Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

15 лет назад открылся первый Съезд народных депутатов СССР – как сейчас вспоминает страна свой порыв к демократии?


Программу ведет Андрей Шарый. Владимир Бабурин беседует с академиком Юрием Рыжовым.

Андрей Шарый: 15 лет назад в Кремлевском Дворце съездов открылся первый Съезд народных депутатов Советского Союза, выбранных на первых в советском государстве альтернативных выборах. Такого политического форума страна прежде не видела. Заседания съезда, в которых обсуждались планы реформы КПСС и всего общества, транслировались по радио и телевидению. Это был расцвет горбачевской политики гласности. Рассказывает Владимир Бабурин:

Владимир Бабурин: Ни одному телевизионному сериалу, ни даже, пожалуй, четырем прошедшим за последние 15 лет чемпионатам мира по футболу и присниться не могла такая аудитория, какую собрал первый Съезд народных депутатов СССР. 25 мая 1989-го года страна прилипла к телевизорам и радиоприемникам, чтобы не отходить две недели. Кто и как в эти дни работал, я до сих пор не понимаю. Депутаты, выбранные на первых альтернативных выборах, да не все, две трети, остальные от общественных организаций, то есть от филиалов, по сути, КПСС. Да, выборы не стоит называть демократическими, но бюрократические препоны порой срабатывали против своих строителей. Ельцин набрал в Москве 90 процентов голосов, хотя его не должны были допустить до последнего тура. Независимые депутаты одержали и еще ряд побед в крупных городах, а на съезде, сформировав межрегиональную группу, перешли в открытую оппозицию и Горбачеву, и большинству съезда, которое Юрий Афанасьев назвал агрессивно-послушным. Но у него, у этого большинства появились реальные политические конкуренты. Вспоминает академик Юрий Рыжов, член Межрегиональной группы.

Юрий Алексеевич, я знаю, что в субботу бывшие депутаты межрегиональной группы собирались, что вспоминали?

Юрий Рыжов: Все вспоминали. Вспоминали, как это было здорово, какие были надежды. Самое главное, были рады посмотреть друг на друга, несмотря, что пути пошли по разным самым векторам. Но, тем не менее, воспоминания о тех временах объединило, и лица стали все снова хорошие.

Владимир Бабурин: Когда был избран координационный совет вашей группы, пять сопредседателей, многие тогда говорили, что самое важное, что Горбачев перестал быть единоличным лидером перестройки, и у него появились политические конкуренты. Так ли это важно сегодня?

Юрий Рыжов: Я думаю, не так важно. Дело было совсем не в этом, все равно страна не могла существовать в той форме, в какой она существовала. И не надо говорить, что так называемые демократы, как теперь любят говорить, развалили страну, она была на грани развала уже к этому времени. Сейчас, оглядываясь на 10-15 прошедших лет, осознаешь с опозданием, что большинство из прискорбно произошедшего не могло не произойти. Если нам хотелось предвидеть такой ход событий, следовало бы внимательнее, непредвзято вглядеться в историю страны и народов, ее населяющих, причем не в ХХ столетии, а минимум трех-четырех последних веков. Увы, мы не оглянулись, да и с памятью было неважно.

Владимир Бабурин: А что, по-вашему, из того, что не удалось сделать?

Юрий Рыжов: Где-то на границе 80-90-х годов в силу экономических обстоятельств приоритет был отдан решению экономического вопроса, и была закрыта вторая, но более важная составляющая любого демократического процесса - это правозащита, защита прав и свобод личности. Мы получили в результате такую демократию, которую имеем, и такую экономику, которую имеем. В силу того, что приоритет вынужденно в начале 1992-го года был отдан решению проблемы либерализации экономики без защиты прав. А в результате в массах преобладает государственно-милитаристское сознание, которое пренебрегает правами и безопасностью личности. Мифологизированные представления о собственной истории, о величии страны, когда подлинные завоевания подменяются ложными символами, идолами, а иные элементы ущербности возводятся чуть ли ни в ранг достоинств.

Владимир Бабурин: Естественно, самой яркой фигурой на первом съезде был академик Андрей Сахаров. Елена Георгиевна Боннэр, когда последний раз приезжала в Москву, я был у нее в гостях, она мне сказала: "Володя, я вам сейчас скажу, пожалуй, страшную вещь, но вы меня поймите - я так рада, что Андрей не дожил до этого".

Юрий Рыжов: Вы знаете, мне тоже так кажется, я тут с ней согласен. Для него это было бы еще большим ударом, чем неожиданная смерть.

Владимир Бабурин: Казалось бы, 15 лет - ничтожный по историческим меркам срок, особенно в России, где руководитель традиционно уплывал из власти на орудийном лафете по Красной площади, за редким, едва ли не единственным исключением. Но за эти 15 лет властная элита сменилась полностью. Из народных депутатов первого призыва в политике единицы, да и то те, кто не был на первых ролях ни 15 лет назад, ни сейчас. Харизматические фигуры, будь-то Горбачев, Ельцин, или даже таксист Сухов - другие, да и страна другая. Советский Союз вместе с народными депутатами пережил свой первый съезд на два с небольшим года.

XS
SM
MD
LG