Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Десять лет назад возникла Коммунистическая партия Российской Федерации


Ведет программу Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свободы Карэн Агамиров, Михаил Соколов, Андрей Шароградский беседует с секретарем московского городского комитета КПРФ Александром Куваевым и директором Центра политической конъюнктуры Валерием Федоровым.

Андрей Шарый: В среду исполнилось 10 лет со дня основания Коммунистической партии Российской Федерации. По случаю юбилея лидер КПРФ Геннадий Зюганов выступил перед журналистами.

С подробностями – Карэн Агамиров.

Карэн Агамиров: Лидер Коммунистической партии Российской Федерации выразил твердую уверенность в правильности избранного курса: "Мы проводили и проводим честную политику, отстаиваем и в Государственной Думе, и на местах интересы простого человека. Организуем и проводим масштабные акции протестов трудящихся". Геннадий Зюганов выступил с традиционными обвинениями в адрес Кремля и правительства Российской Федерации. "У нас фактически нет правительства, - заявил он. - Регионы замерзают, скоро люди перейдут на буржуйки и никаких мер не предпринимается, один катается на лыжах, а другой за границей. На то, что действительно необходимо людям у правительства денег не находится". А вот по вопросу Ирака Геннадий Зюганов солидаризовался с властью – он категорически против военной операции. "Ошибаются те, - подчеркнул Геннадий Зюганов, - кто считает Коммунистическую партию Российской Федерации партий пенсионеров. За последние годы ее ряды значительно помолодели, партийное руководство пополняют молодые энергичные кадры. Средний возраст партии сегодня 55 лет (при средней продолжительности жизни мужчины 57)". Коммунистическая партия Российской Федерации справляет свое десятилетие.

Андрей Шарый: О том, увеличилось ли уменьшилось влияние КПРФ за последние годы в России и каковы перспективы партии в будущем Андрей Шароградский беседовал с гостями московской студии Радио Свобода – секретарем московского городского комитета КПРФ Александром Куваевым и директором Центра политической конъюнктуры Валерием Федоровым.

Андрей Шароградский: Александр Александрович, на ваш взгляд, изменилось ли политическое влияние КПРФ за это десятилетие и останется ли эта партия одной из ведущих политических сил страны на долгие годы?

Александр Куваев: Да, безусловно, влияние компартии Российской Федерации за последние десять лет неуклонно возрастает, это видно даже по результатам парламентских и президентских выборов, это видно сегодня по данным социологических служб. Особенно в последние годы, когда люди все больше и больше убеждаются в никчемности, бесперспективности и, я бы сказал, уже даже понимают трагичность ситуации и той политики, которую проводит нынешнее правительство и президент. Конечно, коммунистическая партия, как сила, выражающая интересы большинства народа России, я в этом уверен, она приобретает все большую и большую популярность, и ее позиции укрепляются.

Андрей Шароградский: Господин Федоров, вы согласны с теми оценками, которые привел сейчас господин Куваев?

Валерий Федоров: У меня альтернативный взгляд на этот вопрос. Я полагаю, что влияние компартии действительно росло, поступательно развивалось, но эта точка уже осталась в прошлом, точка пика, она осталась где-то в районе 95-96-го годов. С тех пор мы видим, что избиратель исправно голосует, а реальное влияние на процесс на принятие решений оно не растет, оно только падает. К сожалению, существующая в компартии субкультура, некие традиции принятия решений носят недемократичный характер и в результате молодые перспективные политики, которые существуют в этой партии, все-таки она у нас крупнейшая и старейшая, эти политики долго не задерживаются. То есть феномен Геннадия Зюганова, который подмял под себя партию и который, несмотря на поражение во всех выборах, в которых он участвует в личном качестве, тем не менее, хочет и далее быть единственным кандидатом от КПРФ. Я полагаю, он губит будущее КПРФ.

Андрей Шароградский: Александр Александрович, вы не можете отрицать, что в КПРФ в последнее время происходили несколько расколов и, скажем, партию покинул Геннадий Селезнев. Чем это вызвано и связано ли это с тем, что бессменным лидером КПРФ остается Геннадий Зюганов?

Александр Куваев: Вы знаете, я избегаю обычно крайне резких суждений, но я категорически не согласен с Валерием Валерьевичем, не надо адвокатов для КРПФ. Дело в том, что если говорить о недемократичных методах или диктаторском характере, это не так. Я член президиума Центрального комитета партии, и могу вам сказать – да, у нас бывают споры и на президиуме Центрального комитета партии до принятия решений, но у нас очень демократичный устав, и принцип демократичного централизма предполагает и совет с коммунистами, и совет с партией, после этого мы принимаем выверенное решение. Я лучше, наверное, знаю изнутри, как это происходит, поэтому, еще раз говорю, категорически отметаю это. Селезнев Губенко, Горячева – это немножко другое, это наоборот показывает силу партии. И Геннадий Селезнев, я с ним говорил накануне исключения, он сам поставил вопрос о своем пребывании в партии, не подчинившись уставу. Я думаю вряд ли сегодня найдется руководитель в любой партии или член любой партии, который со мной не согласится.

Андрей Шароградский: Во многих восточноевропейских странах коммунистические партии трансформировались в социал-демократические движения. Александр Александрович, почему этого не происходит с КПРФ?

Александр Куваев: И не мечтайте, этого не будет. Компартия Российской Федерации это та организация, которая возродилась, скажем так, на основе лучшей части Коммунистической партии Советского Союза, у нас есть своя идеология. Если говорят о расколе, у нас не может быть сейчас раскола, у нас нет идейных разногласий. Есть какие-то споры, это нормально в любой организации. Раскол возможен на идейной почве, его нет, и нет пока предпосылок для этого раскола. Что касается будущего Коммунистической партии Российской Федерации, я оптимист, здесь дважды оптимист, потому что вижу, какое пополнение идет в компартию Российской Федерации. На примере московской организации могу сказать – наша организация молодеет, есть, естественно, процесс печальный, к сожалению, старшее поколение уходит из жизни, но, посмотрите, какое пополнение – мы в год принимаем больше тысячи человек, из них 700-800 это студенты, молодые ребята в возрасте до 30-ти лет. Вот что дает мне основания для оптимизма.

Андрей Шарогрдский: Валерий Валерьевич, а вы согласны с оптимистическими оценками господина Куваева и с тем, что КПРФ может расширить свой электорат сейчас?

Валерий Федоров: Поддержка КПРФ находится в противофазе с динамикой развития страны. Чем лучше в стране, чем более уверенно она идет вперед, чем выше экономический рост, чем успешнее решаются текущие экономическо-социальные проблемы, тем ниже рейтинг у КПРФ, и прямо противоположно – чем больше проблем, чем больше бедствий, на этом растет рейтинг КПРФ. Все объяснимо: Коммунистическая партия правила нашей страной более 70-ти лет, это единственная партия, название которой у большинства населения нашей страны выбито в памяти и никогда не забудется до скончания жизни. Поэтому, естественно, у КПРФ наилучшие возможности абсорбировать всех недовольных, абсорбировать весь протестный электорат. Других просто не знают, другим не дают сказать, другие не пользуются доверием, у них нет репутации, у них нет бренда, у КПРФ это есть. Но когда мы говорим о возможностях расширения числа избирателей, которые голосуют за КПРФ, то здесь стоит серьезнейший барьер, крупнейшее препятствие. Это препятствие – это идейное заскорузлость этой партии. К сожалению, нет программы у КПРФ, которая была бы ориентирована на решение сегодняшних вопросов и, тем более, чтобы ответить на вызовы завтрашнего дня.

Андрей Шарый: Об итогах десятилетней работы Геннадия Зюганова и его товарищей по КПРФ – Михаил Соколов.

Михаил Соколов: Пудовую свечку за здоровье Геннадия Зюганова и отмечающей свое десятилетие Коммунистической партии Российской Федерации вполне мог бы поставить Владимир Путин во время очередного храмостояния. Первый после вердикта Конституционного суда, позволившего воссоздать компартию, съезд привел к власти в КПРФ не искавших обновления реформистов, а непростого советского аппаратного консерватора Геннадия Зюганова. Бывший учитель математики из деревни Мамыри оказался самым нужным Кремлю политиком. Все ельцинские времена Геннадий Зюганов счастливо сочетал обличение правящего режима, позволяющее почти ленинской харизмой народолюбца привлекать к себе голоса пенсионеров и обездоленных, с неспособностью всерьез бороться за реальную власть парламентскими методами. В дни прошлой Думы я регулярно задавал Зюганову вопрос: когда же вы объявите вотум недоверия так проклинаемому вами очередному антинародному правительству? Ключ к отставке кабинета был в кармане вождя левого большинства. Это превратилось в забавную игру - Зюганов каждый раз блудливо уходил от ответа. Слегка играя на уязвимой струне премьера, но не доводя до разрыва с Белым домом, можно было во времена любого руководителя правительства успешно участвовать в переделе для нужных людей бюджетного пирога. Статусность – вот что волнует вождей КПРФ. За понюх власти, за посты спикера Думы и посты глав нескольких комитетов думские левые вместе с "Единством" добивали Евгения Примакова, после этого Геннадий Зюганов стал на выборах 2000-го удобным спаринг-партнером Владимира путина. За десятилетие зюгановской борьбы революционный коммунизм тихо похоронен. Функционеры компартии становятся все более похожи на профсоюзных боссов, озабоченных социальными проблемами коллективов и регионов. Ныне КПРФ отстаивает советский консерватизм, играет на ностальгии не разбогатевшего народа по предсказуемости народа, развивает идеи антизападничества. Компартия – своего рода товарный бренд, вроде "Чайной" колбасы, карамели "Взлетной", пельменей "Особых", макарон по-флотски и пломбира в стаканчике. Или вы это купите как оно есть или не возьмете вовсе. Что не делай власть, компартия говорит с массами на языке символов, убеждая: советское – значит лучшее, и берет за живое более четверти избирателей. В рекламе не нуждается, предсказуема, понятна, неповоротлива и основательна. Социал-демократизация в партии не в почете, хотя стала прогрессировать КПРФ с приходом молодежи, но нынешние вожди уже выталкивают из народно-патриотического союза ревизиониста Геннадия Семигина и после красноярских выборов ревнуют к успеху беспартийного экономиста левых сил Сергея Глазьева. На почве антизападничества Геннадий Зюганов почти два года пытался подобрать ключ к сердцу президента России, но теплые беседы и тосты во славу победного гения Сталина так и не закончились ни вербовкой Зюганвоа, ни обращением в левую вер Владимира Путина. А после 11-го сентября и принятия Земельного кодекса Зюганов осознал, что дальнейшего флирта с властью ему избиратель уже не простит. Вожди компартии начали критиковать популярного президента. За это они поплатились отколом от партии Селезнева, Губенко и Горячевой, потерей доступа к дележке бюджетных денег и лишением доступа к телеэкранам. Ныне Геннадий Зюганов усвоил урок и вот-вот вновь поставит вопрос о вотуме недоверия правительству, естественно, виртуальный. За все содеянное вождь КПРФ Геннадий Зюганов мог бы получить искреннее президентское поздравление вроде такого: вам, как лидеру крупнейшей парламентской партии, желаю и дальше следовать дорогой поиска, нахождения деловых компромиссов с властью, в волю разоблачая интриги мирового империализма и глобализма. Пугая Запад, ищите особые пути развития страны во имя уходящей в прошлое Советской России.

XS
SM
MD
LG