Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Государственная Дума России утвердила Михаила Фрадкова премьер-министром страны


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Карэн Агамиров, Михаил Соколов беседует с независимым депутатом Владимиром Рыжковым.

Андрей Шароградский: Государственная Дума России дала в пятницу согласие на назначение Михаила Фрадкова председателем правительства Российской Федерации. Это решение, принятое открытым голосованием, поддержали 352 депутата, против высказались 56, воздержались 24. В нижней палате российского парламента работал корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров.

Карэн Агамиров: Представляя депутатам основные направления деятельности правительства, Михаил Фрадков выделил в качестве сквозного направления необходимость улучшения качества жизни людей. Этой задаче должны соответствовать информационная открытость власти, гражданский контроль за результатами работы, административная реформа.

Михаил Фрадков: Что касается правительства, то предполагается создать трехуровневую структуру. Министерства, которых станет значительно меньше, должны будут разрабатывать политику в конкретной сфере государственного регулирования и нести нормотворческую деятельность. Контрольно-надзорные функции должны быть закреплены за федеральными службами, как за вторым уровнем системы исполнительной власти. А федеральные агентства будут исполнять функции оказания государственных услуг, включая реализацию государственных программ в качестве государственного заказчика и управления государственным имуществом. Как результат в компетенции правительства останется только узкий круг вопрос, причем вопросов стратегических. А министерствам будут переданы не только полномочия по принятию решений, но и полнота ответственности за их реализацию. Только так мы сможем исключить так называемые коллегиальные, а на деле безликие, безответственные решения в аппарате. Должен сказать, что я внимательно ознакомился с оценкой существующих федеральных органов исполнительной власти. Результаты впечатляют: четверть из них признаны избыточными или дублирующими. И этот фактор мы также обязаны учесть при составлении новой структуры правительства.

Карэн Агамиров: Особенное внимание, отметил Фрадков, будет уделено продвижению российской экономики в высокотехнологичные производственные сферы. Надлежит также обеспечить защиту права интеллектуальной собственности. Правительство, заявил Фрадков, должно проводить эффективную социальную политику.

Михаил Фрадков: Да, в этой области уже есть неплохие наработки, сформулированы основные направления реформирования системы образования, в медицинском обслуживании, начата пенсионная реформа. Нашей ключевой задачей я вижу окончательный уход от субсидий и дотаций и, соответственно, реструктуризация бюджетной сети с изменением самих принципов финансирования бюджетных учреждений.

Карэн Агамиров: Фрадков пообещал завершить налоговую реформу, снизить ставку единого социального налога и улучшить механизмы налогового администрирования, а также добиться прозрачности российских компаний путем введения международных стандартов форм отчетности. Фрадков продекларировал также реформирование естественных монополий, разграничение полномочий между органами власти, реформирование местного самоуправления, жесткую бюджетную политику, реформу армии. И вот, наконец, голосование. Председатель Государственной Думы Борис Грызлов объявляет его итоги.

Борис Грызлов: Уважаемые депутаты, голосование показало, что Государственная Дума дала согласие президенту Российской Федерации на назначение председателем правительства Российской Федерации Михаила Ефимовича Фрадкова. Поздравляю Михаила Ефимовича с этим решением Государственной Думы.

Михаил Фрадков: Уважаемые депутаты, я хочу поблагодарить вас за принятое решение. Я учту те конструктивные предложения и пожелания, которые прозвучали в выступлениях руководителей фракций и в вопросах, которые были адресованы. Надо работать.

Андрей Шароградский: Практически одновременно с утверждением Фрадкова премьером, вполне ожидаемым, появилось и сообщение довольно неожиданное: стало известно, что Министерство по налогам и сборам России предъявило компании "Сибнефть", которую, как известно, контролирует Роман Абрамович, претензии в неуплате налогов на сумму не менее одного миллиарда долларов. О том, насколько случайным может быть такое совпадение, и были ли в сегодняшней программной речи Фрадкова принципиально новые положения по структуре и направлениям работы Кабинета министров обозреватель Радио Свобода Михаил Соколов беседовал с гостем нашей студии независимым депутатом Владимиром Рыжковым.

Владимир Рыжков: Я не думаю, что это совпадение. Потому что я сегодня, как и все депутаты Государственной Думы, внимательно слушал программную речь нашего нового председателя правительства. И было заметно, что во всей это речи, она была не очень большая, но, на мой взгляд, довольно интересная, ни разу не был упомянут сырьевой сектор. Только потом, когда Михаил Фрадков отвечал на наш вопрос, который задал Михаил Михайлович Задорнов, какие первые пять шагов предпримет правительство, он упомянул о том, что нам нужно слезать с сырьевой иглы, с нефтяной иглы. Поэтому, как мне кажется, вообще для нефтяников наступают трудные времена. И началось все это с дела ЮКОСа, чуть раньше до дела ЮКОСа были претензии ЛУКОЙЛу по байконурским льготам, теперь почти полтора миллиарда долларов предъявлено "Сибнефти" Министерством налогов и сборов.

Мне кажется, что идет разворот государства к изъятию больших налогов и платежей со стороны нефтяного, вообще сырьевого сектора. И сегодня Фрадков очень много говорил о том, что нужно перераспределять деньги на промышленную политику, на наукоемкие технологии, на венчурные схемы. Так что, я думаю, что это неслучайное совпадение. Может быть, здесь нет прямого совпадения, что Фрадкова назвали и тут же начались претензии, но то, что идет поворот государства к большему изъятию денег из сырьевого сектора, в первую очередь из нефтяного сектора - это для меня очевидно.

Михаил Соколов: Владимир Александрович, господин Фрадков в своей речи сказал о трехуровневой системе в новом Кабинете министров, хотя она, наверное, все-таки четырехуровневая: правительство, министерства, службы и федеральные агентства. Как вы поняли, это все-таки та система, которую предполагал господин Греф, когда разделяются не просто уровни, а разделяются функции контрольные, снимается конфликт интересов или это такая более бюрократическая схема, по которой предлагает действовать господин Алешин, просто разделить?

Владимир Рыжков: Я отвечу конкретно на ваш вопрос и потом дам более общую картину. На самом деле, в том, что сказал сегодня Фрадков в Думе, нет ничего нового. Дело в том, что примерно год назад вот эту трехблоковую схему предложил РСПП, если вы помните, и одним из разработчиков трехуровневой модели был Александр Шохин. При необходимости можно Александра Николаевича пригласить к вам в студию, думаю, что он гораздо более профессионально, чем я, объяснит, чем должны отличаться полномочия и функции министерств, служб и агентств. Там, действительно, одни регулируют, другие саморегулируют, третьи устанавливают правила. Это довольно сложная тема. Но Фрадков просто сегодня повторил предложения РСПП, которые потом в адаптированном виде были уже переработаны Алешиным и его комиссией по административной реформе. То есть это не сведется к бюрократическим процедурам. Я надеюсь и мы надеемся все, что это приведет действительно к функциональным изменениям. Просто взять пять министерств, слить в одно, допустим, и не поменять их функции, ничего не изменится. Ну, будут они сидеть в пяти разных зданиях, только у Грефа будет не 20 замов, а 40 замов, и он их даже в лицо не всех будет знать, это ничего не даст. Поэтому это будет иметь смысл только с одновременным резким сокращением функций. Сегодня Фрадков сказал, если я не ошибаюсь, что четверть функций излишни, значит, эту четверть функций нужно просто отменять в законах и постановлениях и тогда слияние министерств будет оправдано.

А общее мое впечатление было таким: в принципе, новый премьер не сказал ничего нового. То есть все, что он сегодня назвал, порядка 15 направлений деятельности - это все содержалось и в приоритетах правительства Касьянова. Дело в том, что многие из этих приоритетов просто стояли на месте, та же административная реформа. Поэтому он сегодня выказал решительность в том, что теперь эти направления двинутся вперед. Так это или не так, заведомо сказать не можем, потому что это будет зависеть от людей, которые придут в правительство. Мы же не знаем никого, кроме Фрадкова и Жукова на сегодняшний день, мы уверены только в двоих. Можем предполагать, что никаких нет проблем у Сергея Борисовича Иванова, еще у кого-то, но формально мы знаем только два человека - это уже назначенный премьер и объявленный вице-премьер.

И второе, от чего это будет зависеть, - насколько президент и правительство пойдут на риски политические. Например, Фрадков сегодня очень много говорил о социальной проблематике, говорил о том, что нужно отказываться от льгот. Я воспроизведу цифры, которые называл президент, что все обязательства государства, которые записаны в законах, стоят 6 триллионов рублей, а бюджет страны 2 триллиона. То есть на 4 триллиона нужно всех этих дел отменять. И Фрадков сегодня сказал, что мы это будем делать. Но дальше возникает вопрос: кто возьмет на себя политические риски? Президент, правительство, "Единая Россия", которая вынуждена за это будет голосовать? Фрадков сегодня не сказал ничего нового. Все, что он сказал - было в планах комиссии Алешина, это все было в планах правительства Касьянова, это все было в планах министерств и ведомств. Он просто еще раз об этом напомнил и сказал - вот теперь мы будем это делать. Посмотрим.

XS
SM
MD
LG