Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Закончен ли этап олигархического общения российского бизнеса с российской властью?


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Владимир Бабурин, который беседовал с членом правления бюро Российского Союза промышленников и предпринимателей Александром Шохиным.

Кирилл Кобрин: Президиум общероссийской общественной организации малого и среднего бизнеса предпринимательства "Опора России" выдвинул члена правления бюро Российского Союза промышленников и предпринимателей Александра Шохина кандидатом на пост председателя координационного совета российского бизнеса. По оценке газеты "Коммерсантъ" это означает, что этап олигархического общения бизнеса с властью можно считать законченным. О том, что думает по этому поводу сам Александр Шохин, у него спросил Владимир Бабурин.

Владимир Бабурин: Очень красивая фраза: "Этап олигархического общения бизнеса с властью можно считать оконченным". Как вы это понимаете, тем более, что увязывается с вашим именем, с вашим возможным новым назначением, пускай и на общественную работу?

Александр Шохин: Если говорить по существу, то хотел бы напомнить, что два-три месяца тому назад член бюро РСПП Владимир Потанин предложил бизнес-организациям объединиться. Речь шла о возможном объединении Российского Союза промышленников и предпринимателей, представляющего интересы крупного бизнеса, как считается, и называемого даже профсоюзом олигархов; "Деловой России", которая представляет интересы среднего бизнеса, и организации "Опора России", которая защищает интересы малого бизнеса. В течение двух месяцев заседали специальные рабочие группы по координации усилий, и в результате появилось предложение не объединяться. Объединение представляется преждевременным всем организациям, в том числе по той причине, что, действительно, каждая из них занимает определенную нишу по защите интересов конкретных групп предпринимателей - крупного, среднего, малого бизнеса. Но в то же время есть даже довольно большой круг вопросов, где интересы разных групп бизнеса, безусловно, пересекаются. Это и защита прав собственности, это механизмы внесудебного, досудебного регулирования деловых споров, это и взаимодействие с государством и профсоюзами в рамках трехсторонних консультаций и трехсторонней комиссии.

И в этой связи начался уже в конкретном плане в середине апреля обсуждаться вопрос о создании координационного совета, который бы действовал на постоянной основе. Было принято решение о том, что каждая из организаций делегирует по пять человек в этот координационный совет, принцип равного представительства обеспечивается не по удельному весу членов каждой организации в валовом внутреннем продукте, а именно равные представительства самих организаций. Кстати сказать, может быть к учреждению координационного совета подключится четвертая организация - Ассоциация российских банков, такая возможность есть. И тогда вот этот координационный совет, который пока что рассматривается как общественный, но постоянно действующий орган, мог бы отстаивать общие для всего бизнеса задачи и ставить перед властью общие для бизнеса вопросы.

В этом смысле, безусловно, этап олигархического общения с государством заканчивается. Но я бы не упрощал ситуацию. Дело в том, что президент Путин встречался и с "Деловой Россией", и с "Опорой", правда, в момент их создания, учреждения, встречался он не на институализированной основе с представителями обрабатывающих отраслей и компаний, занятых в новой экономике. Поэтому были примеры того, что президент и власть в целом общаются не только с представителями крупного капитала, лидерами российской экономики. Известно, что в бюро РСПП входят руководители компаний, на долю которых приходится две трети валового внутреннего продукта российского. Сейчас речь идет об институализации такого более широкого формата. В этом, прежде всего, как это ни странно на первый взгляд, заинтересован крупный бизнес и РСПП, как организация, которая традиционно ассоциируется с крупным бизнесом. Почему? Потому что сложилась такая обстановка в стране, когда любая, даже здравая инициатива представителей крупного бизнеса или РСПП часто воспринимается как попытка защитить интересы крупного капитала в ущерб и малому капиталу, в ущерб народным интересам и так далее. И в этом смысле РСПП готов, условно говоря, поступиться долей голосов в этой общей организации бизнеса, которая будет как мягкая форма объединения функционировать с тем, чтобы действительно инициативы, идущие от бизнеса, в том числе от представителей РСПП, воспринимались как защита интересов всего бизнеса.

Владимир Бабурин: "Коммерсантъ" пишет, что вы вернулись в более привычное для себя состояние посредника, но на сей раз не между Россией и "Большой Семеркой" или Россией и Международным валютным фондом, а между властью и бизнесом. Вот то, что сейчас вы говорили о бизнесе среднем и малом - это понятно. Но раз уж вам уготовлена роль посредника, можно ли ожидать, что из ваших уст в какой-то форме прозвучит фамилия Ходорковский и название "ЮКОС", тем более, что истерика по этому поводу, как просил господин Путин, закончилась и можно, наверное, по прошествии времени и некоторых событий, некоторых публикаций, поговорить об этом более спокойно.

Александр Шохин: Я бы так сказал: называйте посредником, переговорщиком, не знаю, что лучше, но я не воспринимаю в случае, если состоится такого рода назначение на пост председателя координационного совета российского бизнеса, то я могу действовать, только имея мандат от всех организаций. И даже, скажем, вчера, когда обсуждался вопрос на президиуме "Опоры России" о номинировании меня от этой организации на пост руководителя координационного совета, вставал вопрос о возможном консенсусном механизме принятия решений. О том, что каждая из организаций, утверждающих координационный совет, может иметь право вето, например, в случае, если у нее особое мнение есть, которое не учитывается другими членами организации. В этом смысле механизм этой координации настолько мягкий, мягче даже чем у нас в бюро РСПП, где технология такая, что президент союза Вольский не является начальником, скажем, этой организации, а он должен излагать обсужденные и проголосованные решения. Хотя у нас большинство принимает решение при голосовании. В этой связи только в том случае, если только такого рода мандаты будут обсуждать конкретные дела, называть конкретные фамилии, я как возможный руководитель совета координационного могу ставить соответствующие вопросы.

Другое дело, что мы сами должны внутри организации бизнеса консолидироваться в части отношения своего к таким острым вопросам, не обходя углы, может быть. Но в то же время речь идет о том, чтобы нам найти общее множество, если математическим языком говорить, множество, где проблемы, в решении которых заинтересованы каждая из организаций, они были интересны и остальным. Я думаю, что в контексте защиты прав собственности, где, как сказал Чубайс, от дачного участка до миллиардов Ходорковского проблема может стоять одинаково, эту проблему надо поднимать, обсуждать и ставить перед властями. Поскольку защита прав собственности, предсказуемость власти, предсказуемость изменений в законодательстве - все это вещи, которые интересуют и малый бизнес, и крупный бизнес в равной мере.

XS
SM
MD
LG