Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Многомиллионные социальные программы ЮКОС в российских регионах "заморожены"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Мелани Бачина, Владимир Бабурин беседует с губернатором Томской области Виктором Крессом.

Андрей Шарый: Адвокаты Михаила Ходорковского обжаловали в Московском городском суде решение Басманного районного суда о выдаче санкций на арест их счетов в Швейцарии. Как известно, Басманный суд в четверг удовлетворил ходатайство Генеральной прокуратуре об аресте счетов в Швейцарии некоторых компаний, частных лиц и среди этих лиц оказались адвокаты Ходорковского Антон Дрель и Василий Алексанян. В пятницу Арбитражный суд Москвы оставил в силе решение суда первой инстанции о незаконности дополнительной эмиссии акций нефтяной компании ЮКОС и запрете на совершение операций с ними. Одним словом, судебные преследования компании ЮКОС продолжаются сразу по нескольким направлениям. За этим делом внимательно следят не только на Западе и в Москве, но и во многих российских регионах по одной простой причине: от ЮКОСа зависит реализация многих социальных проектов особенно в некоторых сибирских регионах, нефтедобывающих. Один из таких - это Томская область и Томск. ЮКОС ежегодно вкладывает в социальные программы Томской области около 20 миллионов долларов.

Мелани Бачина: Интернет-образование сельских учителей и учеников, строительство молодежного комплекса "Факел", открытие библиотеки, связанной в режиме он-лайн с библиотекой Конгресса США, финансирование и развитие университетов, кредитование малого бизнеса - это основные социальные проекты нефтяной компании ЮКОС в Томской области. Практически все они сейчас приостановлены. Говорит Нелли Кречетова, советник губернатора Томской области.

Нелли Креетова: Все социальные программы ЮКОСа были, на мой взгляд, правильной ориентации прежде всего. Они были нацелены на то, что самое ценное в Томске, а в Томске самое ценное - это университеты, наука, молодежь, образование. Мне вообще представляется, что они пока не свернули социальные проекты, но они как будто в полу-подмороженном состоянии находятся.

Мелани Бачина: Новый молодежный развлекательный комплекс "Факел" ЮКОС планировал подарить Томску на 400-летие, которое город будет отмечать в сентябре этого года. Стоимость комплекса порядка 250 миллионов рублей. Сейчас строительство практически не ведется. Очевидно, что к юбилею одним подарком будет меньше. Но даже если с опозданием центр достроят до конца, он может оказаться последним объектом такого масштаба, возведенным нефтяниками в Томске.

Ректор Томского политехнического университета Юрий Пахалков с сожалением говорит, что не рассчитывает на увеличение инвестиций от ЮКОСа. До этого компания активно сотрудничала с вузом, десятая часть университетского бюджета - это деньги ЮКОСа. Кроме того, нефтяники поддерживали открытый на базе политехнического филиал Эдинбургского университета.

После ареста Михаила Ходорковского под угрозой в Томске и система кредитования малого бизнеса. В администрации Томской области понимают: если уйдет ЮКОС, уйдет и Фонд поддержки малого предпринимательства, организованный ЮКОСом. Сейчас ни государство, ни коммерческие банки на таких щадящих условиях, которые предлагал фонд, не кредитуют. Это то, что представители ЮКОСа называют цивилизованным бизнес-пространством. Ради этого, собственно, и затевалась вся поддержка малого бизнеса в Томске.

Нелли Кречетова: Мне ничего не известно о новом кредитовании. Кредитовался малый бизнес, малые предприятия малых форм. Мне, по крайней мере, ничего неизвестно, что какой-то новый конкурс объявлен. Они кредиты давали, кто подаст заявление или кто им нравится, на конкурсной основе. И я ничего не слышала об объявлении такого конкурса. Мы рассчитываем, администрация области рассчитывает на то, что компания останется на территории. Может быть сменено руководство, но мы рассчитываем, что компания будет работать на территории и будет вести, в том числе, и социальные проекты. Губернатор встречался с новым руководством ЮКОСа, и думает о том, что эта компания достаточно успешна. Есть масса претензий и по налогам, но достаточно успешно работала на территории. Вы понимаете, терять инвестора, терять того, кто успешно работает, конечно, нам не хочется. Но одновременно нельзя представить, что умрет от этого Томская область, если не будет ЮКОСа. Жалко, если так случится. Руководство области полагает, что менеджмент компании очень продвинутый, они нам стиль задали, они нам показали, как работать можно.

Мелани Бачина: Основным потребителем социальных проектов ЮКОСа на территории Томской области была молодежь, большая часть денег уходила на стипендии, оснащение школ и вузов техникой, строительство спортивных площадок. Праздники для молодежи, которые город с трудом мог себе позволить, нефтяники вытягивали легко. С ЮКОСом могут уйти не только и не столько деньги, но и люди, те самые, которых выращивали много лет.

Андрей Шарый: В московской студии Радио Свобода побывал губернатор Томской области Виктор Кресс. С ним на тему о ЮКОСе, Михаиле Ходорковском, отношении местных властей к опальной компании беседовал Владимир Бабурин.

Владимир Бабурин: В июле 98-го года господин Ходорковский, вы и профсоюз "Томск-нефть" подписали протокол о социальном партнерстве, в рамках которого вы обещали руководству ЮКОСа подумать над возможностью освобождения низкорентабельных нефтепромыслов от налогов. Вы говорили о компании ЮКОС такие слова: "Иные защитники интересов томичей говорят, что я имею что-то от ЮКОСа и потому не начинаю с ними воевать. Просто я не вижу необходимости в такой войне, в какой ее видят некоторые. Все, что ни делает ЮКОС, он делает по закону". Это вы сказали в интервью "Независимой газете". В какой-то момент наступило прозрение, и вы перед тем, как стали баллотироваться на третий срок, заявили: "Хочу сказать, что я храню копии всех документов, касающихся деятельности ЮКОСа в области приватизации Восточно-нефтяной компании, в моем архиве содержатся письма, ответы и резолюции, официальная переписка с господином Ходорковским с первого дня работы ЮКОСа в регионе. Если потребуется, готов предъявить эти документы средствам массовой информации и любому суду". Пришлось предъявлять?

Виктор Кресс: Нет, не пришлось. Но я имел в виду следующее: вначале у нас отношения с ЮКОСом складывались непросто. В начале 98-го года, они к нам пришли в конце 97-го года, период совпал с низкими ценами на мировом рынке на нефть. Поэтому компания искала пути снижения себестоимости. Отсюда принимали некоторые решения, которые ущемляли, мягко говоря, интересы территорий, появлялись безработные, сокращались рабочие места и на этом фоне на первом этапе конфликтовали или по-разному видели развитие событий. Но затем, когда цена нефти начала расти на мировом рынке, и многие вопросы, которые мы изначально ставили, компания решала и поэтому, естественно, не было надобности воевать. Зачем воевать, когда можно нормально работать, сотрудничать в интересах и людей, работающих на нефтепромыслах, и в интересах тех, кто получал налоги и в интересах всех жителей области.

Владимир Бабурин: То есть до того, как господин Ходорковский не оказался в Матросской тишине, у вас не было с ним никаких проблем?

Виктор Кресс: Не было и сегодня нет.

Владимир Бабурин: В центре внимания остается статья в газете "Ведомости", которая была подписана "Михаил Ходорковский, гражданин России". Хотя многие мои коллеги, несмотря на заверения Антона Дреля, адвоката Михаила Ходорковского, что да - это, безусловно, Ходорковский сам написал статью, очень все-таки сомневаются в этом авторстве.

Виктор Кресс: Я по стилю считаю, что эта статья написана Ходорковским. Нельзя сказать, что мы много общались, но по стилю - это его. Я считаю, что это плод его размышлений, анализа, и пришел он к этим выводам сам, на мой взгляд.

XS
SM
MD
LG