Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Казачий круг атамана Трошева


Андрей Бабицкий, Прага: Генерал Трошев никак не оправдал надежды тех, кто решил, что, покинув армию, он станет действующим российским политиком. Казалось, скандальным демаршем с отставкой, когда Трошев в категорической форме отказался выполнять приказ министра обороны о его переводе на должность командующего Сибирским военным округом, генерал подготовил себе замечательные стартовые условия для политической карьеры. Впрочем, даже и без этой истории он вполне мог рассчитывать на более чем благожелательное к себе отношение со стороны общественности. Ставшая элементом официальной политика мода на военный патриотизм и связанный с этим романтический пафос сражавшихся за родину в горах Кавказа героев второй чеченской могли обеспечить генералу легкую победу на любых выборах, пожелай он баллотироваться в депутаты Государственной Думы или, по примеру своего предшественника генерала Шаманова, занять пост губернатора какой-либо российской провинции.

С учетом всех открывавшихся перед ним возможностей сделанный Трошевым выбор кажется анекдотическим. Должность советника президента по обеспечению руководства деятельностью казачьих обществ - это, скорее всего, малозначительная чиновничья синекура, которая способна предоставить относительный комфорт и некоторые неясные перспективы более или менее успешного маршрута по коридорам власти.

Казачество в России так и не стало сколько-нибудь значительной политической силой. Лишенное внутреннего единства это движение, появляясь на политической сцене, одной своей частью блокировалось с наиболее реакционными силами, другой - с немногочисленными группами, призывавшими к радикальной демократической революции. Более всего казаки запомнились своей неутолимой страстью к маскараду, ношению почти сказочных регалий, медалей и орденов, знаков отличия, а также военной формы, расцветка и покрой которой варьировались от украинского платья времен Тараса Бульбы до мундира офицера царской армии. Даже на юге России, на Ставрополье и в Краснодаре, где местные власти явно симпатизировали казакам, они все равно не сумели сложиться в сколько-нибудь организованную силу, оставаясь крикливым, наглым, полупьяным сообществом ряженых самозванцев, организовывавшем самосуды и требовавшем права на свободное ношение оружия.

Отныне генерал Трошев должен будет давать советы президенту России о том, как лучше управляться с этим разномастным сбродом. Что ж, вполне вероятно, что после чеченского опыта, приучившего генерала держать в забвении человеческое горе, следующей карьерной ступенью и должна была стать цирковая площадка. По событиям чеченской войны генерал Трошев опубликовал книгу, которая так и называлась - "Моя война". Лучшее произведение, которое могло бы подытожить следующий период его профессиональной деятельности, уже, возможно, написано - это пьеса "Лысая певица" Ионеско.

XS
SM
MD
LG