Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Есть ли политическое будущее у бывших российских премьер-министров?


Программу ведет Арслан Саидов. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Андрей Шароградский и Владимир Бабурин – он беседовал с одним из лидеров СПС Борисом Надеждиным.

Арслан Саидов: Михаилу Касьянову, бывшему премьер-министру России, может быть предложено возглавить "Союз правых сил". Пока эта идея только обсуждается, ни сам Касьянов, ни представители СПС никаких официальных заявлений не делали. В СПС подчеркивают, что говорить о таком варианте пока можно только чисто теоретически. Михаил Касьянов формально был седьмым премьер-министром России, но фактически – восьмым, если считать так и не утвержденного на этом посту Егора Гайдара. И если Владимир Путин, оставив кресло премьера, сел в кресло президента, то кривая политической активности его предшественников после отставок с поста председателя правительства шла вниз, правда, обычно довольно плавно. О том, как складывалась политическая карьера российских премьеров - Андрей Шароградский:

Иван Силаев, которому во время отставки в 1991-м году шел уже седьмой десяток, получил место постоянного представителя Российской Федерации при Европейских сообществах. Имя совсем еще молодого Егора Гайдара ассоциировалось с реформами, и, прежде всего, с резким повышением цен в начале 90-х, а потому было крайне непопулярным в народе. Его довольно витиеватые объяснения сути реформ только усугубляли эту непопулярность, а потому провал утверждения кандидатуры Гайдара в Думе был предрешен. Он получил пост министра экономики, потом возглавил партию "Демократический выбор России", с которой проиграл парламентские выборы в 1995-м. В 1999-м Гайдар примкнул к создававшемуся тогда движению "Союз Правых Сил", вновь попал в Думу, но в 2003-м на выборах - по крайней мере, по официальным данным, провалилась и партия СПС.

Виктор Черномырдин к концу своего пребывания на посту премьер-министра казался просто непотопляемым, но в марте 1998-го Борис Ельцин уволил и его, после чего с назначением премьера началась общеизвестная чехарда. Черномырдин же, которого через 4 месяца Ельцин безуспешно пытался вернуть на место главы правительства, стал послом России на Украине.

Сергей Кириенко продержался в кресле премьера 100 дней, сразу после дефолта в августе 1998-го написал прошение об отставке, которое Ельцин не принял, а через неделю сам отправил в отставку весь кабинет. Кириенко попытался баллотироваться в мэры Москвы, примкнул к пользовавшемуся тогда благосклонностью Кремля движению СПС, стал депутатом Думы, а с избранием президентом Владимира Путина занял пост его полномочного представителя в Приволжском федеральном округе.

После дефолта, в очередной раз лишившего россиян своих сбережений, Евгений Примаков считался компромиссной фигурой, с ним стали связывать некоторую стабилизацию ситуации в 1999-м, но рост его политического влияния стал раздражать Ельцина, и на следующий день после ельцинского "не так сели" Примаков был уволен. Обиженный на Ельцина, Примаков попытался вступить с ним в политическую борьбу, но потерпел неудачу, не в силах противостоять ударам средств массовой информации, представлявшим его больным немощным стариком. Особенно тогда усердствовал Сергей Доренко на телеканале "ОРТ". Но опала Примакова длилась недолго. Пришедший вскоре к власти на смену Ельцину бывший разведчик Владимир Путин отнесся благосклонно к бывшему руководителю Службы внешней разведки. Примаков возглавил Торгово-промышленную палату России и стал одним из лидеров прокремлевской фракции "Единая Россия".

Сергея Степашина Дума утвердила премьером при первом же голосовании, но приближались очередные парламентские и президентские выборы, газеты были полны сообщений о плохом самочувствии Бориса Ельцина, то и дело попадавшего в больницу. Как теперь уже понятно, в это время стал действовать проект, условно называемый "Наследник", и отставка Степашина оказалась неизбежной. Новый энергичный премьер Владимир Путин отправился в Дагестан, где в этот момент шли ожесточенные боевые действия, а Сергей Степашин объявил, что будет баллотироваться в Думу от партии "Яблоко". Он победил в своем одномандатном округе в Петербурге, но в Думе пробыл недолго, согласившись на должность председателя Счетной палаты.

Премьерство Путина продолжалось в строгом соответствии с разработанным сценарием до 1 января 2000-го года. В этот день он стал исполняющим обязанности президента, и сразу же начался резкий карьерный взлет Михаила Касьянова, известного до того в основном как переговорщик по долгам России Парижскому клубу кредиторов.

Касьянов стал министром финансов и первым вице-премьером, фактически исполняя обязанности главы правительства. Формальное утверждение состоялось в мае 2000-го после избрания Путина президентом. Касяьнов по продолжительности пребывания в кресле премьера уступил только Черномырдину.

Арслан Саидов: Сегодня комментарий Радио Свобода дал один из лидеров СПС Борис Надеждин. С ним беседовал мой коллега Владимир Бабурин:

Борис Надеждин: Вы знаете, СПС находится в таком переходном состоянии, когда сформировано руководство переходного периода, а летом в июне у нас, скорее всего, будет съезд, на котором мы определимся с выбором лидера. Среди кандидатов на лидеры партии, конечно, есть фигуры, известные всей стране и зарекомендовавшие себя как эффективные хозяйственники, менеджеры, и в то же время люди, которые гарантируют либеральный курс развития страны, среди этих людей я бы не исключал и фамилию Касьянова.

Владимир Бабурин: "Демократический выбор России" после провала на выборах сумел перестроиться, консолидировать вокруг себя многие демократические силы, во главе списка стал бывший премьер Сергей Кириенко, и был достигнут достаточный успех. Не кажется ли вам, что это может быть попыткой войти второй раз в одну и ту же реку?

Борис Надеждин: Вы знаете, так и было. СПС возник вокруг "Демократического выбора России", у истоков которого стояли Егор Тимурович Гайдар и многие другие видные люди. Но я не говорю, что это как бы войти в ту же реку два раза, и так далее. Во-первых, Касьянов не Кириенко, все-таки Кириенко был премьером 100 дней, а Касьянов был премьером 4 года. Во-вторых, я хочу сказать следующее: понимаете, в политике есть логика. Люди, которые были на такой должности, не могут как-то исчезнуть, раствориться и пропасть. Для них вполне естественным ходом развития является продолжение занятия политикой. Касьянов вполне сознательно не занимался политикой, подчеркивая такую профессиональную, техническую составляющую своего кабинета, но это человек, который очень эффективен и пользуется очень хорошей репутацией, в том числе и в либеральном сообществе. Поэтому здесь параллели, конечно, можно проводить. В конце концов, знаете, Уинстон Черчилль тоже проигрывал выборы после того, как был премьером, как бы исчезал, потом снова возвращался, и так далее, и стал хорошим премьером, опять уже от политической партии определенной. Я бы не исключал такой траектории.

Владимир Бабурин: Борис Немцов, отвечая на тот же вопрос, сказал, что "нет, я бы, пожалуй, на месте Касьянова не стал бы уходить из политики". Это что же получается, приход в СПС - это уход из политики? Конечно, я понимаю, что лучше Немцову задать этот вопрос, но как бы вы прокомментировали?

Борис Надеждин: Я думаю, вы неправильно поняли. Борис Ефимович как раз это и имел в виду. Он говорил, что на месте Касьянова он не стал бы уходить из политики, а спрашивается, какой вход в политику сейчас возможен у Касьянова? Выборы в Думу только что прошли. Вакансий, извиняюсь, нет. Избираться на какую-нибудь губернию губернатором - это шаг назад. Вполне естественной является подготовка к будущим серьезным выборам уже в качестве самостоятельного политика, а для этого, логика такова, и в силу закона, кстати, тоже, для этого нужно быть в какой-то партии. Вы же знаете, что у нас сейчас столько партий выдвигает кандидатов, списки на выборах, все такое. Возникает вопрос, в какую партию мог бы вступить Михаил Михайлович Касьянов? Я думаю, что если вы возьмете все существующие в стране партии методом исключения, то там останется одна или две, и уж точно там будет СПС.

Владимир Бабурин: Политики либерального толка, комментируя отставку Касьянова, иногда в довольно жестких выражениях, говорили: "Ну вот, предлагали же ему, - уходи в ноябре и иди на президентские выборы, получишь процентов 20". Как вы предполагаете, эти слухи имеют под собой какое-то основание?

Борис Надеждин: Первая часть имеет. Я совершенно точно знаю, что Михаил Касьянов уже достаточно давно просился в отставку, но его президент не отпускал. Между прочим, тоже ведь все не так просто. Он же, в конце концов, работает не директором завода или менеджером фирмы, а председателем правительства России, поэтому так просто он не может сказать: "Сегодня я ухожу", - собрать вещи, и так далее. Что касается участия в выборах президента – как результативную кампанию я это считаю абсолютно бессмысленным, на фоне рейтинга Путина, и я думаю, что Касьянов абсолютно правильно поступил.

Владимир Бабурин: Как-то на судьбу СПС может повлиять то, что сейчас, по крайней мере, временно, правительство возглавил господин Христенко? Вчера все очень упорно вспоминали, что в правительство его привел именно Анатолий Чубайс.

Борис Надеждин: Я бы не стал так уж прямо... Если копнуть глубже, то все абсолютно политики, которые сегодня есть в России – их так или иначе Чубайс привел, они, в конце концов, все из Питера. Сейчас это уже не так уж важно, потому что это дела давно минувших дней.

XS
SM
MD
LG