Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ситуация вокруг крейсера "Петр Великий"


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Андрей Королев и Никита Ваулин, который беседует с военным экспертом газеты "Комсомольская правда" Виктором Баранцом.

Кирилл Кобрин: Командование российского военного флота поспешило опровергнуть сообщения о чрезвычайной ситуации, сложившейся на атомном ракетном крейсере "Петр Великий". Главком ВМФ России Владимир Куроедов заявил, что служба ядерной безопасности на корабле соответствует всем необходимым требованиям. По словам главкома, речь идет лишь о неудовлетворительном состоянии жилых и общекорабельных помещений. Эти слова Куроедова явно противоречат его предыдущим заявлениям. Главком говорил, что корабль находится в таком состоянии, что может в любой момент взлететь на воздух. Рассказывает Андрей Королев:

Андрей Королев: Официальная версия вывода тяжелого атомного ракетного крейсера "Петр Великий" из боевого состава Северного флота звучит следующим образом: по словам главкома ВМФ России Владимира Куроедова, неделю назад, в то время, как корабль находился в море, из отсека, где располагается ядерная установка, поступил аварийный сигнал. Сразу же после этого последовала команда на вывод корабля из зоны запуска баллистических ракет с атомной подводной лодки "Новомосковск". Как выразился сам Куроедов, "Петр Великий" находился в таком состоянии, что существовала реальная угроза взрыва. "На корабле, где ходят адмиралы, все в порядке, а там, где они не ходят, все в таком состоянии, что в любой момент все может взлететь на воздух", - буквально выразился главком ВМФ.

Сразу же после того, как "Петр Великий" был отбуксирован в одну из ближайших баз Северного флота, в адрес командира корабля контр-адмирала Владимира Касатонова поступила команда спустить флагманский флаг и гюйс, а сам крейсер законсервировать как минимум на две недели для проведения ремонтных работ. При этом военные не раскрывают детали скандала, ограничиваясь стандартными формулировками об отдельных неполадках. Правда, у этой странной истории существует и политическая подоплека. Командир крейсера контр-адмирал Владимир Касатонов является племянником бывшего первого заместителя главкома ВМФ адмирала в отставке Игоря Касатонова. Накануне Игорь Касатонов выступил в суде по делу о гибели подводной лодки "К-59", главным фигурантом в котором является временно отстраненный от должности командующий Северным флотом адмирал Геннадий Сучков. И хотя процесс является закрытым, в прессу просочилась информация о том, что ветеран военно-морского флота Игорь Касатонов подверг резкой критике руководство ВМФ и, в частности, главкома Куроедова. На Северном флоте не исключают, что скандал вокруг крейсера "Петр Великий" является следствием взаимной неприязни двух адмиралов, тогда как сам по себе корабль продолжает оставаться в состоянии боевой готовности и способен выполнять поставленные перед ним задачи.

Кирилл Кобрин: Военный эксперт газеты "Комсомольская правда", бывший начальник информационно-аналитического отдела Министерства обороны России и пресс-секретарь Министерства обороны полковник Виктор Баранец разделяет только что прозвучавшую версию, согласно которой нынешний конфликт вокруг крейсера "Петр Великий" связан с личными взаимоотношениями главкома ВМФ Владимира Куроедова с его бывшим замом контр-адмиралом Владимиром Касатоновым.

Виктор Баранец: Адмирал в отставке Виктор Касатонов на суде дал очень нелицеприятную оценку позиции главкома ВМФ адмирала флота Владимира Куроедова, считая, что и он несет очень большую ответственность за гибель утилизированной лодки и экипажа. Таким образом, он упрекнул его в том, что хочет оставаться в белых перчатках. Кстати, доводы бывшего первого зама главкома Игоря Касатонова показались суду очень серьезными, и он принял их во внимание. Таким образом, можно рассуждать о том, что внезапная опала, которая обрушилась на крейсер "Петр Великий", которым командует племянник Владимир Касатонова, - это как бы месть за такую позицию бывшего первого зама главкома.

Никита Ваулин: Виктор Николаевич, известно, что основной силой военно-морского флота являются авианосцы, об этом говорится и в Морской доктрине Российской Федерации на период до 2020-го года. Считается, что флоту для обеспечения национальной безопасности необходимо иметь три-четыре авианосца с кораблями охранения и обеспечения. Между тем, совсем недавно Россия, как известно, продала Индии один из двух своих авианосцев - "Адмирал Горшков", а на строительство нового крейсера, на которое уйдет более десяти лет, денег у государства нет. Можно ли говорить о том, что Россия отказывается от океанического флота?

Виктор Баранец: Еще недавно в нашей военно-морской доктрине авианосцам уделялось большое внимание. Но, как и все в России, большие стратегические планы часто пересматриваются. Я бы хотел напомнить вам, что где-то месяц-полтора назад на встрече с высшим руководящим составом ВМФ главком военно-морского флота Куроедов заявил о том, что российский ВМФ перестает быть океаническим, и, таким образом, этим все сказано. Мы в своей военно-морской доктрине фактически отказываемся от строительства авианосцев, поскольку это для России непосильная экономическая задача. Подчеркну, в отличие от Соединенных Штатов Америки, которые, наоборот, в своей морской доктрине делают огромную ставку на строительство новых авианосцев, рассматривая их как плавучие морские базы. Можно сделать вывод, что в ближайшее время Россия будет делать упор на строительство прибрежного флота, в частности, на корветы, как это заявлял главком, на строительство малых кораблей. Это объясняется, прежде всего, нашими слабейшими экономическими возможностями. В то же время, мы с большими потугами пытаемся строить новую подлодку. И вот буквально недавно заложена атомная подводная лодка "Александр Невский", лодка нового поколения. Но все это, естественно, жалкие слезы по сравнению с тем, что необходимо для вооружения нашего военно-морского флота.

Никита Ваулин: Виктор Николаевич, по официальной статистике, в 1998-м году выведено из боевого состава до истечения установленного срока свыше 60 кораблей океанской зоны. Я понимаю, что нет денег на строительство, а что, на поддержание боевой готовности их тоже нет?

Виктор Баранец: Я только сделаю небольшую поправку: у нас из боевого строя выведено не 60 кораблей океанической зоны, а более двухсот - за последние 12 лет. Мотивация нашего руководства и страны, и военно-морского флота только одна - у нас нет средств. Дело в том, что мы уже долгие годы обманываем себя тем, что у России нет денег. Деньги у России есть, есть огромные. Мы могли бы спокойно строить и новую армию, и новый флот. Посмотрите, только в военно-морском флоте выявлены миллиардные недостачи денег, которые идут не по назначению. Здесь нет просто элементарного порядка, который государство не может навести в финансовой сфере.

XS
SM
MD
LG