Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чечня после похорон Ахмада Кадырова


Программу ведет Кирилл Кобрин. Участвует корреспондент Радио Свобода в Чечне Амина Азимова, с политологом Рустамом Калиевым беседовал Олег Кусов.

Кирилл Кобрин: В чеченском селе Центорой прошли похороны президента Чечни Ахмада Кадырова, погибшего в результате теракта 9 мая в Грозном. Напомню, что в результате теракта погибли, по официальным данным, 6 человек, ранены - около 60. Среди раненых - командующий Объединенной группировкой российских войск Валерий Баранов. Сегодня же исполняющий обязанности президента Чечни Сергей Абрамов назначил сына Ахмада Кадырова - Рамзана - первым заместителем главы правительства республики. Репортаж Амины Азимовой.

Амина Азимова: Похороны Ахмада Кадырова проходили в его родном селе Центорой в Гудермесском районе Чечни, куда с самого рассвета начали стекаться сотни людей. Официальная часть мероприятия началась в 10 часов утра с траурного шествия от дома Кадыровых до местного кладбища. В центре траурной процессии, насчитывавшей примерно 2-2,5 тысячи человек, шли ближайшие родственники убитого. Носилки с телом Ахмада Кадырова, накрытого белой национальный буркой, несли двое его сыновей, Рамзан и Зелимхан, которые не скрывали своих слез, а также брат и отец Кадырова.

По мусульманским обычаям на кладбище не принято произносить речей. Вся процедура захоронения Кадырова заняла несколько минут. После чего мужчины, - а женщинам находиться на кладбище не разрешает ислам, - совершили ритуальный похоронный обряд. На похоронах Ахмада Кадырова кроме местных жителей присутствовали и некоторые из руководителей северокавказских краев и республик: губернатор Краснодарского края Александр Ткачев, председатель Госсовета Дагестана Магомед-Али Магомедов, президент Ингушетии Мурат Зязиков. Кроме того, на траурной церемонии присутствовало практически все чеченское правительство.

Усиленные меры безопасности, предпринятые республиканскими правоохранительными органами, были заметны уже при выезде из Грозного. Это и тщательная проверка документов, и досмотр автомобилей и содержимого сумок, и многочисленные кордоны и заграждения на дорогах. Только на отрезке пути от Гудермеса до Центороя на протяжении 18 километров я насчитала не менее 12 блок-постов, на многих из них дежурили также женщины-милиционеры - специально для того, чтобы лично досматривать всех направлявшихся в Центорой женщин. Ровно в 12 часов дня похоронные мероприятия завершились. Из постепенно пустеющего кладбищенского двора в сопровождении своей охраны последним вышел Рамзан Кадыров. Он сам вырыл могилу отцу рядом с могилами пятерых его охранников, убитых в 1998-м году во время одного из покушений на тогдашнего муфтия Кадырова в еще мирной Чечне. На могилах кадыровских охранников длинные шесты с флагами, в знак того, что они стали шахидами. На кадыровской могиле символ мученика за веру устанавливать не стали.

Кирилл Кобрин: Отказавшись от введения на территории Чечни прямого президентского правления, Кремль дал понять, что не собирается менять свою политику в регионе. Так считает политолог Рустам Калиев, с которым побеседовал наш корреспондент Олег Кусов.

Олег Кусов: Рустам, гибель президента Чечни Ахмада Кадырова не изменит расстановку сил внутри республики?

Рустам Калиев: На данном этапе, полагаю, никак не повлияет. Она могла бы повлиять, федеральный центр вынужден был бы предпринимать радикальные шаги для обеспечения хотя бы относительной стабильности в Чечне. Например, обеспечить премьера Абрамова, по конституции уже исполняющего обязанности президента Чечни, дополнительными полномочиями. Думаю, именно для этого на следующий день после смерти Кадырова появился указ о назначении первым заместителем председателя правительства Чечни сына Ахмада-Хаджи Рамзана Кадырова. Уверен, что за этим не угадывается решение Кремля делать из него преемника Ахмада Кадырова, хотя еще рано говорить о том, как сама ситуация будет развиваться. Все же очевидно, что возможная паника на уровне чеченских чиновников уже минимизирована после оперативного подтверждения полномочий Абрамова и той самой встречи Рамзана Кадырова с президентом Путиным, которую показывали по всем федеральным каналам. Думаю, это обстоятельство, возможно, является неким посылом российского президента, призванным подтвердить, что начатые в Чечне политические процессы будут продолжены вопреки всему. Гибель Кадырова, безусловно, удар для Путина, но не провал его политики. Дело в том, что политика Путина в Чечне не заключалась только в поддержке Кадырова. Если после столь масштабного теракта в Чечне говорят о новых выборах, а не о прямом федеральном правлении, к чему призывали некоторые депутаты Думы, это, можно сказать, успех. Еще рано давать какие-то оценки, тем не менее, основные постулаты мы уже наблюдаем. А что будет на самом деле - сложно говорить.

Олег Кусов: Но ведь Ахмад Кадыров выстраивал силовые структуры республики по своему взгляду, на свое усмотрение?

Рустам Калиев: Несмотря на то, что он формировал по своему усмотрению эти многочисленные отряды и группы вокруг себя, в этом нет ничего удивительного. Это в принципе устраивало федеральный центр, потому что это была какая-то предсказуемая для него форма. Я не думаю, что она разваливается автоматически со смертью Ахмад-Хаджи. Задача федерального центра сейчас в том, чтобы все это сохранить. Если бы были предприняты какие-то радикальные шаги в этом направлении, например, введение прямого президентского правления, абсолютное игнорирование внутреннего устава Чеченской Республики, тогда бы мы получили новую волну сепаратизма. Но все останется на своих местах. По большому счету, эти люди, которые были вооружены, и сейчас вооружены, они никуда не денутся. Не думаю, что они автоматически перебегут к Масхадову или куда-то еще. Не нарушено главное условие, главное достижение кадыровского правления, которое заключается именно в этом уставе, которому, к сожалению, очень редко придается значение. Но в Чечне это видят, как ни в каком другом месте.

Олег Кусов: Вы считаете, что федеральному центру сегодня в Чечне нужен новый Кадыров?

Рустам Калиев: По крайней мере, человек, столь же стабильный, которому федеральный центр может не меньше доверять, столь же последовательный и лично преданный нынешней российской власти человек, безусловно, нужен. Хотя я не думаю, что такую фигуру можно найти, и, скорее всего, это будет компромиссная фигура. Вряд ли сейчас можно говорить о персоналиях. Почти наверняка выйдут на арену уже известные нам имена, это и Аслаханов, и Маигов, и Хасбулатов.

Олег Кусов: Очень много говорилось о том, что Ахмад Кадыров брал на себя очень много полномочий, выстраивая свою систему власти и лишая в какой-то степени российских военных контроля над Чечней. Эта попытка взять на себя слишком много, не была ли она ошибкой со стороны Ахмада Кадырова?

Рустам Калиев: Конечно же, были такие моменты. Если мы вспомним даже договор о разграничении полномочий между Федеральным центром и Чеченской Республикой, который, как мы помним, совсем недавно отложен в долгий ящик, о котором много сначала говорилось, даже в этом документе мы видим, что полномочия этого субъекта Федерации были в ряде мест завышены даже больше, чем в дудаевской радикальной форме аналогичного договора. Тем не менее, в целом Кадыров, конечно же, был президентом переходного периода. Он был востребован федеральным центром именно в таком качестве, в каком он был. У центра не оставалось, по большому счету, другого выбора. Либо жесткий, не всегда устраивающий даже федеральный центр руководитель, который имеет определенные представления о том, каким образом можно решать те или иные проблемы, которые федеральный центр не может озвучивать, в том числе и борьба с терроризмом – методы, которыми эта борьба велась; такой человек был нужен, и он эту миссию выполнял...

XS
SM
MD
LG