Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Когда российская армия станет профессиональной?


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Лиля Пальвелева и Дмитрий Казнин.

Андрей Шароградский: В России начался весенний призыв на военную службу. Многие по-прежнему уверены в том, что обязательный призыв в армию следует сохранить, так как он развивает в молодых людях патриотизм и приучает к дисциплине. Однако, согласно данным социологов, противников срочной службы все же гораздо больше, чем тех, кто ее поддерживает. В первую очередь это связано с повальной дедовщиной в воинских частях, где случаи массового дезертирства из-за неуставных отношений стали обычным явлением. Многие политики поддерживают идею перехода российской армии на контрактную основу, однако, несмотря на это, даже приблизительные сроки военной реформы назвать сложно.

Тему подготовила Лиля Пальвелева.

Лиля Пальвелева: С каждым годом в России становится все труднее проводить призыв на военную службу, большая часть юношей старается избежать ее всеми правдами и неправдами. В Москве, к примеру, по прогнозам военного комиссариата города, в нынешнюю кампанию призовут около пяти тысяч граждан, это около 10% от числа всех призывников. Еще более скромные цифры, сообщает наш корреспондент Дмитрий Казнин, в Петербурге.

Дмитрий казнин: По словам начальника пресс-службы Ленинградского военного округа полковника Юрия Кленова, в Петербурге во время весеннего призыва, по прогнозам вроенных, будут призваны лишь 4% от плана – четверо из ста призывников. По Ленинградскому военному округу средний показатель составляет около 10%. С каждым годом растет число призывников, имеющих приводы в милицию и судимости. Во время прошлого призыва таких было 13%. Увеличивается количество негодных к военной службе из-за психического здоровья, а также наркоманов. Снижается образовательный уровень. Прошлой осенью из региона в войска было отправлено 300 человек с образованием 7 классов и ниже. Кроме того, растет число молодых людей, не годных к службе в армии по состоянию здоровья. В ходе прошлой призывной кампании в запас было передано шесть с половиной тысяч призывников, еще семистам предоставлена отсрочка на лечение. Огромное количество юношей уклоняются от призыва или прячась, или просто игнорируя повестки военкомата.

Лиля Пальвелева: Для того, чтобы улучшить такие показатели, утверждает глава российского представительства Фонда гражданских свобод Павел Арсеньев, за так называемыми "уклонистами" военкоматы ведет настоящую охоту.

Павел Арсеньев: Как будет проходить этот призыв, я, например, нисколько не сомневаюсь, что, несмотря на все на заверения, что будут облавы такие массовые милицейские объявлены незаконными, обещано, что их не будет, они обязательно будут, без всякого сомнения. Обязательно будут в массовом порядке забирать ребят тех, которых потом признают, что они негодны к службе в армии. Будут обязательно массовые жалобы родителей. Все это - знак нашей общей беды и показатель большого неблагополучия дел в армии.

Лиля Пальвелева: Военный комиссар Москвы Василий Красногорский возмущение Павла Арсеньева не разделяет.

Василий Красногорский: Насколько мне известно, никаких облав не было, и если неправомерно где-то действовали в каких-то отдельных случаях, что-то доказано, это в рамках ответственности тех людей. А так, по моей оценке, милиция действовала в рамках закона и правильно.

Лиля Пальвелева: Всех этих споров и всех эти проблем могло бы и не быть, если бы в России наконец осуществили военную реформу и полностью перевели бы вооруженные силы на профессиональную основу. О намерении сделать это в прежние годы не раз заявляли на самом высоком уровне. Депутат Государственной Думы от СПС Александр Баранников считает, что весенний призыв 2003-го года может и должен быть последним в истории России дореформенным призывом.

Александр Баранников: Необходимо уходить от призыва на два года. Для того, чтобы формировать вооруженный обученный резерв, достаточно призыва на шесть месяцев. И страну должна защищать не та армия, которая у нас сегодня есть, а профессиональная армия, только она может действительно защитить страну в современном мире. Эта реформа выгодна государству, но она крайне неудобна генералам, поскольку от этой реформы зависит их будущее, количество генеральских должностей, их зарплаты, а также возможность иметь такую огромную бесплатную трудовую армию. Я напомню, что в конце прошлого года правительство обсуждало вопрос реформы вооруженных сил, тогда предложение генералов заключалось в том, что реформу нужно начинать в 2007-м году, а переходить к сокращению сроков службы по призыву возможно будет с 2011-го года. Благодаря кампании, которую мы подняли в прессе, благодаря выступлениям на этом заседании правительства, нам удалось убедить и премьер-министра и других членов комиссии о необходимости пересмотреть эти сроки. Правительство поручило Министерству обороны до мая этого года пересчитать точные сроки начала реформы вооруженных сил для того, чтобы и начало и окончание этой реформы, то есть сокращение сроков службы, было растянуто не на десять лет, как предполагают военные, а произошло за один-два года. Поэтому мы надеемся, что этот призыв действительно будет последний до принятия решения о действительном переходе к реформе вооруженных сил.

Лиля Пальвелева: Секретарь аналитической комиссии Союза комитетов солдатских матерей Ида Куклина службу по призыву называет "крепостной повинностью" и ратует за ее полную отмену. При этом она признает:

Ида Куклина: Конечно, военная реформа дело такое огромное, что тут возможны столкновения различных точек зрения и так далее. Но я хотела бы обратить ваше внимание на другое. Дело в том, что сейчас после встречи Путина с силовиками, после различных заявлений официальных нашего военного руководства ясно, что они проводят "военную реформу", потому что мы не можем назвать это военной реформой, совершенно в тайне от общества. Заявлено о том, что будут призываться граждане СНГ в российскую армию, что они будут вербоваться в контрактники, что четыре дивизии будут переведены на контрактную основу и так далее. Но что там, какая модель реформы рождается в головах военного руководства – совершенно неясно. Все это делается в тайне от общества, и никто не знает, к чему это приведет, и никто не допускается даже к обсуждению этой военной реформы. Военную реформу, по нашему глубокому убеждению, нельзя проводить тайно, надо представить обществу ту модель, что получится в результате этой военной реформы. Сейчас никто этого не знает. И я считаю, что это огромная ошибка не только наших призывников, но и президента.

Лиля Пальвелева: По наблюдению представителя Фонда гражданских свобод Павла Арсеньева, все рассуждения о военной реформе сводятся к двум вещам.

Павел Арсеньев: Либо подсчетам, сколько денег на какую армию хватает нынешнего бюджета, либо чей бы опыт нам взять и скопировать. Мне кажется, эти разговоры не очень правильные, потому что деньги дело важное, но дело не в деньгах. И у Петра в казне было пусто, и у большевиков было небогато, а и там, и там удалось создать армии, которые одержали немало славных побед и армии были хорошие. А что касается чужого опыта. То, к счастью или к сожалению, мы никогда Америкой или Францией не станем, поэтому нам нужно строить армию как-то по-своему. Я считаю, что пока не будет честно признано, что мы до сих пор российской армии не создали, а у нас есть дезорганизованная и дезориентированная советская армия, одетая в российские шинели, никакой реформы начать невозможно, потому что это та отправная точка, с которой надо начинать.

Лиля Пальвелева: По мнению человека в погонах - военного комиссара Москвы Василия Красногорского, отменять или сокращать призыв на срочную службу нецелесообразно.

Василий Красногорский: Это вред, на мой взгляд, вредно для государства. Есть такие военные профессии, которые не предполагают содержать по контракту, это дорого для государства, а именно достаточно того, что будут служить по призыву.

XS
SM
MD
LG