Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Во Владивостоке разворовали полковой арсенал


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Марина Лобода и Никита Ваулин, который беседует с военным обозревателем "Еженедельного журнала" Александром Гольцем.

Андрей Шарый: Во вторник прокуратура Дальневосточного военного округа начала расследование хищения крупной партии оружия в одной из воинских частей. Рассказывает Марина Лобода:

Марина Лобода: Пропажу выявили случайно. На улице Владивостока была задержан школьник со штык-ножом от автомата Калашникова. После расспросов в милиции выяснилось, что оружие приписано к одной из бригад внутренних войск, дислоцированных во Владивостоке. В результате срочной ревизии на складе вооружений не досчитались целого арсенала - 17-ти пулеметов, нескольких десятков автоматов Калашникова, одной снайперской винтовки СВД. Всего же исчезло 79 единиц стрелкового оружия. Сразу же после обнаружения пропажи отряд спецназа УВД, где произошел инцидент, был переведен на режим усиленной службы, а по городу проведены операции "Перехват", "Сирена" и "Вулкан-5". Однако усиленная проверка транспорта силами УВД и ГАИ края результатов не дали. Версия о том, что хищение было разовым и произошло накануне, не подтвердилась. В ходе расследования были задержаны шесть военнослужащих срочной службы, их имена в интересах следствия не разглашаются. Они дали признательные показания, и выяснилось, что оружие похищалось небольшими партиями, начиная с ноября прошлого года. Велика вероятность того, что в ближайшее время станут известны и имена покупателей. Следствие не исключает, что это были одни и те же лица, а само оружие могло контрабандой переправляться за границу. Расследование ведет группа специалистов в составе 30 офицеров военной прокуратуры. В связи с инцидентом во Владивосток прибыли начальник Главного управления МВД по Дальневосточному федеральному округу генерал-полковник Золотарев и заместитель главкома внутренних войск генерал-лейтенант Ровенский.

Андрей Шарый: По мнению военного обозревателя "Еженедельного журнала", известного российского военного эксперта Александра Гольца, для того, чтобы в будущем избежать инцидентов, подобных тому, что произошел во Владивостоке, необходимо изменить подход высшего руководства страны к военной реформе.

Александр Гольц: Не будем забывать, что Советский Союз, который оставил нам в наследство огромное количество вооружения, собирался воевать с половиной мира и собирался для этих целей создавать огромную мобилизационную армию в 6-8 миллионов человек. Существуют гигантские военные склады, до сих пор. Особенно, если, скажем, амуницию, некоторую одежду и продовольствие за десять лет довольно голодных частично разворовали, частично использовали, то стрелковое оружие, оно расходуется не с такой интенсивностью, как масло. Поскольку армия сокращается, эти склады представляют собой большую проблему. Все большее количество личного состава относительно общей численности воинских частей надо использовать для охраны этих складов. Эта охрана становится все хуже.

Никита Ваулин: Как часто проводится инвентаризация подобных складов?

Александр Гольц: Не так часто, чтобы иметь возможность перехватить это оружие. В любом случае, это уже выявляется через несколько недель, месяцев, если не сказать лет. Никто особенно и не отрицает, что это всеобщая практика. И как вульгарные бандиты, так и чеченские боевики получают вооружение от российских вооруженных сил и иных силовых структур.

Никита Ваулин: Во Владивостоке продажей оружия, по-видимому, занимались солдаты. Может ли быть, что к этому было причастно командование части, или в этом случае об инциденте никто бы не узнал?

Александр Гольц: Просто по логике - вряд ли командование части. Если бы оно занималось воровством, оно бы не связалось с солдатами-срочниками, которые, как из этой истории следует, вели себя довольно наивно, то есть воровали и торговали этим оружием весьма непрофессионально. Существует большое количество уголовных дел, которые связаны с торговлей оружием. Достаточно вспомнить: в 2002-м году был террористический акт в Дагестане, 9 мая, и моряки морской пехоты тогда погибли от российской противопехотной мины, которая была куплена у российских же военных. Таких примеров пруд пруди.

Никита Ваулин: Можно ли найти выход из сложившейся ситуации, например, повысить зарплату или улучшить условия жизни военнослужащих, или тут дело в другом, может быть, в менталитете?

Александр Гольц: Понимаете, военные преступления или преступления в армии - это всегда некая квинтэссенция проблем. С одной стороны, эти огромные склады, которые подобны чемодану без ручки: и уничтожить эти вооружения вроде как- то жалко, может, еще пригодятся, и должным образом охранять нет никаких сил. Второе, конечно, менталитет современных российских военных, которые в принципе готовы торговать оружием, отдавать бандитам, иногда даже тем, кто через некоторое время будет стрелять в них из того же оружия. Это общий моральный уровень вооруженных сил.

Никита Ваулин: Насколько я понимаю, встает вопрос о кадровом формировании, о кадровом кризисе в российских вооруженных силах?

Александр Гольц: Есть аналитики, - ни Министерство обороны, ни прочие силовые структуры с ними не согласны, - которые считают, что военная реформа, которая так и не началась, должна была бы начаться кардинальным изменением системы военного образования в России, так, чтобы через пять лет у нас появились другие офицеры, хотя бы лейтенанты, с другой ментальностью, с другой мотивировкой, и так далее. Пока те, кто говорят, что занимаются военной реформой, похоже, исходят из того, что профессионалом человек становится, когда ему начинают платить деньги за то, что еще недавно он делал просто так, даром. На самом деле, и многие западные специалисты по военному строительству об этом говорят, что то, что у нас называется военной реформой, на самом деле - прямой путь для формирования подразделений не профессионалов, а наемников, которые, конечно же, будут совершать преступления, будут торговать оружием. Проблема заключается в том, что у нас не уменьшается количество силовых структур, у нас полтора десятка ведомств, где существуют вооруженные люди, которые носят погоны, которые носят оружие, а иногда его и крадут. Настоящая военная реформа - это мучительный процесс, который создает огромное количество проблем, а результаты получат лишь грядущие поколения.

XS
SM
MD
LG