Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело организации "Портос"


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова, которая беседовала с создателем организации "Портос" Тамарой Костюк и президент фонда "Гласность" Сергей Григорьянц.

Дмитрий Волчек: Московский областной суд отправил на принудительное лечение в психиатрические больницы двух активистов молодежной организации "Портос" Юрия Давыдова и Евгения Привалова. Летом 2002-го года к длительным срокам лишения свободы, на 6 и 8 лет, были приговорены две девушки, активистки "Портоса", Ирина Дергузова и Татьяна Ломакина. Их признали виновными в создании незаконного вооруженного формирования, лишении свободы и истязании несовершеннолетних, а также в создании общественного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием.

"Портос" - это поэтизированное объединение разработки теории общественного счастья. В Люберецком районе Подмосковья они организовали что-то вроде коммуны, членам которой запрещалось пить, курить и сквернословить. Взрослые "портосовцы" разрабатывали научные методы решения социальных проблем, и старшие и младшие обязаны были сочинять несколько стихотворений в день и петь хором. Широкую известность организация получила после того, как в лагере были наказаны двое ее молодых членов: их выпороли за курение и употребление водки. Сейчас арест грозит еще двум активистам организации - Алексею Меркулову и Владимиру Белоненко. О своем отношении к приговорам активистам "Портоса", о том, как существует организация сегодня, корреспонденту Радио Свобода Любови Чижовой рассказала одна из создательниц "Портоса", его идеолог Тамара Костюк.

Тамара Костюк: Беспредел, что здесь сказать? По моим меркам, это нарушение прав и свобод. Все, что можно было нарушить - нарушено.

Любовь Чижова: В чем суть организации "Портос"?

Тамара Костюк: На волне перестройки собрались, каждый хотел мысль свою развивать, личность свою формировать. Вот и собрались, чтобы помогать друг другу выживать в этих сложнейших условиях и стране.

Любовь Чижова: Кому пришло в голову организовывать лагеря в Подмосковье, и чем вы там занимались?

Тамара Костюк: У нас есть ЛЕТО - лагерь единства, труда и отдыха, или научно-производственное предприятие экспериментальное - вот это наше название. Наша цель, чтобы гражданин образа и подобия "портосовца" развивался достойно и динамично в своей стране.

Любовь Чижова: Говорят, что в ваших лагерях процветали телесные наказания?

Тамара Костюк: Вот именно "говорят". Фамилий, как правило, не называют, которые говорят. Я если говорят, то с ними обсудить эти вопросы невозможно. Вот я - один из создателей организации, говорю, что у нас процветал здоровый образ жизни, творческое отношение к труду, поэтизация коллектива. Коллектив организаторов не пьет, не курит, имеет минимум одно высшее образование.

Любовь Чижова: Что сейчас происходит в "Портосе".

Тамара Костюк: То же, что и всегда. Мы умнеем, мы не просто кучка, мы - социальные организаторы. Мы заняты изучением жизни в стране. Наша сфера - философия, логика, социальная математика.

Любовь Чижова: Почитайте, пожалуйста, какие-нибудь ваши стихи.

Тамара Костюк:

Люди, вставайте. Страна обезумела,
Стал не способен к ученью народ.
Родина ждет полководца разумного,
Кто нас к победам труда поведет.
Ждут нас великие в жизни открытия.
Ну-ка, вставай, поднимайся с колен.
Тысячу раз побеждали и выстоим
В этом бою среди тюремских стен.
Нелюди лживые, воры и пьяницы
Кто им позволил страну продавать?
Ну-ка, вставай, а иначе ведь скатимся.
Ясно, что делать, и кто виноват.


Дмитрий Волчек: О том, как выглядит версия следствия по делу этой организации, рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Мне не удалось получить комментарии по делу "Портоса" из правоохранительных органов. Помощник прокурора Московской области Валентина Узбекова отказалась давать интервью Радио Свобода, ссылаясь на то, что расследование еще продолжается. Она лишь сказала, что к суду привлечены еще два члена организации "Портос" Алексей Меркулов и Владимир Белоненко, которые ранее были объявлены в федеральный розыск и задержаны. Предварительные слушания по данному делу пройдут в Московском областном суде 10 февраля. Меркулова и Белоненко также обвиняют в организации незаконного формирования, незаконном лишении свободы и истязании несовершеннолетних.

Представителям обвинения удалось убедить суд, что организация "Портос" была основана на дисциплине с безусловным подчинением руководству, и что подростки удерживались в лагере под Москвой силой.

Как ранее заявляли представители следствия, подсудимые привнесли в "теорию общественного счастья" элементы насилия и человеконенавистничества. За малейшие нарушения дисциплины в "Портосе" следовали наказания плеткой или выкручивание ушей. Вербовка новых членов, по данным следствия, осуществлялась обманными методами: потенциальным "портосовцам" обещали высокооплачиваемую работу и обучение в вузах.

Дмитрий Волчек: Развитием дела "Портоса" озабочены многие правозащитники. На мои вопросы отвечает президент фонда "Гласность" Сергей Григорьянц.

Сергей Иванович, прежде всего хочу спросить вас: видите ли политическую составляющую в деле "Портоса"?

Сергей Григорьянц: Да, бесспорно. И больше того, я считаю, что на самом деле это просто пророческое для всей России дело. По этому делу становится вполне очевидно, каким будет российское КГБ в ближайшее время и какой будет Россия.

Дмитрий Волчек: Создается впечатление, что "Портос" был своего рода сектой, не знаю, насколько тоталитарной, но в целом методы воздействия на сознание неофитов похожи на сектантские. Вы не согласны?

Сергей Григорьянц: Нет, я думаю, что если какое-то сходство и есть, то это сходство в некоей замкнутости среды, но не в методах воздействия. Потому что методов воздействия никаких особенных у них не было. Там не было никакой веры в сверхъестественное, не было никакого представления о грядущем избавлении, скажем, от тягот и так далее. Это же не религиозное объединение, это вполне идеалистическое объединение молодых людей, которые искренне хотели добра своей стране и друг другу.

Дмитрий Волчек: Почему же власти так отреагировали на их благие помыслы?

Сергей Григорьянц: Первоначально это бюрократическая случайность бесконтрольных российских спецслужб. Несколько лет назад было дано распоряжение из Кремля навести порядок в среде молодежных организаций. В ФСБ в это время было бесконечное количество новых сотрудников, которые ничего о российских молодежных организациях не знали и составили список более или менее наугад, не понимая, кто есть кто. А дальше завертелась машина, и она вертится до сих пор по всем законам бюрократического жанра, с одной стороны, и беспощадностью российских полицейских и спецслужебных структур, с другой.

Дмитрий Волчек: Следствие утверждало, что подростки, члены "Портоса" подвергались систематическим избиениям. Как, на ваш взгляд, удалось следствию доказать этот тезис?

Сергей Григорьянц: Доказать им ничего не удалось. Другое дело, что суд решил, что, по крайней мере, кто-то из подсудимых в этом виновен. При всем при том, что было доказано, что многие вообще близко ни к чему не подходили. Но, во-первых, при таком преступлении, как истязание, должны быть хотя бы потерпевшие, ни одного потерпевшего в этом суде нет, наоборот все потерпевшие жаждут, чтобы их назад приняли к "Портосам" и вспоминают об этом как о лучшем периоде своей жизни, и они сами, и их родители.

В деле одного из них - Привалова, который на днях был осужден к помещению в психиатрическую больницу, единственное, что осталось - это участие в незаконном вооруженном формировании. Так опять-таки это незаконное вооруженное формирование по сути дела создал первый заместитель мэра Москвы Шанцев, который выдал им эту полувоенную форму, поставленную им вину. Когда они, опять-таки желая помочь властям, участвовали в рейдах по Москве вместе с милицией как народная дружина и были признаны лучшей народной дружиной Москвы.

Вообще, понимаете, от всех известных мне и российских, и зарубежных организаций какого бы то ни было типа, сектантского или добровольного, их отличает необычайное бескорыстие. Никто из них не только не получал ни от кого никаких денег, но и не имел сам, ни руководители, никто другой никаких средств, полученных от их работы или еще чего-то. Все, что они зарабатывали, тратилось на помощь инвалидам, на помощь беспризорным. Все, что они делали - это было стремление помочь окружающим.

Дмитрий Волчек: И, тем не менее, власти и спецслужбы так жестко отреагировали на их деятельность. Вот это, на самом деле, главное, что я не могу понять, почему такая жесткая реакция, почему такие зверские приговоры двум девушкам, например?

Сергей Григорьянц: Именно потому, что ни власти, ни спецслужбы совершено не думают ни о судьбах людей, ни о справедливости. Спецслужбам в условиях безудержного их расширения в России нужна отчетность, нужно показать, что они не зря едят свой хлеб. Следователь их уже стал заместителем прокурора одного из районов. Омерзительная совершенно практика принесения в жертву собственным гнусным и мелким интересам судеб людей. Причем не только самих молодых людей, но там с отчаянием в суде выступали инвалиды, которые говорили: ну хорошо, они нам привозили сахар, картошку, они нам как-то помогали, ведь мы же умрем без них. И всем совершенно наплевать.

Когда мы говорим, что само по себе это дело имеет еще и принципиальное значение, то чудовищное давление, которое было с самого начала оказано и на средства массовой информации. Правительственная "Российская газета" всю первую полосу, где помещаются кремлевские материалы, уделила этому делу. Ни о ком не было такого количества клеветнических статей, иногда совпадающих слово в слово, или телевизионных передач, как об этих несчастных ребятах. Вы сами понимаете, что Басаев по разным причинам гуляет на свободе, как и многие другие, то нужно осудить этого несчастного мальчишку Привалова к психиатрической больнице, рассказывать, что российским спецслужбам удается бороться с незаконными вооруженными формированиями.

XS
SM
MD
LG