Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обязательные военные сборы старшеклассников: есть ли смысл?


Андрей Шарый беседует с военным экспертом Александром Гольцем.

Андрей Шарый: Московские десятиклассники отправятся на пятидневные воинские сборы. Каждому учебному заведению выделен свой срок, но выехать на сборы все школьники должны до 29 мая включительно. Прокомментировать решение о проведении военных сборов для старшеклассников я попросил известного военного эксперта, обозревателя московского "Еженедельного журнала", автора только что вышедшей книги "Армия России. 11 потерянных лет", Александра Гольца.

Александр Гольц: В России возрождается русский милитаризм, как ни страшно произносить это словосочетание. Милитаризм есть попытка решать любые проблемы прежде всего военным путем. И власть, столкнувшись с тем, что люди заняты прежде всего своими личными, а отнюдь не общественными делами, пытается по советской системе, не только по советской, по русско-имперской системе, прививать любовь к родине с помощью строя, полагая, что нельзя быть патриотом, не научившись собирать-разбирать автомат Калашникова.

Андрей Шарый: Я процитирую начальника отдела Главного организационного управления Генерального штаба полковника Евгения Бурдинского. В интервью агентству "Интерфакс" он заявил, что "основная цель сборов - оценка самими юношами своих военных знаний, приобретенных в ходе начальной военной подготовки". Я очень сомневаюсь, что у большинства российских юношей есть желание оценивать таким образом уровень своей военной подготовки. Скажите, Александр, как военный эксперт, - имеет смысл вызывать школьников на пятидневные сборы?

Александр Гольц: Разумеется, никакого. Это некая милитаристская демонстрация, некий милитаристский смысл, никакого отношения к военной подготовке это не имеет. Я скажу больше: и двухгодичная служба в наших вооруженных силах тоже имеет мало отношения к системе подготовки настоящих солдат. В общем-то 90% того, чем занимаются наши военнослужащие сегодня, и чем обязательно занимается любая массовая призывная армия - это плохое обслуживание самих себя, хождение в наряд, поиски пропитания и так далее. Я уже не говорю о многочисленных злоупотреблениях, которые сплошь и рядом проявляются в наших вооруженных силах. Никакого отношения к современной армии, к моделям существования современной армии все эти игры не имеют.

Андрей Шарый: Я продолжу цитировать полковника Генштаба. Он говорит, что "военные комиссары, командиры воинских частей помогают школьникам организовать посещение воинских частей, провести знакомство с вооружением, военной техникой, учебные стрельбы из автоматов". В самом факте этого нет ничего плохого, как вы считаете?

Александр Гольц: Плохого нет и хорошего нет. Единственное, Юрий Михайлович Лужков, человек, чрезвычайно тонко чувствующий ветры, дующие из Кремля, очень точно уловил, что сегодня лояльность чиновник может проявить, подписав такое решение о совершенно бесполезной и, дай Бог, чтобы безопасной посылке школьников в военные лагеря. Это может быть опасным, если они там столкнутся с идиотами, которые, в общем-то, в российской армии встречаются. Вспомним страшную историю про ханты-мансийского школьника, которого попросту запытали в армии во время этих сборов.

Андрей Шарый: Александр, я закончил среднюю школу в начале 80-х годов, и, насколько помню, никаких подобного рода мероприятий с нами, тогдашними старшими школьниками советскими не проводили, ни на какие сборы мы не ездили. Вы не подскажете, в истории советской армии, советской системы образования была такая практика, чтобы посылали старших школьников на пятидневные сборы?

Александр Гольц: Боюсь, что у нас нет примеров. Разве что перед войной были специализированные школы артиллерийские, авиационные, военно-морские, где усиленно преподавали военные науки. Боюсь, что вот это начинание - впервые в российской истории.

XS
SM
MD
LG