Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Расследование убийства генерала Гамова


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода на Дальнем Востоке Евгений Хван, Марина Лобода и Гузель Латыпова, и председатель московского отделения межрегиональной общественной организации "Коалиция - Экология и права человека" Эрнст Черный.

Андрей Шарый: В субботу в Сочи состоятся похороны генерала-пограничника Виталия Гамова, скончавшегося от ожогов после поджога его квартиры в Южно-Сахалинске неизвестными лицами. О Гамове скорбит, кажется, вся Россия. Трагическая смерть генерала - прямое указание на проблему, решить которую не в состоянии ни местные власти на Дальнем Востоке, ни правительство России. Эта проблема - незаконный рыбный промысел на Дальнем Востоке. Основная версия следствия по делу об убийстве Гамова - рыбная мафия. С Сахалина, Владивостока, Петропавловска-Камчатского - репортажи наших корреспондентов. Откроет тему из Южно-Сахалинска Евгений Хван:

Евгений Хван: Рыбная мафия действует на Сахалине ежедневно. В Китай, Южную Корею и Японию ежегодно вывозилось морепродуктов на сумму в 500 миллионов долларов. Рыбный бизнес разделен на две части. Одна находится в зоне нормальной экономики или тяготеет к ней, другая - вне закона. Криминал все более теснит добросовестного рыбака. Следует отметить и то, что браконьеры в последнее время стали смелее. Погоня для пограничников уже обычное дело.

Известно, что генерал-пограничник Виталий Гамов был непримирим к людям, мешающим ему вести борьбу с браконьерами. Поэтому и следственные органы основной рабочей версией покушения на Гамова называют его профессиональную деятельность. Ход следствия для прессы абсолютно закрыт, но, как стало известно, пока по этому делу никто не задержан. Информацию о том, что преступление совершили три наркомана, руководитель следственной группы комментировать отказался. Прокурор области Юрий Денисов почти уверен, что покушение на Гамова - месть криминальных структур за борьбу с морскими браконьерами. За прошлый год пограничники возглавляемого генералом Гамовым отдела задержали более сотни браконьерских судов. При этом было изъято несколько тонн незаконно добытого краба и других видов морепродукции, наложено штрафов на два с половиной миллиона рублей. На Сахалине в последнее время активно ведется борьба с браконьерами. Пограничниками задержано несколько судов, которые незаконно промышляли морепродукты. Так, в апреле задержан сахалинский рыболовный сейнер "Капитан Дворянцев" у берегов Приморья, приписанный к порту Комск. Рыбаки незаконно продавали крабов в японском порту Ваканай. В начале года экипаж уже был оштрафован за нарушение правил рыболовства. Но "Капитану Дворянцеву" удалось скрыться в Ваканае, откуда сейнер уходил на браконьерский промысел краба. В задержании участвовали пограничники и сотрудники ФСБ. Еще два браконьерских судна были задержаны в районе Северных Курил в начале мая. У острова Матуа траулер "Табаго" вел добычу краба. Его капитан предпринял попытку уйти от преследования, погоня длилась около шести часов. Лишь после того, как в воздух был поднят вертолет, капитан вышел на связь и согласился принять группу досмотра. В момент задержания на "Табаго" находилось свыше пяти тонн живого краба, и отсутствовали документы на право промысла. Ранее судно тоже арестовывалось за браконьерство. Траулер, зарегистрированный в Гондурасе, вышел в море под флагом Боливии... Более миллиона рублей заплатят в казну владельцы задержанных в апреле этого года судов браконьеров. Все они приписаны к портам Сахалина.

Андрей Шарый: Из Владивостока - Марина Лобода:

Марина Лобода: Сначала несколько цифр: в советское время, когда рыбная отрасль была под жестким государственным контролем, до 40 процентов налогов в бюджет Приморья составляли отчисления рыбаков, то есть, фактически край держался на рыбе. Сегодня доходы казны от рыбной промышленности составляют лишь 5-7 процентов, но вот парадокс: Приморье по-прежнему продолжает жить, как у нас говорят от хвоста, но не учтенной официальными органами, не прошедшей по документам рыбы. В крае у кромки Тихого океана весь криминальный букет налицо. Незаконные операции, связанные с отчуждением судов, когда к примеру десятки рефрижераторов компании "Востоктрансфлот" ушли в дочерние фирмы по три доллара за штуку, а активы подавляющего большинства рыбацких предприятий выведены в оффшор. Незаконное получение квот или их несоблюдение. Вот лишь один свежий пример: распределяя промышленные квоты, молодой губернатор Сергей Дарькин львиную долю отписал их никому не известной компании "Востоктралфлот", на балансе которой не числилось ни одного суденышка. И что любопытно: юридический адрес этой мифической фирмы один в один совпадал с юридическим адресом фирмы вполне реальной -компании "Роллингс", которую до губернаторства возглавлял Сергей Дарькин. Разгорелся большой скандал о незаконном промысле.

Как сообщил недавно на пресс-конференции главный пограничник Владивостока генерал Павел Тарасенко, только за первые пять месяцев этого года морские пограничники задержали и оштрафовали более 350 нарушителей, это больше, чем за весь прошлый год. Но и сам генерал признает, что весомая часть браконьеров уходит от наказания. Во-первых, в виду малочисленности пограничной флотилии. Во-вторых, из-за слабой ее технической оснащенности, и в третьих - из-за сильной коррумпированности местных чиновников. Павел Тарасенко привел ряд примеров, когда задержанного нарушителя приходилось отпускать по звонку из местной прокуратуры. Кроме того, у браконьеров солидное юридическое обеспечение. Как сообщил генерал-пограничник, теневики от рыбы создали целые адвокатские фирмы, которые консультируют нарушителей не только после преступных деяний, но и до них, и даже во время - по спутниковой связи.

Андрей Шарый: Из Петропавловска-Камчатского - Гузель Латыпова:

Гузель Латыпова: 29 мая в порт Петропавловск был приведен под конвоем задержанный неделю назад траулер "Хайдук". В ближайшее время в порт также будет приведен траулер "Рекин". Оба этих магаданских судна были задержаны пограничниками сторожевого катера "Воровский" в Беринговом море за браконьерство. На борту обоих траулеров был обнаружен незаконно добытый краб, более 600 тонн на общую сумму в 3,5 миллиона долларов. Капитаны магаданских траулеров не смогли предоставить пограничникам документы на выловленную продукцию. В самое ближайшее время краб будет выгружен в Петропавловске и продан с аукциона. Таким образом магаданские браконьеры лишатся своей прибыли. Несмотря на активные действия Северо-восточного регионального управления погранслужбы России за последние месяцы, это первый случай задержания столь значительного браконьерского улова.

Пограничники уже несколько лет назад объявили войну браконьерам, но им не всегда под силу угнаться за современными рыбопромысловыми судами, оснащенными мощнейшими современными средствами связи. В феврале прошлого года у берегов Камчатки пограничниками было потоплено сахалинское судно "Альбатрос-101". Тогда капитан решил уйти от преследования любой ценой, к счастью, никто из рыбаков не утонул, но в океанскую бездну ушел также добытый браконьерским способом краб, и доказательств у правоохранительных органов таким образом не осталось.

Как говорят в северо-восточном региональном управлении погранслужбы России, браконьеры особенно активизировались после введения рыбных аукционов. Там особо отчаянные рыбопромышленники закупают некоторое количество квот по завышенным перекупщиками ценами, то есть, покупают себе право выйти в море, где зачастую ловится гораздо больше морепродуктов, чем было куплено прав, чтобы оправдать экспедицию. Удовольствие это недешевое и чтобы иметь хоть какую-то прибыль многие рыбные генералы идут на браконьерство. Сверхдобыча сдается на японские и американские суда прямо в море за наличные, в том случае, если этому не помешают пограничники. Несмотря на постоянное противостояние между пограничниками и некоторой частью рыбаков, на Камчатке пограничникам пока никто не угрожал. Чаще браконьеры пытаются подкупить инспекторов.

Андрей Шарый: Ситуацию вокруг гибели генерала погранвойск Виталия Гамова и морского браконьерства на Дальнем Востоке комментирует председатель московского отделения межрегиональной общественной организации "Коалиция - Экология и права человека" Эрнст Черный. С ним беседовал мой коллега Мумин Шакиров:

Эрнст Черный: Ситуация обостряется, и то, что по отношению к тем, кто пытается охранять эти ресурсы, могут быть применены различные экстремальные всякие воздействия - этого можно было, конечно, ожидать... У нас это делалось - ведомственной охраной, все что закажете, то и получите. Удалось это, в конце концов, сделать Николаеву, директору Федеральной пограничной службы - добиться подписания указа президента о передаче рыбоохранных функций от комитета по рыболовству в ФПС, тем не менее, после этого рыбникам после этого удалось отменить тот пункт указа президента, который требовал передачи этих функций. Был издан второй указ президента, который окончательно отдал функции рыбоохраны из комитета по рыболовству непосредственно в ФПС. Было создано некое подобие береговой охраны. Нужно отметить что, несмотря на этот указ, есть проект закона о рыболовстве, в котором фактически прописаны снова функции рыбоохранного ведомства за комитетом по рыболовству. То есть, нужно понять насколько важно это для этой структуры владеть охранными функциями.

Мумин Шакиров: А в этой борьбе за контроль рыбных ресурсов между пограничниками и комитетом по рыболовству - кто одерживает победу?

Эрнст Черный: Если вы ловите рыбу, вы не можете ее контролировать. Если вы кассир, вы не можете быть ревизором этой кассы. Здесь есть интересы. Эти интересы нужно было разорвать. Кто с кем и как связан - вот я вам показываю приказ комитета по рыболовству о вводе судна "Американский монарх", а затем есть, скажем, разговор руководителя той фирмы дальневосточной Диденко, "Дальморепродукта", который ввел это судно и получил право плавания под российским флагом, и есть разговор в лондонском суде, в котором прямым текстом было сказано сами же Диденко, что за эту услугу он уплатил 1 миллион 650 тысяч долларов. Это сказано в суде. А между тем в это время руководителем ведомства был генерал ФСБ Ермаков. Он был направлен. учитывая вот эту криминальную ситуацию. А криминальная ситуация сводится к тому, что ежегодно мимо казны проплывает 2,5 миллиарда долларов. В силе этого обстоятельства на ведомство, комитет по рыболовству, был назначен генерал Ермаков. Он подписывает приказ, а Диденко прямым текстом говорит, что заплатил за этот приказ 1 миллион 650 тысяч долларов. Криминальная ли эта система? Безусловно.

Мумин Шакиров: Если вернуться к истории с генералом Гамовым, какие вы могли бы сделать предварительные комментарии, учитывая то, что следствие продолжается?

Эрнст Черный: Серьезная рыбоохранная структура - это тот орган, который действительно может в существенной степени повлиять на снижение криминогенности в рыбном хозяйстве. Известно, что один из руководителей ведомства Михаил Дементьев как раз в то время, когда эта история произошла с Гамовым, одновременно с этим в Москве был осужден бывший заместитель председателя комитета по рыболовству Михаил Дементьев, он получил 5 лет. Это впервые было, после известного случая с заместителем министра рыбного хозяйства СССР Рытовым, который был расстрелян для того, чтобы дело не выползло на очень уж высокие этажи. Вот ситуация такая, что концептуально эта отрасль выстроена таким образом,что криминал здесь всегда будет присутствовать в очень высокой степени. Это монополизированная система рыболовства, если, скажем, в Японии в промысле участвуют очень маленькие компании, скажем, там 400 тысяч промысловых судов, у нас несколько тысяч промысловых судов. Выстроить вот такую систему, как запалатить полтора миллиона долларов там просто немыслимо - это первая часть. Вторая часть- распределение квот. Вы имеете судно и гарантированно получаете на него квоту. А у нас говорят о чем, у меня есть документы, которые говорят: "Мы сочли выделение квот вам нецелесообразным". В голове не укладывается в рыночной экономике ответ такого рода - сочли нецелесообразным.

Мумин Шакиров: Что надо делать, на ваш взгляд?

Эрнст Черный: Нужно перейти от этого крупнотоннажного флота огромных команд и так далее, вот этих предприятий - к нормальной деятельности вдоль побережья, то есть, население побережья самодеятельно занимается этим видом деятельности. Там нечего делать больше. Там полная безработица. А губернаторы говорят: "Отдайте нам квоты, мы сами решим". В основном, квоты продают просто. Вот, разрешение на ввод иностранного флота, и они вылавливают... Значит, рыбаки остаются фактически без работы. Речь должна пойти о том, чтобы задействовать огромное количество жителей побережья, это в первую очередь обеспечение занятости, маленькие суденышки по 20-30-40 тонн водоизмещения, а у нас 2000 тонн 2500 тонн, и так далее ,это семейное дело фактически получается. Экипаж там 2-3 человека, потерять судно для него значит потерять все.

Мумин Шакиров: Что остается в этом отношении делать пограничникам?

Эрнст Черный: Они еще не стали полноценной береговой охраной, но, в общем, дело идет к этому. А мешает им стать, например, та же таможня. То есть нужно заново разработать функции этой структуры. Нельзя содержать пароход пограничной службы, а теперь вот таможенники приобрели себе, вот будут заниматься морской таможенной службой, так вот все эти функции в береговой охране, как правило, объединяются, эта одна структура, которая ведает полностью ситуацией на море - есть с кого спросить. У нас же не с кого спросить.

XS
SM
MD
LG