Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседа с директором старейшей гимназии Екатеринбурга


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Евгения Назарец, которая беседует с почетным гражданином Екатеринбурга, директором гимназии Валентиной Желтоножко.

Арслан Саидов: Слово екатеринбургской студии Радио Свобода. В гостях у моей коллеги Евгении Назарец почетный гражданин Екатеринбурга Валентина Желтоножко, директор старейшей в городе гимназии № 9. Благодаря ее усилиям обучение в этой элитной школе по-прежнему остается бесплатным. Педагог с полувековым стажем отмечает, что идеология вновь возвращается в российские школы.

Евгения Назарец: Валентина Мефодиевна, вопрос первый, наверное, банальный, но все-таки он обусловлен поводом для нашей встречи: каким вы считаете прошедший год - удачным или нет? Какие критерии у вас для этого определения?

Валентина Желтоножко: Если говорить с моей точки зрения как учителя, он был удачным. Наша школа - и российская школа, и екатеринбургская - сделали большой шаг вперед. В том смысле, что проработаны концептуально по-новому учебные программы, разработана концепция модернизации российского образования.

Евгения Назарец: Критерии, по которым вы определяете успешность года, только профессиональные или есть еще что-то личное?

Валентина Желтоножко: Есть и личные ощущения. В истекшем году я получила звание почетного гражданина города Екатеринбурга, очень ответственное звание, налагающее на меня определенные обязанности.

Евгения Назарец: Это добавило вам хлопот?

Валентина Желтоножко: Это добавило ответственности перед городом за то, что ты делаешь, какой ты видишь свою задачу, стезю в этом городе. Я думаю, что миссия почетного гражданина заключается не просто в работе, она должна выходить, скажем, для меня за стены школы. Я должна встречаться с людьми, помогать им, рассказывать о чем-то, знать, по крайней мере, жизнь в нашем городе. Хотя я и так стараюсь участвовать в этой жизни, подписываюсь на все местные издания, много читаю и о городе, и старюсь быть в курсе всех событий. Я думаю, что почетный гражданин города должен уметь ответить на любой вопрос о жизни в городе, о жизни горожан.

Евгения Назарец: Валентина Мефодиевна, педагогика, насколько я понимаю, это ваша единственная профессия на всю жизнь?

Валентина Желтоножко: Это точно.

Евгения Назарец: Вы все время работали педагогом на Урале?

Валентина Желтоножко: Нет. Я начинала работать в Сибири в маленькой деревне, которая называется странно - Кучки. И после окончания педагогического училища я была там и заведующей школой, и учителем всех предметов, и истопником, и дворником, и уборщицей - все в одном лице.

Евгения Назарец: Но сейчас вы возглавляете известную в Екатеринбурге гимназию. Что значит "престижная школа"? Гимназия № 9 - это еще и престижная школа.

Валентина Желтоножко: Вы знаете, я не очень, может быть, соглашусь с термином "престижная школа". Дело в том, что 9-я гимназия - это едва ли не единственное в нашем регионе старейшее учебное заведение. Поэтому те исторические традиции, которые сложились в гимназии, если хотите, даже какие-то методологические, методические принципы, которые лежали еще в досоветском образовании, потом продолжились в советское время - это все формировало определенную ауру в 9-й гимназии. И она поддерживается теми педагогами, тем педагогическим коллективом, который работает в ней сейчас.

Евгения Назарец: А когда вам труднее всего было как педагогу - в той сибирской деревеньке или сейчас?

Валентина Желтоножко: Я не могу сказать, что мне когда-то было легко. Другое дело, что трудности всякий раз разные. Я думаю, что наиболее трудный был период 90-х годов, когда все разрушалось, все расползалось, и не было никакой помощи в плане того, чтобы каким-то образом сохранить себя. И к чести наших педагогов я должна сказать, что школа себя не потеряла, она не рухнула в 90-е годы, как рухнули многие отрасли.

Евгения Назарец: Каковы перспективы среднего образования стать платным, и в какой мере оно должно стать платным?

Валентина Желтоножко: Меня уже несколько раз подвигали на то, чтобы сделать такую с виду благополучную гимназию платной, и тогда-де, вы будете жить хорошо совсем - и материальная база, и зарплата учителей - все вырастет. Я очень осторожно отношусь к этому. Потому что в нашем обществе, благодаря кардинальному расслоению, не каждый человек может уплатить довольно большую сумму за образование. Я считаю, что образование должно остаться в государстве бесплатным.

Евгения Назарец: Насколько изменились педагоги? Меня интересуют и те педагоги, которые из советских времен перешли в сегодняшнее время, то есть продолжили свою педагогическую деятельность, и те новые люди, которые приходят в педагогику.

Валентина Желтоножко: Молодых людей среди учителей очень мало. Это общегосударственная проблема. Да, человек, проработавший 30-40 лет в школе, повидал многое и повидал излишнюю заидеологизированость в школе, но зато у педагогов такого возраста и опыт, они лучше ориентируются в психологии, и в этом смысле больше удач. Зато молодые педагоги более подготовлены в теоретическом плане, им легче перешагивать сложности новых программ вместе с детьми. Но зато не то, чтобы у них меньше ответственности за то дело, которым они занимаются, но меньше педантичности в выполнении тех обязанностей педагога, которые не оплачиваются. У нас ведь очень многое не оплачивается.

Евгения Назарец: Вы упомянули идеологию в школе, этого касается мой следующий вопрос: есть ли в сегодняшней школе идеология и нужна ли она вообще?

Валентина Желтоножко: То, что было, та прямолинейная идеологизированность, она нас всегда тяготила. И, наверное, талантливый учитель никогда не выполнял формально-педантично то, что нам предписывалось. Сейчас этого нет, зато сейчас, действительно, мы очень многое потеряли, когда уничтожили пионерскую, комсомольскую организацию. Мы в школе очень много над этим думаем. Ребенок должен приобретать некий организаторский опыт уже в школе. Если он выйдет таким аморфным в жизнь, он себя потом не найдет.

Евгения Назарец: В 2003-м году Свердловская область пережила череду выборов - и выборы губернатора, и Госдумы, и главы Екатеринбурга. Агитация, выступления, взаимоотношения обострились между властями, даже не все взрослые могли понять. Я допускаю, что и дети учителей спрашивали, по крайней мере, их мнение о том, что происходит. Как вам удавалось соблюсти грань между своим педагогическим долгом объяснить школьникам, что на самом деле происходит, где черное, где белое, и законом, который требует не превращать школу в агитационное учреждение?

Валентина Желтоножко: Если ученик спрашивает, правда это, или ложь, учитель обязан ответить.

XS
SM
MD
LG