Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

150-летний юбилей первого российского Общества трезвости


Программу ведет Арслан Саидов. С главой свердловского отделения Всероссийского общества трезвости и здоровья Владимиром Андреевым беседовал Олег Вахрушев.

Арслан Саидов: Ровно 150 лет назад, в 1854-м году, в России появилось первое Общество трезвости. В годы перестройки за трезвость стали бороться. Возникло "Всесоюзное добровольное общество борьбы за трезвость". Сейчас это Всероссийское общество трезвости и здоровья. Глава его свердловского отделения Владимир Андреев сегодня был гостем екатеринбургской студии Радио Свобода, с ним беседовал Олег Вахрушев:

Олег Вахрушев: Владимир Ильич, ваше общество называется "Обществом трезвости и здоровья". Соответственно, должно существовать "Общество нетрезвых и больных людей"?

Владимир Андреев: Это общественная организация. Наверное, любые граждане имеют право объединяться и в общество больных людей. Может, такие и существуют.

Олег Вахрушев: В вашем обществе ваши соратники - это трезвые и здоровые люди, судя по названию?

Владимир Андреев: Могут некоторые быть, допустим, и больные, кардиология, еще что-то, но самая главная задача людей, объединившихся в наше общество, вести антиалкогольную пропаганду. То есть в нашей организации люди - убежденные трезвенники.

Олег Вахрушев: Почему вы на первый план выдвинули проблему именно антиалкогольной агитации?

Владимир Андреев: На первый план мы ее даже не выдвигали. Дело в том, что по этому принципу мы были объединены когда-то, еще в 1985-м году - в силу постановления ЦК КПСС и Совмина СССР была создана общественная организация, она называлась "Всесоюзное добровольное общество борьбы за трезвость". Тогда было сказано - создать такую организацию, тогда было модно брать под козырек. Нас создали, и тогда мы еще многие вещи не понимали - что вы создали, для чего создали, как работать. Тогда главной задачей была борьба за трезвость, но с кем бороться, что значит, "бороться за трезвость"...

Олег Вахрушев: Да, что значит, "бороться за трезвость"?

Владимир Андреев: В самом определении того постановления 1985-го года о мерах по преодолению пьянства и алкоголизма, когда я только столкнулся с этим документом, само название привело меня в замешательство. Что значит, "преодолеть пьянство". Как мы определим, что мы преодолели алкоголизм, где конечная задача? Мне сразу стало понятно, что в названии этого документа написано - пойди туда - не знаю куда, принести то - не знаю что. С этим документом я пришел в обком КПСС, который в то время руководил общественными организациями и там задал вопрос: как мы определим, что мы преодолели пьянство? Что значит, преодолеть пьянство? Чем пьянство отличается от алкоголизма? Это чтобы все пили, но под забором не валялись? Или под забором валялись, но в штаны не мочились?.. И тогда мне просто ответил инструктор: "Опять начинаешь придумывать какие-то вещи. Делай, что тебе говорит КПСС, и все. Ты же коммунист". Но наступил момент прозрения, что я понял, что коммунистическая партия - такая же общественная организация, только у нее цель - стремление к власти, захват власти.

Олег Вахрушев: Хорошо, давайте не будем в большую политику уходить. Таким образом, вы боретесь за трезвость граждан?

Владимир Андреев: Да, сначала мы боролись за трезвость граждан.

Олег Вахрушев: Но ведь само слово "борьба" уже подразумевает какой-то конфликт между людьми.

Владимир Андреев: Да, правильно, поэтому где-то в 1991-м году из названия "Общество борьбы за трезвость" было убрано слово "борьба". Оно стало называться Общество трезвости и здоровья. Мы перестали бороться, мы просто стали помогать людям, мы перестали бороться с какими-то другим группировками. Наша позиция стала такая - хочешь пить – пей, только не мешай другим, не пои детей, и еще кого-то. Поэтому мы стали Обществом трезвости и здоровья.

Олег Вахрушев: У вас есть какие-то конкретные методики, люди излечиваются от алкоголизма?

Владимир Андреев: Словосочетание "лечить от алкоголизма", на мой взгляд, парадоксально. Мы считаем, что алкоголизм - это не болезнь. Мы даем определение алкоголизма такое же, как некоторые американские психологи: алкоголизм - это предрасположенность конкретного человека впадать в физиологическую зависимость от алкоголя. Я могу анекдот рассказать, прочитал в "Комсомольской правде": приходит мужик к наркологу, говорит "Здравствуйте, я у вас 5 лет лечился от алкоголизма. Наконец-то я вылечился". Доктор: "Ну, я тебя поздравляю, ты герой, молодец. Скажи пожалуйста, сегодня ты зачем пришел?" Ну как, зачем? Узнать у вас, когда мне можно начинать пить". По-моему, в этом анекдоте все сказано.

Олег Вахрушев: Вы говорите о предрасположенности, но Россия - как раз та самая страна, где алкоголь, питие возведены в ранг даже, я думаю, философии. Это и спорт в какой-то степени даже. Помните, Добрыня Никитич или Илья Муромец столько-то лет пролежал на печи, выпил кадушечку медовухи и пошел, Змея Горыныча зарубил, действительно менталитет, с этим же невозможно, по-моему, справиться.

Владимир Андреев: С этим невозможно справиться за день, за два, а может и никогда. Невозможно с таким менталитетом справиться, потому что, чтобы с каким-либо менталитетом справиться, на это необходима политическая воля хотя бы одного руководителя. У нас ведь как по истории - какой руководитель приходит в руководство страной, что он скажет, все начинают это выполнять. Менталитет можно исправить, была бы на это политическая воля. Почему, я думаю, не появится такая политическая воля? Только потому, что люди, которые у нас становятся президентами, депутатами, они, как правило, добропорядочные люди, у них не было проблем с алкоголем, и они, может, даже и не понимают, что это такое. Они гордятся тем, что они культурно пьющие и свою культуру пития с наивностью прививают другим людям. Совсем недавно, неделю или две назад, я вижу по центральному телевидению картину: главнокомандующий ВВС спускается с самолета, три рязанские девушки несут ему к трапу поднос, на котором не было хлеба и соли, там стояла бутылка водки с рюмками. Он так ее крякнул по-русски, и пошел.

Олег Вахрушев: Владимир Ильич, перед тем, как мы продолжим разговор о значении власти в отрезвлении, скажем так, общества, я хочу вместе с вами прослушать слова заместителя министра питания и услуг Свердловской области Николая Чернева по поводу обстановки вокруг продажи алкогольных напитков в России, и, в частности, Свердловской области.

Николай Чернев: На фоне России чуть-чуть больше мы потребляем, но незначительно. В целом по России в пересчете на абсолютный алкоголь годовое потребление 8,7 литра чистого алкоголя на человека, а у нас в области душевое потребление алкоголя, туда входит и пиво - 9,3 литра на душу населения. В прошлом году этот показатель был 9,2 литра. Получается, что вроде на 0,1 литра вырос. Почему произошло – видим, стали поменьше потреблять пива, побольше вина.

Олег Вахрушев: Пиво, вино, водка, это, скажем так, тонкости. Но, смотрите, чиновник высокого ранга говорит спокойно достаточно, мне кажется, страшные цифры. По данным ВОЗ, если на душу населения в год производится 8 литров абсолютного алкоголя, это значит, что нация вымирает. И так спокойно чиновник говорит о том, что ну, чуть больше, где-то 9 с небольшим у нас литров на душу населения... Вам не кажется, что это, в принципе, отношение чиновников к проблеме?

Владимир Андреев: Я не стал бы осуждать этого чиновника конкретно. Почему он спокойно говорит – потому что не владеет ситуацией. Он занимается своим делом - торговлей. Озабочены кто? Наркологи, мы - трезвеннические организации, матери, жены спившихся людей, поэтому его осуждать нельзя. А в принципе подход чиновников какой-то просто чисто волюнтаристский, они по своим умозрительным заключениям делают выводы, что вот, якобы, надо сокращать долю алкоголя, водки, увеличивать пива или вина... Какая разница, где алкоголь находится, в водке, вине или пиве?

Олег Вахрушев: Традиционный русский вопрос – что делать? Что делать для того, чтобы прекратить вырождение нации, чтобы наши последующие поколения меньше пили, как минимум?

Владимир Андреев: Меньше пить научить невозможно, это раз. Если мы говорим, чтобы меньше пили, значит, нужно ввести какие-то правила поведения чиновников и граждан. Надо смотреть на опыт других стран, и, по крайней мере, вводить ограничения для тех же генералов, чтобы они принародно, при всей стране, не выпивали. Куда деваться любому человеку, если он видит, что президент с Тони Блэром ловит форель и пьет пиво.

Олег Вахрушев: То есть, вы считаете, что на данном этапе трезвость, как национальную идею, объявить нельзя?

Владимир Андреев: Ее можно объявить. Но нужен человек, который был бы к этому готов.

Олег Вахрушев: Нет человека.

Владимир Андреев: Нет руководителя, который бы обладал такой политической волей и осмыслением проблемы.

XS
SM
MD
LG