Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Останется ли навсегда в России уникальная коллекция изделий Фаберже, купленная Виктором Вексельбергом?


Программу ведет Арслан Саидов. Участвуют: корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов и профессор Университета Дружбы народов Константин Ремчуков.

Арслан Саидов: Как сообщают нью-йоркский Аукционный Дом "Сотби" и журнал "Форбс", российский промышленник Виктор Вексельберг купил коллекцию яиц Фаберже, собранную Малкольмом Форбсом. Уплаченная сумма не сообщается. Но стоимость коллекции оценивается примерно в 90 миллионов долларов. Подробнее о сделке - Ян Рунов из Нью-Йорка:

Ян Рунов: Аукционная компания "Сотби" объявила, что коллекция Форбса, включающая 9 яиц Фаберже, была назначена к продаже на аукционе в Нью-Йорке 20 и 21 апреля. Но российскому промышленнику Виктору Вексельбергу удалось договориться о приобретении всей коллекции целиком до аукциона. До того, как коллекция вернется в Россию, она будет выставлена на обозрение публики в нью-йоркской галерее "Сотби". Всего в коллекции Форбса, купленной Вексельбергом, более 180 предметов работы Фаберже. Кроме яиц там золотой портсигар и украшенные драгоценными камнями портретные рамки. Тогда как вся коллекция оценивается в сумме от 80-120 миллионов долларов, только одно Коронационное яйцо – самое ценное – могло быть продано на аукционе за 24 миллиона. Представитель компании "Сотби" Дайана Филлипс дала понять, что предложение, поступившее от Виктора Вексельберга, было настолько серьезным, что семья Форбса это предложение приняла. Американские средства массовой информации приводят слова покупателя о том, что "коллекция яиц Фаберже наиболее замечательный пример нашего культурного наследия за пределами России. Религиозное, духовное и эмоциональное значение яиц Фаберже огромно для народа России".

Форбсовская коллекция яиц Фаберже была самой крупной в мире после кремлевской, в которой 10 яиц. 5 яиц Фаберже находятся в Музее изобразительных искусств штата Вирджиния, по 3 в коллекциях королевы Великобритании Елизаветы и Музея Нового Орлеана, по 2 в музеях Швейцарии, Вашингтона и Балтимора, по одному в собраниях Кливлендского музея и принца Монако, остальные в частных коллекциях или неизвестно где. Всего в мире их 50.

Малколм Форбс, покойный издатель и редактор журнала "Форбс", собирал яйца Фаберже с начала 60-х годов до своей смерти в 1990-м. Его наследники заявили, что очень рады возвращению уникальных работ Фаберже в Россию, в которой наступила новая эра. Это - романтическое завершение одного из величайших приключений в истории искусства, - говорится в заявлении семьи Форбса.

О Вексельберге американские средства массовой информации пишут, что он родился в 1957-м году на Западной Украине, окончил Московский Институт Инженеров Транспорта (МИИТ) в 1979-м году, а с 1993-го года возглавляет совет директоров компании "Ренова". Виктор Вексельберг входит в ежегодно составляемый и публикуемый журналом "Форбс" список самых богатых людей мира. Его состояние оценивается в 2,5 миллиарда долларов.

Арслан Саидов: Коллекция ювелирных изделий Карла Фаберже, купленная Виктором Вексельбергом, вероятнее всего теперь останется в России навсегда - так считает известный московский коллекционер, профессор Университета Дружбы народов Константин Ремчуков. С ним беседовал Владимир Бабурин:

Владимир Бабурин: Вы высказали некоторые сомнения, что в первые годы советской власти большевики продали некоторое количество клейм Фаберже, что привело к большому количеству фальшивых изделий Фаберже на Западе. Но, тем не менее, если господин Вексельберг купил настоящего Фаберже, это хорошее вложение капитала?

Константин Ремчуков: Я не думаю, что он вкладывал именно с целью капиталовложения, я думаю, что у него просто были деньги. Год прошедший был удачным и для алюминиевого, и для нефтяного бизнеса. Во-вторых, было желание купить такую красоту. Ну и, в-третьих, он наверняка должен был убедиться, что это аутентичные вещи. Тем более, что советское правительство это делало официально - продавало клейма через Хаммера, тем самым они пополняли золотовалютный запас советской России, они передали образцы очень многие того, что делал Фаберже. И с 30-х годов, когда Хаммер начал строить антикварные лавки в супермаркетах, сначала в Чикаго, а затем дальше по Америке, это был источник доходов советского правительства. Именно в связи с этим реальных Фаберже, в том числе и яиц, крайне мало. Но, я надеюсь, что Вексельберг провел достаточную экспертизу.

Владимир Бабурин: Если говорить об этом как о вложении капитала, насколько это дорогая игрушка? Понятно, что они будут только дорожать, никогда не будут дешеветь, но надо платить за страховку и так далее?

Константин Ремчуков: Альтернативная стоимость денег всегда есть. Капвложения выгоднее вкладывать, например, в вина. То есть рост стоимости вина опережает индекс "Доу Джонс", скажем, в два раза за последние тридцать лет. Так что антиквариат с яйцами Фаберже, не думаю, что он обладает таким потенциалом роста.

Владимир Бабурин: Придется ли господину Вексельбергу платить пошлину, если он привезет яйца в Россию, о чем он уже объявил?

Константин Ремчуков: Да, безусловно. Поскольку это стандартная процедура: все, что свыше 200 тысяч долларов, облагается 30% дополнительной пошлиной.

Владимир Бабурин: Он объявил, что эта коллекция будет выставлена в музее, но, тем не менее, это его частная собственность. Может так произойти, все мы смертные, что наследники захотят как-то по-другому распорядиться этой коллекцией. Но еще советское законодательство, а теперь и российское, признавая частную собственность, объявляют подобные вещи, тем не менее, в первую очередь собственностью государства. Например, художник не может вывезти даже собственную картину, если она представляет, по мнению Министерства культуры, ценность. Если эта коллекция приедет в Россию, теперь она останется здесь навсегда, если новое правительство, подобное большевикам, не захочет ее продать?

Константин Ремчуков: Безусловно, вы правы, такая возможность существует. Мне вообще не очень понравилось то, что спешно начали объявлять о том, что коллекцию выставили для российских граждан, для посетителей. У меня это называется "синдром Степашина". Степашин что-то недоволен покупкой "Челси" и все время "наезжает" на Романа Абрамовича, говорит, что и если с финансами все нормально, то морально надо посмотреть на эту проблему, и упоминает о том, что фонд сирот получил в прошлом году миллион долларов всего, а тут такие траты. Поэтому, мне кажется, "синдром Степашина" заставляет бизнесменов, когда они совершают что-то такое для души, немедленно говорить, что это не совсем для души, это для многих других людей с тем, чтобы Степашин, не дай Бог, не обозлился и не начал проводить изучение финансовых составляющих ведения бизнеса.

Владимир Бабурин: Вы сами назвали фамилию Романа Абрамовича. Как я полагаю, вы считаете, что справедливо поставить знак равенства между покупкой Романом Абрамовичем команды "Челси" и нынешним приобретением господина Вексельберга?

Константин Ремчуков: Безусловно, как и мою покупку, скажем, куска колбасы или пакета молока. За свои заработанные деньги я что хочу, то и покупаю - будь то футбольный клуб, будь то яйца Фаберже, будь то колбаса - и никого спрашивать не буду. И куда я буду ездить отдыхать, тоже я буду сам решать. Потому что при такой логике очень скоро нам будут объяснять, что лучше отдыхать на Черноморском побережье Кавказа в районе Абхазии, потому что тогда все деньги будут оставаться в российской экономике, а не будут кормить экономику Турции, Египта и Объединенных Арабских Эмиратов.

XS
SM
MD
LG