Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проект заявления Государственной Думы России в связи с предстоящим расширением НАТО будет существенно ужесточен


Программу ведет Владимир Бабурин. Участвует российский политолог Андрей Пионтковский.

Владимир Бабурин: В четверг за закрытыми дверями прошло совместное заседание четырех думских комитетов - по международным делам, обороне, безопасности и делам СНГ. Обсуждался проект заявления Государственной Думы России в связи с предстоящим расширением НАТО. Председатель международного комитета Константин Косачев заявил, что это заявление будет существенно доработано в сторону жесткости формулировок. Господин Косачев сказал, что расширение НАТО не дает ответы на новые угрозы, такие, как распространение международного терроризма, ядерное оружие, и несанкционированное распространение обычного вооружения, а также подчеркнул, что из семи новых членов НАТО, которые должны быть приняты в блок 2 апреля, четыре государства не являются участниками договора об обычных вооружениях в Европе. На связи с нами политолог Андрей Пионтковский. Андрей Андреевич, до 2 апреля осталось совсем не так много времени. Почему такой всплеск активности, как вы это оцениваете?

Андрей Пионтковский: Действительно вопрос о расширении НАТО был решен полтора года назад, и реакция российского руководства была достаточно спокойной, особенно в контексте складывающихся наших партнерских отношений, как с НАТО, так и с ведущими европейскими державами. Это какой-то пример такого весеннего обострения, может быть, у депутатов. Это какое-то дурное дежа вю, то же самое повторялось при вступлении Польши, Чехии, Венгрии, а потом выяснилось, что наши отношения с этими странами стали значительно лучше после вступления их в НАТО, хотя бы потому, что они избавились от своего "русского комплекса", и чувствуют себя как бы в полной безопасности, и готовы разговаривать с Россией как с обычным соседом с Востока, очень важным экономическим партнером.

Владимир Бабурин: Андрей Андреевич, по поводу дежа вю я все-таки с вами отчасти не соглашусь. Господин Косачев отметил, что обсуждение было очень бурным, но все участники заседания, включая представителей МИД и Минобороны, выразили единое мнение о том, что расширение НАТО затрагивает интересы России, а потенциально может представлять угрозу безопасности России. Когда было первое расширение, и вступали первые бывшие члены Варшавского договора в НАТО, как раз такого единого мнения не было. МИД, как вы помните, тогда возглавлял господин Козырев, а в Министерстве обороны был свой такой "министр иностранных дел", господин Ивашов, и вот их точки зрения диаметрально расходились. А сейчас вполне все единодушно, и МИД, и Минобороны, и Государственная Дума выразили свою обеспокоенность, и никто против генеральной линии не выступил. Так что насчет дежа вю я с вами не соглашусь.

Андрей Пионтковский: Я с вами немножко поспорю. При вступлении в НАТО первых стран Восточной Европы министром иностранных дел уже был Примаков, и он, кстати, подписывал с Хавьером Соланой акт о взаимодействии России и НАТО. Но вы правы в том, что такое единодушие может объясняться только, как вы сказали, линией партии, неким сигналом сверху, но это идет такая сложная у нас игра с Западом, достаточно шизофреническая, на мой взгляд. С одной стороны, мы объявляем себя стратегическими партнерами, кстати, то же НАТО, оно сейчас в Афганистане защищает южное "подбрюшье" России от распространения исламского терроризма, а с другой стороны, видите ли, НАТО подползает к нашим границам и создает угрозу безопасности. Ну, тогда надо согласиться с господином Лукашенко, когда он выставляет нам счета на 25 миллиардов долларов за защиту западных рубежей нашей родины от распадающихся орд НАТО.

Владимир Бабурин: Тем не менее, какие бы громкие заявления ни принимала нижняя палата российского парламента, 2 апреля все равно расширение НАТО случится, и, думаю, никакие заявления ни на каком уровне уже никак на этот процесс не смогут повлиять.

Андрей Пионтковский: В этом-то то, мне кажется, и бессмысленность всех этих акций, которые повторяются с такой периодичностью уже 5-8 последних лет. Решение этой проблемы одно, и мы в последнее время достаточно продвинулись по этому пути - это изменение отношений с НАТО в целом, как с организацией. Так, чтобы вступление той или иной страны в НАТО не вызывало у нас беспокойства. Как известно, работает эта конструкция "двадцатки", где Россия и страны НАТО обсуждают волнующие их проблемы, и я не понимаю, почему надо возвращаться к тем же самым бессмысленным стенаниям вновь и вновь, как бы даже дискредитируя свой внешнеполитический имидж.

XS
SM
MD
LG