Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Акции протеста против войны в Ираке в Москве на фоне продолжающейся войны в Чечне


Программу ведет Владимир Бабурин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Лиля Пальвелева и Никита Татарский, лидер СПС Борис Немцов, телевизионный журналист Виктор Шендерович, руководитель ПЕН-Центра России Александр Ткаченко, поэт Игорь Иртеньев.

Владимир Бабурин: В среду в связи с шествиями и митингом к посольству Соединенных Штатов по центру Москвы было совершенно невозможно проехать, милиция закрыла почти половину Садового кольца. Одновременно резко ограничив движение и на прилегающих улицах, незакрытые участки сами по себе превратились в одну сплошную пробку. С начала 90-х центр Москвы не видел ничего подобного. Партия "Единая Россия" и профсоюзы заявили сто тысяч участников антивоенной акции и используя незабытый еще опыт КПСС снимали людей с работы и отменяли занятия в институтах. Кто забыл, что такое разнарядка - вспомнил, кто не знал - теперь узнал. Репортаж с митинга Никиты Татарского:

Никита Татарский: Движение автотранспорта по Садовому кольцу перед началом антивоенной акции было специально перекрыто. В митинге, по данным милиции, приняли участите около 100 тысяч человек. Свою позицию митингующие выражали при помощи плакатов и транспарантов с надписями, среди которых встречались: "Нет мира на крови", "Россия, президент, мир", "Буш, не позорь нацию", "Стыдись, Америка", а также скандируя: "Нет войне" и "Yankee, go home". Большую часть митингующих составляли активисты партии "Единая Россия", члены рабочих профсоюзов и студенты. С трибуны перед собравшимися выступали члены партии "Единая Россия", Федерации профсоюзов и представители общественности. Вот мнение председателя Московской Федерации профсоюзов Михаила Ногайцева:

Михаил Ногайцев: Сегодня вы собрались на этой площади, чтобы сказать свое нет войне. Какую демократию несут сегодня на землю Ирака, на землю всей страны те, кто, прикрываясь словом "демократия", пытается переустроить мир, те, кто несколько дней назад расстрелял колонну наших дипломатов?! Или демократия это то, что доктору Рошалю не дали вывезти детей из Багдада?! Лавры флибустьеров не дают покоя династии Буша.

Никита Татарский: Мнение собравшихся звучало менее жестко. По их словам, призвать США к политическому урегулированию в Ираке - долг цивилизованного человека. Однако, по некоторым сообщениям, не все митингующие пришли к зданию посольства США добровольно. Я спросил об этом нескольких участников антивоенной акции.

Вы сюда пришли с товарищами просто как граждане, или вы, может, отреагировали на какой-то призыв?

Мужчина: В данном случае это "Единая Россия" позвала нас сюда. К сожалению, вот так вот, чтобы лично - вот, когда появился инициатор, тогда появилось и желание. Говорим на кухнях об этом очень много, но какой-то организующей силы не было.

Никита Татарский: Как вы узнали о том, что эта акция будет проводиться?

Студент: Наш декан, Московская гуманитарная социальная академия.

Никита Татарский: Митинг прошел без особых инцидентов, и через два часа люди стали расходиться по домам под присмотром более двух тысяч сотрудников милиции.

Владимир Бабурин: Наш корреспондент не заметил или не захотел процитировать еще один лозунг: "Джордж Буш забыл, а, видно, зря 11 сентября". Здесь комментировать уже совершенно нечего. Главным организатором митинга, напомню, была партия "Единая Россия", которая продемонстрировала умение хорошо использовать административный ресурс. Правда, не слишком понятно, как увязываются действия партии власти со словами президента Путина, который ясно сказал, чья победа выгодна России. Вот как прокомментировал ситуацию лидер Союза правых сил Борис Немцов:

Борис Немцов: Нужно адекватно оценивать ситуацию. Первое - никакой истерики по поводу того, что происходит, быть не должно, поскольку стратегические интересы России, безусловно, связаны с нормальными отношениями и с Европой, и с Соединенными Штатами Америки, эти стратегические интересы для нас гораздо важнее. Я считаю, что сейчас картина более-менее ясная. Американцы выполнят те задачи, которые перед собой поставили, и дальше жизнь продолжается, и Россия должна соответствующим образом занимать свою нишу в этой всей международной политике. В чем, собственно, наш интерес? Мы, конечно, заинтересованы в сохранении мирового порядка, который сложился после Второй мировой войны, то есть сохранении дееспособной Организации Объединенных Наций. Второе - мы заинтересованы в том, чтобы на рынке нефти не произошло обвала. Третье - мы, конечно, заинтересованы в восстановлении Ирака и разработке нефтяных месторождений.

Я понимаю, что та позиция, которую заняла Россия, она вряд ли будет способствовать тому, чтобы реализовать задачи, о которых только что сказал. У нас - еще один резерв. Мы самостоятельно можем играть активную роль на мировом рынке нефти, чем сейчас. Для этого нужно увеличивать экспортный потенциал России, а увеличивать за счет новых транспортных систем, за счет строительства магистральных нефтепроводов. Кстати говоря, в этом направлении от государства ничего кроме доброй политической воли не требуется. Убежден, что политическое решение, разрешающее за счет частных инвесторов строить нефтепроводы, приведет к радикальному усилению позиций России в мире - Россия может стать крупнейшим экспортером нефти, даже большим, чем Саудовская Аравия, приведет к радикальному улучшению инвестиционного климата в стране, к росту доходов российского бюджета. Это решение по масштабу, по глубине похоже на строительство железных дорог в XIX веке, которые стали импульсом к промышленному буму в России. Удивлен, почему российское руководство не понимает этих очевидных вещей, и почему мы опять упускаем свой шанс.

Владимир Бабурин: Еще раз вернусь к митингу у американского посольства в центре Москвы. Я не берусь сказать, были ли там заявлены сто тысяч человек, коллеги-телевизионщики утверждают, что значительно меньше, не это важно. Этот митинг по количеству людей не шел ни в какие сравнения с акциями против войны в Чечне, которые собирают в лучшем случае сотню-другую участников, а обращение общественных деятелей, которое называлось "Остановим чеченскую войну вместе", осталось и вовсе не услышанным. Рассказывает Лиля Пальвелева:

Лиля Пальвелева: Около недели назад Геннадий Селезнев, гладя головы иракских детишек, посетивших Государственную Думу, сообщил им: "У нас в Чечне уже все закончилось, надеюсь, что и у вас скоро наступит мир". Не дай бог никому такого мира - заявляют российские общественные деятели. В сводках правозащитного центра "Мемориал" читаем: "Уже после проведения референдума 26-го марта в селе Чири-Юрт Шалинского района военные в масках, приехавшие на БТР, задержали в его собственном доме местного жителя Ваху Пекаева 1965-го года рождения. Военные отказались сообщить, куда увозят задержанного, о его судьбе ничего не известно". Таких историй много, мирных жителей в Чечне продолжают похищать и убивать, - заявляет известный телеведущий Виктор Шендерович:

Виктор Шендерович: Продолжается геноцид в отношении народа. Продолжаются ответы, это естественно, война не может быть односторонней. Референдум ничего не изменил, что даже не требовалось доказать, что референдум имел цели даже внутри даже не Садового кольца, а совсем внутри Кремля. Ничего не изменилось.

Лиля Пальвелева: Выход, по мнению Виктора Шендеровича, один.

Виктор Шендерович: Надо сделать так, как проходили демонстрации в Англии против войны – "не от нашего имени". "Не от нашего имени", - просят люди. Мы выбрали власть, вы от нашего имени руководите, мы не даем право на эту войну. Важно, чтобы количество людей, которые скажут это, выросло с 50 до 50-ти тысяч. И чтобы те люди, которые так страстно протестуют против гибели мирных жителей в Ираке, изводя продукты об американское посольство, чтобы они с той же силой гражданского чувства и человеческого чувства прониклись этой бедой. Просто об этой беде по Первому и Второму каналу российского телевидения круглые сутки не сообщается. Если бы круглые сутки так же, как нам показывают убитых и раненых и эту кровь иракскую, если бы также нам показывали 9 лет кровь чеченскую, может быть, нас было 50 тысяч не у американского посольства, а у собственного Министерства обороны, и не сегодня, а году в 1995-м в январе.

Лиля Пальвелева: Руководитель русского ПЕН-Центра поэт Александр Ткаченко считает, что дело не только в плохой информированности российских граждан:

Александр Ткаченко: Мне понятна симпатия советских людей бывших к иракскому лидеру, потому что в душе наших людей до сих пор живет тоталитаризм. И это не столько симпатия к мусульманам, не столько симпатия к Саддаму Хусейну, как такая ностальгия.

Лиля Пальвелева: "Остановим чеченскую войну вместе. Митинг без политиков", - под таким лозунгом 12-го апреля в два часа дня в Москве на Пушкинской площади пройдет очередная акция протеста. Слово поэту Игорю Иртеньеву.

Игорь Иртеньев: Одна из целей проведения этого митинга состоит в том, чтобы дать понять людям, что война их касается, не впрямую, не в таком высоком гражданском смысле, а в таком нормальном, обывательском. Если не хотят, чтобы детей забирали в солдаты, возвращали в виде консервов обратно в металлических банках. Если они хотят, чтобы в их подъездах не гремели взрывы, значит, они должны не полениться придти на этот митинг. Хотя, возможно, как-то не хочется, сильно на эти митинги десять лет назад переходили, но надо просто понять, что надо как-то понять, что надо свои гражданские чувства реализовывать не только у телевизора, а и затратить некоторое количество сил и времени, чтобы внести свой вклад в это.

Лиля Пальвелева: По данным социологического опроса, проведенного ВЦИОМ, более 60% российских граждан за немедленное прекращение войны в Чечне. У многих из этих людей есть возможность 12-го апреля заявить о своей позиции.

XS
SM
MD
LG