Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Весенний призыв сопровождается бурной дискуссией о российской армии


Программу ведет Владимир Бабурин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Олег Кусов, Сергей Данилочкин беседует с военным обозревателем "Комсомольской правд" Виктором Баранцом.

Владимир Бабурин: В России продолжается весенний призыв, который сопровождается довольно бурной дискуссией о российской армии. Оптимисты даже склонны считать, что этот призыв мог бы стать последним, но у них слишком много оппонентов. "Военная реформа в России: от стратегических интересов страны к концепции новой армии" – конференция под таким названием прошла в среду в Москве. Ее организаторами стали несколько общественных организаций, в числе которых Совет "Национальная стратегия" и Союз комитетов солдатских матерей России.

Олег Кусов: Среди участников конференции были политики, сотрудники правозащитных организаций, военные аналитики, общественные деятелей. Выступающих условно можно было разделить на сторонников военной реформы по западному образцу и приверженцев отечественных традиций. Например, депутат Государственной Думы России Алексей Митрофанов убеждал участников конференции, что российской армии губительно перенимать особенности американской или европейских армий.

Алексей Митрофанов: Разговоры о том, что мы должны иметь маленькую армию из трех потешных полков - это несерьезный разговор. Если завтра что-то произойдет на каком-то ядерном объекте, первые туда военные пойдут, не гражданские – вот в чем суть российской армии. Армия не может быть контрактной, это глубоко принципиальный, я бы сказал, философский вопрос. Армия никогда не была в России за деньги. Нам надо искать в области технологий свои пути, то есть не слепо копировать американцев, как мы занимались, к сожалению, в советское время. Американцы сделали "Шаттл", а мы "Буран", они сделали, а мы ответили симметрично. Не так надо действовать. Надо концептуально развивать свои схемы в области военных технологий.

Олег Кусов: В то же время военный аналитик Владислав Шуригин убежден, что делить современную военную науку на западную и восточную нельзя.

Владислав Шуригин: Как есть некие иллюзии, что есть некие восточные пути и есть западные пути. На самом деле попытка следовать любому чужому пути на самом деле тупиковая, потому что американская армия точно так же не похожа на английскую армию, как современная русская не похожа на немецкую армию. Хотя, казалось бы, американцы и англичане говорят на одном языке. У них совершенно разные культурологические традиции, совершенно разные служебные традиции, совершенно разные технологи, при том, что, например, очень общее оружие. Применение оружия в мире существует всегда, оно примерно у всех одинаково, вопрос только заключается в том, как подвести свою вооруженную силу к тому, чтобы это применение было грамотным, чтобы оно отдавало эффект, чтобы оно приводило к победам.

Олег Кусов: Президент межрегионального общественного объединения Фонд поддержки военной реформы Павел Золотарев считает, что военная реформа в постсоветской России даже и не начиналась.

Павел Золотарев: Ее просто и не было. Когда государство примет политическое решение с тем, чтобы природные ресурсы, которые богатейшие есть в стране, работали не только на 17 миллиардеров российских, но еще и на государство, и на общество, тогда, я думаю, реально и осуществление военной реформы.

Олег Кусов: По мнению военного обозревателя Павла Фельгенгауэра, российская армия значительно отстала от армий западных стран.

Павел Фельгенгауэр: Что мы должны все время азиатчины своей держаться? Россия всегда заимствовала многие военные идеи на Западе, но бывало и на Востоке, когда на Востоке были интересные идеи. Когда татары и монголы в свое время были лучшее войско, то заимствовали оттуда, особенно по части организации кавалерии. Но сейчас заимствовать надо там, где передовая арами. А то, что наши вооруженные силы ни на что не пригодны – опыт Чечни показываете, особенно в сравнении с действиями американцев в Ираке. Мы продолжаем иметь огромные вооруженные силы, больше даже по численности списочной, чем у Соединенных Штатов Америки, ориентированные на ведение глобальной войны в США, а это нам не по силам ни содержать такие силы, ни войну вести. Это значит надо отказываться от глобальной роли, которая России сейчас не по плечу и не по карману. При наших военных расходах, которые сравнимы с военными расходами Италии или Бразилии, мы можем иметь довольно приличные вооруженные силы, сравнимые по численности с американскими, с французскими, которые могли бы эффективно вести локальные войны, взаимодействовать в коалициях с другими странами и иметь такой скромный, но действенный ядерный потенциал. Попытки продолжать поддерживать на плаву советскую систему обречены на то, что у нас вообще не будет вооруженных сил неспособных вообще ни на что.

Владимир Бабурин: Прокомментировать перспективы военной реформы в России мы попросили военного обозревателя газеты "Комсомольская правда" Виктора Баранца.

Сергей Данилочкин: Более десяти лет тому назад заговорили о том, что военная реформа необходима России, и давайте сначала обозначим те принципиальные направления, принципиальные цели, которые ставились перед военной реформой тогда, когда она начиналась.

Виктор Баранец: Я должен сделать принципиальную оговорку, что попытки серьезно реформировать армию все-таки делились не 10 и не 15, а, может быть, 25 лет назад. Я хорошо помню то время, потому что служил там. И недавно мне попались в архиве документы, огромная куча документов Минобороны Генштаба, где уже тогда создавались различные концепции разработки армии по видам, по родам войск и вооруженных сил, по финансовому обеспечению, по социальному обеспечению военнослужащих. Мне уже кажется после сегодняшних высказываний некоторых аналитиков, разговоры о военной реформе начинают в России быть похожими на приведение: все о ней говорят, но никто ее не видел. Пока мы размышляем, какой модели наша армия будет – азиатской, западной, восточной, наша армия, к сожалению, все больше и больше становится похожа на иракскую, только там ядерных ракет и флота и ВВС нет.

Сергей Данилочкин: Я думаю, что это к счастью, что в Ираке не было ядерных ракет, ни химического оружия. Давайте все же вернемся к целям военной реформы. Насколько я себе представляю, одна из таких целей, одна из задач, которая обсуждалась, это было превращение армии из армии, которая набирается, в армию профессиональную.

Виктор Баранец: Если говорить о реформе или хотя бы ее основных столпах, вы правильно затронули один из них – это контрактная армия. Об этом сейчас говорят, политические партии сделали эту проблему своей любимой косточкой, в частности, СПС. И сейчас все говорят о необходимости быстро, в течение двух лет перейти на профессиональную армию. Давайте апеллировать к фактам: вот вам 76-я воздушно-десантная дивизия, которую в качестве эксперимента решили перевести на контрактную основу, даже не всю дивизию, а к маю один полк. Выделили деньги на это, стали набирать. Приехало сто человек, из них 80% это люди, которые убегают от милиции, которые наркоманы, которые имели криминальное прошлое. У других - по другим параметрам, со здоровьем не подходят. И командование ВДВ было вынуждено просто выполнить приказ и стало набирать из войск людей, которые служат, которые просто предложили годик послужить в виде контрактников. Здесь, мне кажется, мы уже долгое время, в течение последних десяти лет, мы себя очень сильно обманываем одной вещью – мы пытаемся создать так называемую маленькую дешевую армию, не выделяя на это достаточно финансовых средств. И вот эти все разговоры, в том числе в кулуарах Государственной Думы и с высоких трибун о том, что Россию надо мгновенно переводить на контрактную армию, вы знаете, это популистская политическая авантюра, на которую упорно подталкивают наших генералов некоторые политики и яростно спекулируют на этом. Генералы хотят иметь профессиональную армию, но прежде всего экономические условия не позволяют этого сделать. Сейчас стало модно говорить, что не хватает политической воли, вы знаете, до некоторых пор так думал и я. Но опять же обратимся к фактам. Разве не вы были свидетелем того, как военно-космические войска, которые существовали как самостоятельный род войск, присоединили к ракетным войскам стратегического назначения. Просуществовали они в такой форме, их сейчас разъединили. 16-ю воздушную армию расформировали, сейчас формируют. Пограничные войска сначала существовали в структуре КГБ, их отсоединили, потом опять присоединили. Вы понимаете, у нас военная реформа становится дорогостоящей игрушкой государства. И когда нужно сделать глуповатые шаги, тут всегда находится политическая воля, а когда надо нашему высшему политическому руководству отбросить все эти передряги в кулуарах, когда собираются пионеры, пенсионеры, ветераны, домохозяйки, швейцары, начинают публично обсуждать, какая военная реформа нам нужна, - это просто становится смешным. Потому что это дело государственное и должно решаться волевым способом на государственном уровне при абсолютном государственном финансировании тех шагов, которые наметили. А намечено, я считаю, правильно. Перевод 76-й дивизии на полностью контрактную основу – это первый шаг, который может себе позволить военная казна России, ее военно-политическое руководство.

XS
SM
MD
LG