Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Отставку правительства Михаила Касьянова комментирует Сергей Иваненко


Программу ведет Кирилл Кобрин. Участвуют один из лидеров партии "Яблоко" Сергей Иваненко и обозреватель Радио Свобода Михаил Соколов.

Кирилл Кобрин: В московской студии Радио Свобода - один из лидеров партии "Яблоко" Сергей Иваненко. Мы поговорим об отставке правительства Михаила Касьянова. Господин Иваненко, каковы, по вашему мнению, причины отставки правительства?

Сергей Иваненко: О причинах говорить сложно, потому что решение действительно выглядит нелогичным с точки зрения времени. По Конституции Российской Федерации, которую пока еще никто не отменял, перед вновь избранным президентом правительство слагает свои полномочия. Примерно 15-16 марта соответствующий указ президента вышел бы автоматически. И то, что сегодня произошло, приведет к тому, что так или иначе будут две процедуры, с разницей в 2-3 недели. На самом деле, только одна из них будет окончательной по назначению правительства. Поэтому, с точки зрения причин, думаю, нужно спрашивать у людей, которые близки к кремлевскому двору, которые знают все эти течения, интриги, знают всякие разговоры вокруг этого.

Но если говорить о политической оценке отставки правительства, прежде всего я должен напомнить, что "Яблоко" вместе с другими фракциями, в частности, КПРФ, ставило вопрос о недоверии правительству Михаила Касьянова почти год назад в Государственной Думе. Тогда мы набрали довольно большое количество голосов, около 150-160 человек, я точно не помню. Все оценки, которые мы давали, они сохраняются. Мы считаем, что правительство Михаила Касьянова не смогло использовать те исключительно благоприятные условия, в которых находится Россия в последние 2-3 года - это очень высокие цены на нефть, другие сырьевые ресурсы, политическая стабильность, возможность проводить, в том числе, и непопулярные меры. Правительство мирно проспало все эти годы и не решило ни одной из крупных экономических, прежде всего, задач, которые стоят перед Россией. Ничего не сделано в области структурных преобразований в смысле административной реформы и борьбы с коррупцией, ничего не сделано для поддержки эффективных и перспективных направлений экономики, таких, как малый бизнес, как поддержка высоких технологий, образования, науки. И в этом смысле сегодня главный вопрос, на самом деле, не вопрос о причинах отставки правительства, они могут быть разные, как содержательные, так и личные, но главный, действительно серьезный вопрос - какое будет новое правительство. В этом смысле, то, о чем сегодня сказал президент, вызывает больше вопросов, чем ответов. Потому что если под новым правительством подразумевается правительство Виктора Христенко, то это, конечно, совсем не то, что мы ожидаем, и совсем не формирование ответственного и политического значимого правительства.

Виктор Христенко - я к нему отношусь с уважением, но он является человеком совершенно особого склада, это высокопоставленный правительственный чиновник, который достаточно хорошо работает на должностях, на которые он назначен, но представить его политическим лидером правительства, которое будет формировать и исполнять какой-то содержательный курс, я пока не могу. Поэтому ответа пока нет. На самом деле, это самое главное. В этом смысле то, о чем сегодня говорил президент, выглядит очень двусмысленно. С одной стороны, он говорит о том, что страна должна знать то правительство, которое будет у России, поэтому он в таком спешном порядке отправил Касьянова в отставку, а с другой стороны, он собственно не отвечает на вопрос - а что это будет за правительство.

Михаил Соколов: Сергей Викторович, уже называются некоторые кандидатуры, например, господин Алешин или господин Жуков, это достаточно известные люди, один работает в правительстве, другой - первый вице-спикер Государственной Думы. Вот вы рассчитываете на то, что может появиться сильный премьер-министр, который действительно займется всем набором тех экономических реформ, которые в своих посланиях Владимир Путин обозначал неоднократно?

Сергей Иваненко: Я, честно говоря, слабо верю в то, что сегодня, в тех условиях, которые сложились в России, в политических условиях монополии одной партии, зажима средств массовой информации, когда нет независимого суда и независимого бизнеса, представить себе в этих условиях даже относительно самостоятельное правительство, кто бы его ни возглавил, очень сложно. Поэтому я думаю, что это будет, как и раньше, правительство президента, а не правительство России. Как раньше у нас было правительство Ельцина, который назначал, снимал, но главным критерием были как бы личные отношения, доверие к фигуре премьер-министра, а не вопрос о содержательной политике. Примерно то же самое будет и сейчас. Мне кажется сегодня бессмысленным гадать о кандидатурах, потому что людей, которые хорошо относятся к президенту, думаю, в стране много.

Михаил Соколов: Михаил Касьянов уходит. Его считают представителем так называемого "семейного" клана. До него ушел глава администрации президента Александр Волошин. Вам не кажется, что могут прийти люди совершенно неожиданные? Я понимаю, что это гадание, тем не менее, из питерской, например, команды - тот же Сергей Иванов, который уже поработал министром обороны, а при нем может появиться какой-то реформаторского типа вице-премьер, который собственно и будет заниматься экономикой - такого варианта вы не предполагаете?

Сергей Иваненко: Конечно, все может быть. Кстати, вы привели пример с администрацией президента. Но ведь и там были такие кадровые решения, которые назвать однозначными сложно. Помимо Дмитрия Медведева были такие назначения, как Дмитрий Козак. Думаю, система сдержек и противовесов будет сохранена. Вообще, президент Владимир Путин продолжает в этом смысле линию Бориса Ельцина и держит две-три группы людей, у которых разная точка зрения, разные интересы, это помогает ему в такой координирующей работе и повышает собственно статус президента. Я не думаю, что будет в таком смысле монистическое правительство, в нем будет примерно такая же система сдержек и противовесов, какая была и в правительстве Касьянова. Ведь Касьянов – его относили к разным группировкам, но так или иначе у него были вице-премьеры, которые с ним состязались, в хорошем или плохом смысле слова, но составляли конкуренцию.

Михаил Соколов: Например, Алексей Кудрин.

Сергей Иваненко: Например, Кудрин, или Греф, или вице-премьеры, которые занимаются блоком, связанным с обороной. Так что я не думаю, что здесь произойдут какие-то серьезные изменения. В целом, я полагаю, политическая линия правительства будет определяться политической линией президента, и не думаю, что назначение премьер-министра существенно изменит политический баланс. То, что произошло сегодня, связано либо с такой предвыборной акцией, хотя мне ее трудно оценить, потому что она на таком практически пустом месте, когда люди не ждали этого, и все смирились с тем, что Путин побеждает, а потом назначит правительство... Поэтому здесь у меня больше вопросов, чем ответов.

Кирилл Кобрин: Господин Иваненко, давайте вернемся к Касьянову. Как по-вашему, имеет ли он политическое будущее?

Сергей Иваненко: Трудно сказать, я думаю, что многое зависит от того, как Михаил Касьянов будет действовать после такой отставки. Тут возможны два пути. Первый путь предпочитается людьми, которые уходят с таких высоких должностей, например, такими, как Александр Волошин, он заключается в том, чтобы не заниматься политической деятельностью, сохранять молчание и искать пути реализации в каких-то политических или бизнес-проектах. Поэтому я склонен полагать, что Михаил Касьянов выберет именно эту линию поведения, хотя жизнь непредсказуема, мало ли что может произойти... Это надо у него спрашивать.

XS
SM
MD
LG