Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

40-летие дела Олега Пеньковского


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына и британский разведчик Олег Гордиевский - с ним беседовал Дмитрий Волчек.

Андрей Шарый: 40 лет назад, в мае 1963-го года, военная коллегия Верховного суда СССР огласила приговор полковнику ГРУ Олегу Пеньковскому, признанному виновным в шпионаже в пользу британской и американской разведок. Высшая мера наказания - таков был приговор суда крупнейшему агенту западных разведок за весь период холодной войны. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына:

Наталья Голицына: Олег Владимирович Пеньковский официально занимал должность сотрудника Государственного комитета по координации научно исследовательских работ при Совете министров СССР. Но на самом деле он был полковником ГРУ Генштаба советской армии.

Биография Пеньковского была образцом служения родине и партии. Блестящий боевой офицер, награжденный орденами, он закончил Отечественную войну в должности командира артиллерийского полка - ему тогда было 26 лет. Затем окончил Военно-Дипломатическую академию и начал службу в ГРУ, где быстро поднялся по служебной лестнице. У полковника Пеньковского были огромные, не только служебные, но и семейные связи в советском военном истеблишменте. Он был зятем маршала артиллерии Митрофана Неделина, который на рубеже 50-60-х годов командовал советскими ракетными войсками. Нередко Пеньковский сопровождал его во время посещения секретных ракетных баз, кроме того, у него была также возможность посещать по служебным делам западные страны. Поэтому он хорошо и не понаслышке представлял себе и западную жизнь, и западную политическую систему.

В деле Олега Пеньковского эксперты отмечают один важный момент: его никто не вербовал и не шантажировал, склоняя к работе на западные разведки. Начиная с 1960-го года, он сам искал контакты с западными спецслужбами. Вначале с ЦРУ, но американцы не поверили ему, и отказались от контактов, затем с канадской разведкой, но и канадцы не смогли поверить в то, что полковник ГРУ способен по идейным соображениям предложить свои услуги Западу. И только после того, как Пеньковский вышел в Москве на Гревилла Винна, английского бизнесмена и по совместительству агента британской "Интеллидженс сервис", он начал работать на английскую "МИ-6" и американское ЦРУ - англичане по-братски делились с американцами информацией, которой их снабжал Пеньковский.

Под наблюдение КГБ Пеньковский попал в 1962-м году. За всеми английскими дипломатами и англичанами, жившими в Москве, было установлено наблюдение. Один из контактов Пеньковского и вывел КГБ на его след. Олег Пеньковский был арестован 22 октября 1962-го года. Спустя 10 дней в Будапеште был арестован Гревел Винн. Следствие продолжалось полгода. 11 мая 1963-го года военная коллегия Верховного суда СССР огласила приговор. Пеньковский был приговорен к расстрелу, Винн - к восьми годам заключения, точнее, к трем годам тюрьмы и пяти лагерей. Но отсидел Винн чуть более года. В апреле 1964-го года КГБ обменял его на своего агента нелегала Гордона Лонгсдейла, отбывавшего в английской тюрьме 20-летний срок за шпионаж. Под этим именем скрывался советский разведчик, полковник КГБ Конон Молодый.

Андрей Шарый: Воспоминаниями и оценками по делу Олега Пеньковского мой коллега Дмитрий Волчек попросил поделиться британского специалиста по работе советских спецслужб Олега Гордиевского:

Дмитрий Волчек: Господин Гордиевский, какими мотивами руководствовался Пеньковский, соглашаясь на сотрудничество с британской разведкой? Исключительно альтруистическими, идеологическими соображениями, или все же, в основном, меркантильными?

Олег Гордиевский: У Олега Владимировича Пеньковского практически не было меркантильных соображений. Он жил в Москве, в СССР, если бы он получил массу денег, он вообще не мог бы их использовать, потому что это стало бы заметно, он руководствовался, я думаю, двумя основными мотивами. Первый - это как бы месть Советскому Союзу, режиму, системе за своего отца, который был офицером старой русской армии. Он чувствовал себя сыном офицера, который исчез, был расстрелян, замучен в советских лагерях в годы гражданской войны. Он вообще попал в органы в ГРУ как бы случайно, они это не очень заметили. Мать пыталась замести следы отца. Но потом это стало известным, и его не пускали в длительные командировки за границу. И второй мотив - как бы к мести за отца добавилась месть и злорадство, и недовольство системой, которая из-за отца не пускала его на нормальную работу. Кроме того, в целом он симпатизировал Западу и не любил советскую систему, он знал ее слабости, и мы знаем, что он знал ее слабости, вернее, недостатки и преступления, потому что он сообщил о них англичанам и американцам в ходе своего довольно короткого сотрудничества. Вот такие у него были мотивы. И он не то, что согласился на сотрудничество. Он предложил свое сотрудничество. Он искал, когда он добивался встречи, он прошел через американских дипломатов, каких-то туристов он нашел, Канаду он задействовал, пока, в конце концов, американцы вместе с англичанами не установили нормальный профессиональный контакт с ним.

Дмитрий Волчек: Он ненавидел советскую систему, тем не менее, не хотел остаться на Западе, хотя у него были такие возможности, и до начала сотрудничества с британской разведкой, и после, когда ему предлагали -почему?

Олег Гордиевский: Видимо, Олег Пеньковский хотел внести еще больший вклад в дело просвещения Запада о Советском Союзе, о советских вооруженных силах и советской угрозе. Он же сотрудничал всего пару лет, хотя передал огромное количество материалов. Во-вторых, он думал о том, как бы вывезти свою семью из СССР, а это было очень трудно. И не то, что ему предлагали бежать, а ему давали такую возможность - остаться на Западе, то есть, это просто по вежливости англичане, американцы говорили ему: "Если вы боитесь - оставайтесь", - но он не стал. И самое главное: в конце, когда уже за ним следили и вот-вот готовились арестовать, англичане и американцы подготовили побег, они подготовили фургон на ленинградской ярмарке международной, в котором его хотели вывезти за границу, но его как раз арестовали, и этот побег не удался.

Дмитрий Волчек: Пеньковского называют на Западе человеком, который предотвратил ядерную войну. Название книги – "Шпион, который спас мир", - насколько оправданно такое суждение?

Олег Гордиевский: Суждение, что это был разведчик и агент Запада в СССР, который спас мир, в целом это правильно. Потому что это был единственный серьезный источник в Советском Союзе у Запада, который рассказал всю подноготную ракетного кризиса на Кубе в 1962-м году и берлинского кризиса 1961-го года. Он осведомил Кеннеди и всех других руководителей о состоянии советских ракетных ядерных средств. Он назвал точные цифры - какого типа ракеты, сколько ядерных боеголовок, сколько их размещено на Кубе, на что готов Хрущев, куда ведет хрущевский авантюризм, будет ли Хрущев заключать сепаратный мирный договор с Восточной Германией, а потом нападать на американские и британские интересы в центре Европы. Фактически, в двух ситуациях, по крайней мере, он помог избежать конфронтации. А конфронтация в те годы была бы ядерная, потому что пока Пеньковский не сообщил все точные данные о советских возможностях, американцы сильно их переоценивали, хотя действительно были очень мощные ракеты советские, они были сильно поразили Соединенные Штаты и, наверное, уничтожили бы полностью Британию, но Советский Союз не выиграл бы ядерную войну, в конце 70-х он мог бы выиграть, но в те годы он не мог выиграть. Поэтому Кеннеди чувствовал за собой силу, и он настоял на своем, и в Германии, и на Кубе, в Карибском бассейне, и выиграл. И все это обошлось без ядерной катастрофы. Хрущев сменил гнев на милость, начал посещать западные страны, подружился с Кеннеди.

Пеньковский передал Западу некоторые шифры, которые он знал со своего пребывания короткого в Турции. Он передал тексты лекций Военно-дипломатической академии, закрытые журналы Министерства обороны, сообщил о составе ГРУ, о структуре ГРУ, и вообще он поразил Запад размером советского шпионского аппарата на Западе. В одних только США вместе с КГБ ГРУ имел около 400 сотрудников – офицеров-разведчиков. А американцы в те годы, в 1961-м году, когда работал Пеньковский, даже не могли выделить сотрудника ЦРУ для работы, потому что посол не разрешал действовать ЦРУ на территории СССР, в Москве. Представляете себе, какие были отношения и какое отношение было к ЦРУ тогда. И только англичане сумели... И после него большой был пробел, потому что сначала был Попов, до 1961-го года, подполковник ГРУ, потом Пеньковский, и до 1969-го году у Запада не было хорошего агента в советской системе, до вербовки некоего Кутергина, которым стал потом полковником КГБ, и потом бежал в Западную Германию в 80-х годах. Этот Кутергин начал тоже сильно просвещать Запад о советской системе. А в 60-е годы, в разгар холодной войны, очень важные годы, был собственно один Пеньковский. Но какой один – это собственно исполин и герой холодной войны, который, можно сказать, спас Запад.

Дмитрий Волчек: Существует такая апокрифическая версия казни Пеньковского, жуткая версия – якобы, его заживо сожгли в назидание другим сотрудникам советских спецслужб. Можно ли доверять этим слухам?

Олег Гордиевский: Нет, нельзя доверять этим слухам. Его заживо не сожгли. Никого заживо не сожгли. Всех расстреливали. Расстреливало причем не КГБ, а специально для этого употреблялись вооруженные офицеры из МВД, расстреляли на территории Бутырской тюрьмы 16 мая 1963-го года, положили его в какой-то дешевый гроб и отвезли в крематорий, но, судя по всему, когда его в печку сталкивали, то засняли это на пленку, чтобы иметь документальное подтверждение, что он казнен. Потому что в Советском Союзе, в верхах и вообще в специальных службах, было много всяких слухов о том, что их не казнили, его, и потом Попова, подполковника, что они были живые, что они ходили на разные мероприятия, в общем, была масса ложных и глупых слухов. Чтобы это предотвратить, всю кремацию засняли на пленку.

XS
SM
MD
LG