Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Споры вокруг проектов военной реформы в России


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют: корреспонденты Радио Свобода Сергей Данилочкин, Михаил Соколов и Максим Ярошевский, первый заместитель руководителя фракции СПС в Государственной Думе России Борис Надеждин и бывший пресс-секретарь Министерства обороны России полковник Виктор Баранец.

Андрей Шарый: Во вторник, 27 мая в центре Москвы молодые активисты партии СПС устроили сбор подписей в поддержку военной реформы. Проект документа разрабатывает СПС. Репортаж Максима Ярошевского:

Максим Ярошевский: Процесс сбора подписей сторонников военной реформы начался активно. На площади гуляла молодежь, которая с удовольствием ставила свои подписи, тусовалась перед многочисленными телекамерами и даже не сильно интересовалась, где подписывается. О целях пикета рассказывает активист СПС, студент физического факультета МГУ Вячеслав Демин:

Вячеслав Демин: Сейчас обязательная воинская обязанность, а нам, студентам, это не подходит, мы считаем, что профессиональная армия - это будущее России. У меня есть куча ребят знакомых, которые хотят пойти в ряды профессиональной армии. В нашу современную армию они не пойдут. Должна быть контрактная служба, министр Иванов - он не прав, он выступает против этой военной реформы.

Максим Ярошевский: За 15 минут молодые люди набрали более ста подписей, однако на этом все и закончилось. Оказалось, что именно на Манежной площади пикет не санкционирован, четверти часа хватило сотрудникам ОВД "Китай-Город", чтобы добраться до Манежной площади и задержать студентов. Еще 5 минут молодые люди собирали в палатку флаги с лозунгами и рассаживались в милицейском фургоне.

Андрей Шарый: В ближайшее время российское правительство должно утвердить государственную программу по переводу войск на профессиональную основу. По поручению президента страны над проектами военной реформы работает не только СПС, но и Минобороны. Минобороны считает необходимым перевести на контрактную систему лишь четверть призывников, сохранив обязательный призыв сроком на год. СПС предлагает ввести систему обязательных полугодичных сборов, после которых можно заключить контракт или оставить армию. Концепцию военной реформы обозреватель Радио Свобода Михаил Соколов обсуждал с первым заместителем руководителя фракции СПС Борисом Надеждиным.

Михаил Соколов: Борис Борисович, принципиальное расхождение вот вашей концепции военной реформы и концепции, которую выдвинуло Министерство обороны, и, похоже, поддержал президент Путин, во время своего выступления с посланием?

Борис Надеждин: Тут еще вся борьба впереди, на самом деле, потому что послание – это понятно все, здесь президент действительно скорее склонялся, скорее, подчеркиваю, в сторону концепции Минобороны, а не нашей, но точку все равно поставит официально утвержденная программа, и здесь мы продолжаем работать, в том числе с администрацией президента.

Михаил Соколов: А чем вас не устраивает вариант, с годичной службой, который сейчас отстаивает "Единая Россия" в качестве компромисса, 6 месяцев в учебке, 6 в части, или 3,5 года по контракту?

Борис Надеждин: Официально существует концепция, разработанная СПС, кстати, между прочим, по указанию президента тоже, и официально существует концепция Минобороны. Принципиальным отличием концепции являются два параметра. Первый – сроки, второй – содержание. С точки зрения сроков мы предполагаем, что переходить на контрактную армию можно начинать с 2004-го года, а в концепции Минобороны речь идет об очень далеких временах, 2008-й год - только начало. Обращаю ваше внимание: для парней, которым сейчас 15-16 лет, им, грубо говоря, все равно, 2008-й или 2020-й, их это коснется в ближайшие два-три года.

Михаил Соколов: И их родителей.

Борис Надеждин: Естественно, да, а второе отличие - содержание. Мы предлагаем ввести как общий принцип контрактную армию, но при этом все здоровые молодые ребята проходят шестимесячные сборы, это резерв, по прохождении которых они либо решают заключить контракт, либо возвращаются к себе - в семью, институты, и так далее. Концепция Минобороны содержательно абсолютно иная. Она на вечные времена фиксирует наличие призыва, то есть, будут части контрактные, будут призывные

Михаил Соколов: Второй сорт, ополчение?

Борис Надеждин: Да, они будут всегда, и срок службы по призыву один год, вот и вся разница.

Михаил Соколов: А "Яблоко" предлагает всех на контракт перевести - как вы к этому относитесь?

Борис Надеждин: Мы тоже предлагаем всех, кто реально защищает родину с оружием в руках, перевести на контракт. Просто мы еще прекрасно понимаем, что есть проблема подготовки резерва, что во всех странах мира есть абсолютно, и эту проблему мы предлагаем решить с помощью этих шестимесячных военных сборов, так называемых.

Михаил Соколов: А вот у "Единой России" есть другая яркая идея - плати 600-700 долларов и сиди полгода в казармах вблизи от дома на курсах по обучению солдатской грамотности, может, тоже неплохой такой вариант откупной?

Борис Надеждин: Знаете, у нас был в партии молодой паренек, Володя Семенов, он то же самое предлагал, мы с ним, что называется, воспитательную работу провели, он больше не предлагает. Потом эта его идея неожиданно объявилась у "Единой России". Я вам объясню, что это такое: во-первых, это несправедливо, потому что если для Москвы 600 долларов - это еще так себе, то для того же Белгорода, Рязани или Смоленска это безумные деньги, и мы сразу делим ребят на "черных" и "белых".

Михаил Соколов: Так они и так делятся, кто поступил, кто не поступил, кто смог нанять репетиторов, кто не смог...

Борис Надеждин: Знаете, кто поступил, не поступил, это другая история, а кто заплатил, кто не заплатил, это совершенно циничная история. Поэтому ответ мой на эту инициативу такой: 6 месяцев - это хорошо, только можно обойтись без 600 долларов.

Михаил Соколов: Вы занимаетесь такой площадной агитацией, а в этой время Министерство обороны в обход Минфина в Думе уже очень активно действует, требует увеличения бюджетного финансирования чуть ли не вдвое. Как вы оцениваете эти инициативы министра и его подчиненных?

Борис Надеждин: Это нарушение правил, во-первых, потому что Минобороны подчиняется президенту, бюджет в Думу вносит правительство и действия генералов в обход правительства и президента, просто нарушение правил. Во-вторых, увеличение военных расходов страны - это вещь, казалось бы, такая, знаете, во имя обороноспособности, безопасности и величия родины, но очень важно, что там внутри.

Михаил Соколов: А вы знаете, что внутри?

Борис Надеждин: Я знаю, что внутри. Вот если это увеличение направлено на то, чтобы повысить денежное довольствие сержанту, лейтенанту, майору, тем, кто реально служит - мы за такое увеличение. Но если это увеличение, чтобы построить кучу жилья, недвижимости и так далее для Минобороны, а я вас уверяю, что треть денег просто разворуют - мы против такого. Нужно думать о конкретных людях, а не возводить какие-то гигантские потемкинские деревни, как они пытались делать в псковской дивизии, слава богу, мы их остановили.

Михаил Соколов: Плохо жилье строить для контрактников? Вы предлагаете им просто деньги давать на наем, но это, может, не очень справедливо?

Борис Надеждин: Есть принципиальное отличие между предложением дать людям в руки деньги и предложением: а давайте мы чего-нибудь огромное построим.

Михаил Соколов: Дома жилые, как же.

Борис Надеждин: Идея, чтобы в жилых домах жили сержанты-контрактники, не имеющие семей, обращаю ваше внимание, это идея очень странная. Нормальной является ситуация, когда, конечно, семейные офицеры имеют отдельное благоустроенное жилье, и эту проблему они решат либо путем жилищных сертификатов, либо путем снятия квартир, а для этого у них должна быть приличная зарплата. Но если вы строите гигантские дома, в которых живут не семейные, а сержанты, контрактники, и так далее, то у вас уже не армия, а партизанский отряд, это совсем другая история. Все-таки те, кто проходит срочную службу, кто является солдатами, сержантами и так далее, должны, условно говоря, жить в хороших казармах, но не расходиться после вечерней поверки по квартирам, смешиваться с мирным населением, и так далее. Это уже не армия просто.

Михаил Соколов: То есть, вы все-таки надеетесь убедить президента и правительство в том, что ваша концепция более реалистично, экономична, и ее необходимо принять, и в связи с этим проводите эту петиционную кампанию, так я понимаю?

Борис Надеждин: Да, потому что все уперлось в одного человека, его фамилия Иванов, это министр обороны, который, собственно говоря, и проваливает разумные наши предложения, несмотря на указания президента. Вы знаете, дело не в реалистичности. Дело в том, что у России другого пути, чтобы создать нормальную армию, просто нет. Ни при каких законах, ни при каких решениях вы не заставите семью отдать единственного ребенка по призыву служить в армию

Михаил Соколов: В Чечне служить...

Борис Надеждин: Люди будут пытаться найти какие-то способы

Михаил Соколов: Служат же люди какие-то.

Борис Надеждин: А что мы видим? Елки-палки, каждую неделю идут сообщения: там убежал один солдатик, там убежал другой, кого-то застрелил, сам застрелился, так будет до тех пор, пока будет армия. формируемая по призыву.

Андрей Шарый: Оба проекта военной реформы - и предложение Министерства обороны, и вариант СПС вызывают самые противоречивые отклики военных экспертов. С бывшим пресс-секретарем Министерства обороны России, военным обозревателем газеты "Комсомольская правда" полковником Виктором Баранцом беседовал мой коллега Сергей Данилочкин:

Сергей Данилочкин: Есть ли у концепции, разработанной СПС, отрицательные стороны?

Виктор Баранец: Отрицательных сторон полным-полно. Вот СПС предлагает не строить контрактникам жилье, а раздать им деньги, чтобы они снимали жилье. Позвольте, как военному человеку, который 35 лет прослужил в армии, обрисовать некую ситуацию: вот контрактники, вот их там полторы тысячи в полку, жилье им не построили, они разбрелись по Пскову и пригородам Пскова, снимают квартиры. Звучит, представьте себе, сигнал тревоги. Скажите, пожалуйста, кто будет по тревоге по этому боевому сигналу поднимать этот так называемый контрактный полк по-надеждински или спсовски? Взять хотя бы те же деньги - что бы мы ни говорили о какой-то дешевой реформе по-немцовски или недешевой по-минобороновски, что тоже поддается большому дискуссионному разговору - на таком политическом фоне СПС решает свои задачи такого популизма предвыборного. А 138 миллиардов, которых просит Министерство обороны - абсолютно мало. Доказываю: эксперимент производился в одном из полков. Командующему ВДВ Шпаку было выделено 2 миллиарда 900 миллионов рублей на то, чтобы один полк перевести полностью на контрактную основу. Что мы видим по прошествии? Завтра министр обороны едет в псковский полк, чтобы посмотреть результаты эксперимента, который, не побоюсь сказать, полностью провален. Провален абсолютно, почему? Только по экономическим причинам. Ошибка оказалась на 30-35 процентов. Чтобы ни говорили сейчас наши предвыборные агитаторы, военный бюджет, которым располагает Российская Федерация, позволяет реформировать армию только эволюционным путем, постепенно. Мы же не закончив эксперимент в Псковской дивизии, уже заявили о новой концепции, о том, что будем переводить Северокавказский округ стопроцентно на контрактную основу. Извините - деньги на стол.

Сергей Данилочкин: Вы считаете, что главная проблем военной реформы в России это деньги? Но ведь кроме денег существует масса вопросов, например, одна из проблем - неуставные отношения – почему об этом ничего не говорится?

Виктор Баранец: Пока у нас не будет цивилизованной армии, люди будут колошматить друг друга с утроенной энергией. Никакими манипуляциями - сокращение призыва, увеличение, отмена, мы никогда не изменим армию, пока армия не будет жить в цивилизованных условиях. А сейчас, когда офицеры иногда ходят в караулы, когда им не хватает подчиненных, когда техника ржавая, 20-летней давности и доводят офицера до того, что он горстями глотает валидол, когда мы видим, что у солдат нет приличной формы, когда офицеры находятся на работе вместо 8 положенных по Конституции по 12-16 часов... Все это, так или иначе, мы не обманем, упирается только лишь в экономику. Возвращаясь к вопросу о дедовщине, говорю вам твердо: она была в российской армии 300 лет, и будет еще столько, пока мы не возьмемся потихоньку наводить в армии порядок эволюционным способом, реформируя ее. То есть, определили контрактную дивизию 76-ю – сделайте ее образцово-показательной, сделайте из нее по всем статьям дивизию, которая была бы локомотивом военной реформы, а потом уже приступайте дальше. А то у нас на один полк денег не набралось, а мы уже целые округа собираемся переводить, да еще и сроки определяем, при нашей-то нестабильной экономике.

XS
SM
MD
LG