Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Причины лесных пожаров в России и их профилактика


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Марина Ильющенко, Антон Лузгин, Михаил Саленков и Андрей Шароградский, начальник отдела охраны лесов от пожаров Министерства природы России Алексей Ермоленко, эксперт Международного социально-экологического союза России Алексей Григорьев.

Андрей Шарый: Ежегодно почти национальным бедствием для России становятся пожары, которые разгораются в лесах на всей территории страны, от Дальнего Востока до Калининграда. Не лучшее положение складывается и в этом году. О некоторых очагах лесных пожаров рассказывают наши корреспонденты. Из Благовещенска - Антон Лузгин:

Антон Лузгин: Пожаров подобного масштаба не было в Приамурье последние 10 лет. За первую неделю мая произошло 360 пожаров по вине людей. Брошенный окурок едва не уничтожил деревню Мостовое в Белогорском районе. Вокруг деревни загорелась трава. Пожар разошелся на 22 километра. Ситуация осложнилась тем, что в Мостовом нет пожарной дружины, по этой причине не пришла помощь из соседнего села, на момент пожара не было телефонной связи. Пожарные прибыли только через полтора часа, когда полностью сгорели два дома. К счастью, никто не пострадал. До этого в селах Смелом и Лукьяновке Октябрьского района сгорело 32 дома. По словам местных жителей, пожарных долго ждали из районного центра. Сейчас местные власти решают вопрос, куда расселять оставшихся без жилья людей. По области идет сбор средств для оказания помощи погорельцам.

По информации пресс-центра управления противопожарной службы стала почти типичной ситуация, когда в отдаленных деревнях нет пожарных дружин и средств связи. На это, как заявляют в районных администрациях, не хватает денег. По мнению губернатора Амурской области Владимира Коробкова, подобные объяснения не могут служить оправданием, и рассматривается вопрос о снятии с должности главы Октябрьского района, где сгорели десятки домов. Сейчас огнем охвачены почти все южные районы области, на тушении пожаров заняты 240 человек, однако, как заявили в областной администрации, людей катастрофически не хватает. Область собирается просить помощь в других регионах. С техникой дела обстоят не лучше. Огонь тушат с 4 самолетов "АН-2" и двух вертолетов, но топливо для них осталась всего на три дня. Поэтому Министерством природных ресурсов России на центральную авиабазу направлена заявка для срочной доставки горючего в Приамурье.

Андрей Шарый: Из Хабаровска - Марина Ильющенко:

Марина Ильющенко: Около девяноста лесных пожаров зафиксированы сотрудниками Дальневосточной авиабазы охраны лесов. Большинство очагов находятся на территории Хабаровского края. По сообщению главного управления природных ресурсов и охраны окружающей среды, на сегодня в Хабаровском крае зафиксировано 55 пожаров на площади свыше 20 тысяч гектаров. В 9 из 10 районах края горит лес, огнем охвачено 500 гектаров Комсомольского заповедника, где 80 процентов площади занимают леса. В этом заповеднике проводится наблюдение за нерестом лососевых рыб и перелетом водоплавающих птиц. Если огонь распространится, то потушить его будет сложно, поскольку заповедная зона включает горные гряды, по площади значительно превосходящие равнины.

На тушении огня работают 847 человек, 13 вертолетов и 177 единиц техники. В Хабаровске дым от распространяющихся пожаров особенно ощущается жителями города в ночное время. По данным дальневосточного центра мониторинга загрязнения окружающей среды, с 4 по 7 мая было зарегистрировано превышение содержания а атмосфере оксида углерода - в 1,2 раза больше нормы, и диоксида азота - в 1,5 раза больше нормы. Специалисты утверждают, что такие показатели могут быть вызваны, как пожарами, так и содержанием в атмосфере транспортных выхлопов. На станциях мониторинга в Хабаровске пробы воздуха пока берутся как обычно три раза в сутки. Если в связи с пожарами будет объявлена чрезвычайная ситуация в Хабаровском крае, то пробы будут брать каждые три часа, и не только на станциях мониторинга, но и на улицах города.

Андрей Шарый: О том, как складывается ситуация с лесными пожарами в целом по России, насколько организации, отвечающие за пожарную безопасность, оказались к ней готовы, корреспондент Радио Свобода Михаил Саленков беседовал с начальником отдела охраны лесов от пожаров Министерства природы России Алексеем Ермоленко:

Михаил Саленков: Сколько сейчас лесных пожаров на территории Российской Федерации и где наибольшее количество возгораний?

Алексей Ермоленко: На территории лесного фонда МПР сейчас действуют 527 пожаров. Из них за день возникло 126, кроме того, хочу отметить, что 141 пожар был потушен в день обнаружения. Это говорит о достаточно оперативной работе. Площадь, пройденная пожарами с начала пожароопасного сезона, составляет 225 тысяч гектаров. По лесам Министерства обороны сейчас действуют три пожара, по заповедникам сейчас на данный момент действуют два пожара, на площади около 600 гектаров. Особенно опасные в пожарном отношении субъекты - Читинская область и Республика Бурятия. В Читинской области сейчас действуют 183 пожара, и в Бурятии 105, из них возникло за день 26. Там достаточно сухая и ветреная погода. Все пожары пока находятся под контролем. На пожар сейчас работает по Министерству природных ресурсов 7583 человека, в том числе около двух тысяч привлеченных, арендаторы... Работает 57 воздушных судов, самолетов и вертолетов и около 1300 единиц технических средств пожарных автомобилей, вездеходов и бульдозеров.

Михаил Саленков: Алексей Александрович, можете ли вы сказать, какие предпринимаются меры по предупреждению лесных пожаров?

Алексей Ермоленко: Ведется активная пропаганда, работа с населением, ведется работа по созданию противопожарных барьеров, мини-зон и полос, проверяются лесопользователи, арендаторы, любые люди, ведущие свою деятельность на территории лесного фонда, они также все проверены на наличие средств пожаротушения, как они выполняют правила пожарной безопасности, и так далее. Естественно, ведется ежедневное авиапатрулирование с целью выявления ранних очагов лесных пожаров, с целью своевременного их тушения.

Михаил Саленков: По вашим данным, что является основной причиной возникновения пожаров сейчас?

Алексей Ермоленко: Основной причиной является население, то есть, неосторожное, небрежное отношение с огнем. Были майские праздники, масса людей направилась в леса отдыхать. По Сибирскому и Дальневосточному федеральным округам они направляются в леса для сбора папоротника, черемши, и, естественно, на 90 процентов они становятся источниками пожаров. Очень большой процент вот сейчас весенних - неконтролируемое выжигание травы, которое переходит от сельхозугодий, от земель госзапаса, переходит на лесные земли.

Михаил Саленков: Каков прогноз на лето? Насколько будущее лето пожароопасно, по вашим данным?

Алексей Ермоленко: Прогноз на лето не очень благоприятный. Лето ожидается достаточно тяжелым, сухим, ожидается, естественно, повышение пожарной опасности, но силы государственной лесной службы своевременно подготовились к пожароопасному сезону, разработаны региональные программы охраны лесов от пожаров, которые предусматривают проведение всего комплекса мероприятий по совершенствованию охраны лесов от пожаров, везде проведены в полном объеме мероприятия по профилактике, создание противопожарных барьеров, везде заключены оперативные планы борьбы с лесными пожарами, разработано соглашение с МЧС, Минобороны, Минсельхозом, которым предусматривается совместное проведение комплекса охраны лесов от пожаров. Предусмотрено привлечение необходимого количества сил и средств при возникновении чрезвычайных ситуации. То есть, я все-таки думаю, что мы встретили этот сезон в полной боевой готовности, смогли удержать ситуацию, стараемся ликвидировать все пожары в начальной стадии обнаружения.

Андрей Шарый: Эксперт Международного социально-экологического союза России Алексей Григорьев тоже убежден, что в возникновении абсолютного большинства пожаров в лесах виноваты люди, а не жаркая погода. Главной мерой профилактики возгорания он считает активное патрулирование лесных массивов. С экспертом беседовал в московской студии Радио Свобода мой коллега Андрей Шароградский:

Андрей Шароградский: Алексей, согласно официальным данным, сейчас в разных регионах России действуют почти 600 очагов лесных пожаров. Скажите, вот эта ситуация для этого времени года, чем отличается от предыдущих, и чем вызвано такое большое количество возгораний?

Алексей Григорьев: Я думаю, что реальное число возгораний заметно больше, потому что это многократно проверенный факт, что данные космических наблюдений и данные официальной статистики расходятся в несколько раз. Так что, реально, я думаю, число достаточно заметных очагов превышает тысячу. Ситуация в этом году заметно хуже, чем в прошлом, факторов два. И погодные несомненные, то, что засушливая весна, сильные ветры на территории Иркутской области и восточнее, сейчас горит в основном Чита, прежде всего, причем Чита горит страшно, Бурятия, Иркутская область, Амурская область, Хабаровский край. Вторая - это продолжение распада системы борьбы с огнем. На мой взгляд, просто полное бездействие системы профилактики лесных пожаров.

Андрей Шароградский: А вот подробнее об этом - все-таки вы только что сказали, что погода более жаркая, особенно в восточных регионах России, и все-таки о профилактике - как можно заниматься профилактикой, учитывая, что возгорания обычно происходят, если я правильно понял, в засушливую погоду?

Алексей Григорьев: Пожар развивается в условиях засушливой погоды, возгорания, это общеизвестная статистика: 70-80-90 процентов возгораний - это человек. Это брошенная сигарета, непотушенная спичка, пьяная компания, подгулявшая в лесу и бросившая непотушенный костерю. В последнее время власти все чаще упоминают преднамеренные поджоги, но это опять же не птица принесла уголечек, это человек. Профилактика, соответственно, могла бы 70-80 процентов возгораний свести на нет. Этого не делается.

Андрей Шароградский: А какие меры профилактики могут быть в таких условиях?

Алексей Григорьев: Прежде всего это реальное патрулирование. Вы знаете, я медведей в лесу за практику моей работы встречал чаще, чем лесников, патрулирующих леса. То есть, лесники должны не заниматься рубками, не заниматься писанием бумажек, их используют просто как хозяйственных работников, потом начался пожар, соответственно они не вылазят с пожаров. Когда огонь разгорелся, можно тратить сколь угодно большие и трудовые, и финансовые ресурсы - потушить реально - это нужны чудовищные затраты, и пример Московской области, когда, в общем, под Москвой горело 3-4 тысячи гектаров, вроде бы вся мощь всей страны могла быть брошена, одна Москва, одних чиновником там с лопатами и ведрами выгнать на тушение, они бы эти болота залили, тем не менее, затраты огромные. Эти люди, прежде всего, должны контролировать, кто входит в лес, кто въезжает в лес, кто сидит в лесу, чем занимается, причем не такой держимордный подход, как перед майскими праздниками заявили: вход в лес в Подмосковье будет запрещен. Глупость это, понимаете. Во-первых, в Подмосковье сейчас не такая тревожная лесопожарная обстановка, во-вторых, когда несколько сотен тысяч, а то и миллионов человек хотят выйти в лес, все эти дивизии Дзержинского, Таманские надо выводить тогда на оцепление лесов и непущание. Вместо озверения людей - налаживать с ними нормальные контакты. Вот мы на майские праздники выехали, сидели прекрасно в лесу, заметили: один раз лесники проехали, правда, ничего не сказали. Подошли бы, представились, поговорили, надо формировать действительно слой добровольных помощников, потому что все понимают, что огонь в лесу - это беда.

Андрей Шароградский: Вы считаете, что разъяснительную работу нужно вести именно на этом уровне, а не через средства массовой информации, например?

Алексей Григорьев: Вы знаете, самое смешное: спросить среднего человека - я думаю, каждый знает, что огонь в лесу - это нехорошо. А вот когда подходишь, сидит теплая компания вокруг костра, развели костер до небес, все уже пьяные, лыка не вяжут, часто агрессивные, часто уже к тому же вооруженные, тогда лесник уже должен приходить как представитель власти и говорить: "Ребята, вот я записал номера ваших машин, вы здесь "гудели", вы на меня с ружьями, палками и топорами не размахивайте, я - представитель власти, если отсюда пойдет огонь - мы вас найдем". Я думаю, что после этого отношение этих пьяных гуляночных компаний к тому, что происходит в окрестностях того места, где они стоят – оно здорово поменяется.

Андрей Шароградский: Вы говорили о Подмосковье, а все-таки в восточных регионах леса занимают гигантские площади, можно ли там организовать что то такое?

Алексей Григорьев: География возгорания потрясающая. Например, львиная доля пожаров начинается от рек. Вопрос, почему? Да выехали на ту же рыбалку, на охоту, на отдых. Вот банально пройдись лесник на лодке вдоль реки, посмотри, высадка на берег, поговорить, сказать, что отдыхайте – замечательно, нужна помощь... Наладить нормальный человеческий контакт. Одновременно, если видит, что безобразие, должна быть тут же милиция, которая пьяных совершенно распоясавшихся хулиганов должна приводить в чувства. И даже в той же Сибири опять же загорание по местам, которые доступны для населения. Надо излавливать вот это самое население и объяснять. Вот сейчас идут сообщения, что нет топлива на тушение огня. Да затраты топлива на тушение уже разгоревшегося пожара нужны в десятки, сотни а то и тысячи раз большие, чем чтобы выехала патрульная машина и посмотрела, и не допустила возникновения новых очагов. Трагизм ситуации в том, что сейчас им приходится лесной пожар, вот запустили, он разгорелся, одновременно сейчас им приходится тратить усилия, пытаться как-то остановить огонь, и, естественно, сейчас им не до патрулирования. Благодаря этому возникают новые и новые очаги, и это будет продолжаться до осени, пока дожди и холода не завершат лесопожарный сезон.

Андрей Шароградский: А вот те, кто занимаются непосредственно тушением, они бы, на ваш взгляд, согласились с вашим предложением, прежде всего, увеличить патрулирование, а не, скажем, финансирование тех организаций, которые занимаются тушением?

Алексей Григорьев: Прежде, чем увеличивать финансирование на пожаротушение, я бы хотел разобраться, на что идут те, по-моему, 5 или 6 миллиардов рублей, которые бюджетом федеральным выделены на ведение лесного хозяйства. Я уже более 10 лет пытаюсь выяснить, что реально идет на тушение пожаров, что на содержание чиновников, что идет непонятно куда. В том, что дежурная песенка: начались пожары - у нас нет денег. Никогда я не видел четкого отчета - какие средства из бюджетных ассигнований идут на какие конкретно работы. После этого я готов обсуждать, надо ли выделять дополнительные средства, и на что.

XS
SM
MD
LG