Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чем обернутся для населения России реформы второго срока Владимира Путина?


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Лиля Пальвелева и Мумин Шакиров.

Андрей Шарый: 23 марта Центральная избирательная комиссия подвела окончательные итоги президентской кампании, и официально было объявлено имя нового главы государства, которое, между тем, прекрасно известно и без того. Рассказывает корреспондент нашего Радио Мумин Шакиров:

Мумин Шакиров: Как и ожидалось, им стал переизбранный на второй срок Владимир Путин, набравший чуть больше 71 процента голосов. Праздничную атмосферу нарушили представители КПРФ Илья Савко и Владимир Соловьев.

Илья Савко: Имеются данные, которые указывают, что на избирательных участках в территориальных избирательных комиссиях проводилась прямая фальсификация итогов голосования.

Владимир Соловьев: Эти и другие нарушения, по нашему времени, превратили прошедшую избирательную кампанию в фарс.

Мумин Шакиров: Председатель ЦИК Александр Вешняков ответил своим оппонентам не менее жестко:

Александр Вешняков: Давайте так: фиксируем то, что вы говорите, проверяем, если это не подтверждается, как это было уже на выборах в Государственную Думу, вы потом или извиняетесь публично перед всеми, или же идете в суд и отвечаете по клевете.

Мумин Шакиров: На этом же заседании Центризбирком определил день инаугурации Владимира Путина - 7 мая этого года.

Андрей Шарый: Вскоре после проведения президентских выборов Владимир Путин и члены российского правительства объявили о том, что страну ожидает целый комплекс реформ. По мнению экспертов, многие из этих мер окажутся весьма болезненными для населения страны, прежде всего, для наименее защищенных его слоев. Над темой работала корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева:

Лиля Пальвелева: О своей предвыборной программе кандидат в президенты Владимир Путин ничего не рассказывал. Однако и до дня голосования наиболее приближенные к Кремлю эксперты время от времени глухо проговаривались: страну ожидают непопулярные реформы. Сейчас о них начали говорить открыто. Генеральный директор Центра политических технологий Игорь Бунин перечисляет:

Игорь Бунин: Можно выделить пять реформ: реформу ЖКХ, энергетики, образования и здравоохранения, социальную, ну и в меньшей степени армейскую и МВД, поскольку они затрагивают меньшие группы населения. Каждая из этих реформ будет, на самом деле, бить от трети до 50-60 процентов населения.

Лиля Пальвелева: В первый президентский срок Путина лишь одна реформа вызвала резко негативную реакцию населения - введение обязательного автострахования. Теперь шоковую терапию готовятся провести по всем ключевым направлениям, и в первую очередь пострадает, как выразился Игорь Бунин, низший средний класс:

Игорь Бунин: Реформа ЖКХ – ясно, что встанет вопрос выселения неплательщиков, ликвидации всех льгот, одновременно с повышением пенсий. Энергетика - повышение тарифов, что абсолютно неизбежно, образование, здравоохранение, где пострадают и учителя, и врачи, потому что часть больниц придется закрывать, часть нерентабельных школ придется закрывать. Социальные мандаты с адресной выплатой - конечно, многие не получают эти выплаты, пособия по детям, но все-таки это закрепленное за тобой право. Я не думаю, что это будет сильный удар, но даже 50 долларов отнять у людей, крутящихся с минимальным стандартом, это, конечно, вызовет сильное недовольство.

Лиля Пальвелева: По мнению вице-президента Фонда развития парламентаризма в России Сергея Колмакова удар население ожидает все-таки сильный.

Сергей Колмаков: Я согласен с теми, кто говорит о том, что нам предстоят очень болезненные реформы. Вот Игорь Михайлович пытался показать, какие параметры этого будут. Когда он привел пример о 50 долларах, мне кажется, что потери могут быть и большими, потому что вся эта ликвидация социальных льгот коснется не только, скажем, ситуации в связи с жилищно-коммунальным хозяйством, но и в опосредованной форме и вопросов образования, и здравоохранения, и запаздывания темпов повышения заработных плат, бюджетной сферы, а это не только учителя и врачи, это еще военные, вся правоохранительная система, члены их семей. С этой точки зрения, конечно, дай бог, чтобы сохранялась конъюнктура благоприятная, и у нас была бы эта амортизационная подушка, которая позволяла бы в какой-то степени смикшировать эти процессы, но то, что президент в каждом выступлении грозит министрам пальцем и говорит: "Вы не забывайте про социальный аспект реформ", – это осознание им того, что все скажется на людях.

Лиля Пальвелева: Философия экономической политики ничем не будет отличаться от ельцинских времен - убежден Руслан Гринберг, директор Института международных экономических и политических исследований Российской Академии Наук:

Руслан Гринберг: Как она началась в 1991-м году, ничего не изменилось в мировоззрении, и она не осуществляется в полном объеме только потому, что есть инстинкт самосохранения. Я думаю, у Путина есть инстинкт самосохранения. Поэтому вот можно говорить о том, что непопулярные реформы в социальной упаковке - что это такое? Чтобы человек не заметил, что ему стало хуже. Да, но так бывает редко. На самом деле, думаю, будет очень большая ошибка, если правительством будет продолжен этот курс нынешних экономистов. И в этом смысле я смотрю на вещи абсолютно пессимистически.

Лиля Пальвелева: Руслан Гринберг подчеркивает:

Руслан Гринберг: Рано или поздно придется что-то делать с разгосударствлением ЖКХ, рано или поздно нужно будет либерализовать энергетический рынок, но это делается сейчас исключительно по идеологическим соображениям. Это все должно происходить тогда, когда вы твердо знаете, что после либерализации у вас не станет хуже. Но меня поражает, когда сами авторы говорят о том, что после какой-то реформы должны повыситься цены... Если вы не можете наладить конкурентную либеральную среду, если вы сами не уверены в этом, то почему нужно спешить с этим? Я понимаю, Запад все время говорит - надо вам демонополизировать Сбербанк, разбить Газпром, хорошее дело, но для страны в этом я не вижу ничего положительного. На самом деле, конечно, Путин хочет, чтобы средний класс развивался, но реальные планы правительства направлены абсолютно против этого

Лиля Пальвелева: Несмотря на хорошие экономические итоги 2003-го года, заявляет Руслан Гринберг, в стране производство становится все более примитивным, труд менее интеллектуальным, и осталось всего 3-4 года, чтобы исчезли доставшиеся от советских времен лучшие достижения и структуры научно-технического комплекса.

XS
SM
MD
LG