне кажется, когда мы начинаем играть на незаконных действиях, это только наносит вред.

Олег Кусов: Член совета правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов подчеркнул, что действия военных в Чечне в судебных и правоохранительных органах зачастую получают достаточно широкое толкование.

Александр Черкасов: Коллегия присяжных сочла, что Ульман невиновен в этом убийстве. Дело в том, что Ульман исполнял приказ, он исполнял приказ полковника Плотникова. Если таково решение присяжных, то почему на свободе полковник Плотников? Если его неправомерный, скажем честно, преступный приказ послужил причиной смерти шести человек, почему тут же не начата в отношении него судебная процедура?

Во-вторых, исполнение неправомерного приказа необязательно. Статья 2 части 42 Уголовного кодекса указывает, что лицо, выполнившее заведомо незаконный приказ, подлежит наказанию на общих основаниях. Почему присяжные не учли это? В России, в Советском Союзе был большой опыт процессов над пособниками нацистов времен Второй мировой войны. Полицаев судили и осуждали, несмотря на то, что, наверняка, они все или большинство из них говорили, что всего лишь исполняли приказ. Почему здесь осуждение военных преступников прервано?

Те, кто был убит Ульманом и его подчиненными, те трое, которые выжили при обстреле машины и были убиты только потом, про них было известно, что они мирные жители, что они не участники боевых действий. За их убийство оправдывают. Одновременно в другом суде был осужден Доку Джантимиров, который был причастен к уничтожению российского вертолета МИ-26 в августе 2002 года над Ханкалой. Он получил пожизненное заключение, хотя это, несомненно, был эпизод боевых действий, а все находившиеся в вертолете были военнослужащими. То есть его судили по законам мирного времени. В то же время про капитана Ульмана говорят, что он действовал в боевой обстановке. Получается, что у нас есть боевая обстановка для одной из воюющих сторон и мирное время для другой воюющей стороны. Во всяком случае единого закона, да и закона вообще в отношении участников вооруженного конфликта в Чеченской республике пока в России нет.

Суд присяжных имеет свою специфику: судья должен сформулировать вопросы так, чтобы присяжные могли четко и ясно для себя ответить на поставленные вопросы. Сколько таких вопросов может быть? Один, два, три, пять, семь. Здесь их было более тридцати. Надо посмотреть, а насколько, собственно, процедура была соблюдена, насколько корректно были сформулированы вопросы, поставленные перед присяжными.

Олег Кусов: Расстрел мирных жителей в Шатойском районе мог взорвать обстановку в этой части Чечни.

Александр Черкасов: События января 2002 года на горной дороге едва не взорвали ситуацию в Шатойском районе, который был относительно мирным до этого. Там не было столь масштабных боевых действий ни с той, ни с другой стороны. Однако же убийство шести мирных жителей вполне могло вызвать вал диверсионных партизанских террористических акций. Тогда этого не произошло в значительной мере потому, что органы военной прокуратуры начали расследование дела. Видимо, жители надеялись, что есть закон. Присяжные, которые выносили вердикт в отношении Ульмана, вряд ли думали о том, что в Шатойском районе по-прежнему находится значительная группировка федеральных сил. Если раньше те из жителей горной Чечни, у которых были убиты или иным образом пострадали родственники во время войны, могли надеяться на правосудие и потому не примыкали к сепаратистам, то теперь присяжные своим решением вряд ли успокоили обстановку в Шатойском районе.

Олег Кусов: Заместитель Генерального прокурора России главный военный прокурор Александр Савенков заявил, что оправдательный приговор по делу четырех военнослужащих будет обжалован. Как сказал Савенков, "в России не может быть закона, позволяющего убивать мирных граждан".

XS
SM
MD
LG