Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Врачи без границ" не вернутся к работе на Северном Кавказе, пока не будут выяснены все обстоятельства похищения Арьяна Эркеля


Лиля Пальвелева, Москва: Международная неправительственная организация "Врачи без границ" не вернется к работе на Северном Кавказе, пока не будут выяснены все обстоятельства похищения главы гуманитарной миссии организации в Дагестане Арьяна Эркеля. Арьян Эркель был освобожден из плена 11 апреля 2004-го года. Несмотря на то, что представители "Врачей без границ" работают в "горячих точках" разных стран, угроза их безопасности возникает крайне редко - утверждает представитель этой международной гуманитарной организации Кенни Глак:

Кенни Глак: Люди понимают, что гуманитарная помощь - обязательная вещь во время кризисной ситуации. Мы не работаем в пользу одной или другой стороны военного конфликта. Большинство стран этот принцип уважает и оставляет нас в покое, не мешает заниматься нашей работой.

Лиля Пальвелева: По всей видимости, Северный Кавказ является исключением. Начиная с 1995-го года, в этом регионе были похищены 50 работников международных гуманитарных миссий. В августе 2002-го года в заложники взяли голландца Арьяна Эркеля, освобожденного лишь недавно после 20 месяцев заточения. Кенни Глак, который когда-то сам побывал в чеченском плену, подчеркивал: "Врачам без границ" для освобождения Эркеля пришлось прибегнуть к услугам частной российской компании - организации "Ветераны службы внешней разведки".

Кенни Глак: Он нам помогли. Точных деталей того, чем они занимались, у нас нет, потому что мы не понимаем в этой работе. Это ужасно, что нам пришлось прибегнуть к услугам частной организации. Расследование таких преступлений и освобождение заложников - обязательство государства. Мы не знаем почему, но Россия не выполнила своих обязательств.

Лиля Пальвелева: В организации "Врачи без границ" не знают, возобновят ли они работу на Северном Кавказе.

Кенни Глак: Мы до сих пор не понимаем, почему он был взят в заложники, и должны все это понять, прежде чем сможем принимать решения для будущих действий. Для нас это трудно. Мы - не организация аналитиков или сыщиков. Мы - медицинский персонал, и когда мы видим, что люди нуждаются в помощи, наш инстинкт – идти и помогать. Но в ситуации, когда гуманитарная работа под угрозой, мы не можем просто реагировать на этот инстинкт, но должны быть немножко осторожны.

Лиля Пальвелева: И это - беда для оставшихся без нашей помощи людей - признает Кенни Глак.

XS
SM
MD
LG