Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Приговор по делу о взрывах жилых домов в Москве и Волгодонске


Программу ведет Андрей Шарый. С адвокатом Игорем Труновым беседовала корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.

Андрей Шарый: Московский городской суд приговорил обвиняемых во взрывах жилых домов в Москве и Волгодонске Адама Декхушева и Юсуфа Крымшамхалова к высшей мере наказания - пожизненному заключению. Над темой работала корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова:

Любовь Чижова: В результате взрывов жилых домов в сентябре 1999-го года, сначала в Москве, а чуть позднее в Волгодонске, погибли 223 человека. Генпрокуратура установила, что к организации и совершению взрывов причастны 6 человек, но на скамью подсудимых попали только двое - Адам Декхушев и Юсуф Крымшамхалов. Остальные были убиты во время боевых действий в Чечне. Декхушев и Крымшамхалов признаны судом виновными в совершении актов терроризма, убийств с особой жестокостью, участии в незаконных вооруженных формированиях, незаконном изготовлении, хранении и перевозке взрывчатых веществ, покушении на убийство и незаконном пересечении границы. По решению суда они будут отбывать наказание в колонии особого режима, и также суд постановил взыскать с них в пользу потерпевших более миллиона рублей в счет компенсации материального вреда и около трех миллионов рублей в качестве моральной компенсации за вред, причиненный терактом. За все время, пока шел судебный процесс, он подвергался критике со стороны правозащитных организаций. На него без законных оснований не пускали журналистов и общественность. Большинство потерпевших даже не были оповещены о том, что начинается суд. Правозащитники также говорили о том, что суд игнорировал показания важных свидетелей о том, что к взрывам могут быть причастны сотрудники ФСБ. Такую же версию ранее выдвигал предприниматель Борис Березовский. О результатах судебного процесса я поговорила с адвокатом потерпевших Игорем Труновым:

Вы, как адвокат потерпевших, довольны приговором, который вынес Мосгорсуд Адаму Декхушеву и Юсуфу Крымшамхалову?

Игорь Трунов: Потерпевшие ожидали от правосудия эффективной расплаты по долгам, справедливой и адекватной кары за совершенное преступление. Наказание, как форма насилия, не может быть плохим или хорошим, оно может быть справедливым или несправедливым. Целью было показать громыхание кандалов и запах карцера тем, кто готовит подобные злодеяния, то есть показать неотвратимость наказания. В этой части у нас остались вопросы. В части наказания Крымшамхалова – да, потерпевшие довольны тем, что им назначили пожизненную меру наказания, потому что мы считаем, что они виновны. Но нерешенным остался не менее острый вопрос - об ответственности должностных лиц, не предотвративших провоз огромного количества взрывчатки, ответственности тех, кто планировал и финансировал теракты - неважно, что это иностранцы. Для борьбы с подобными преступлениями не существует границ и расстояний. Милиционеры, прикрывавшие своей формой и сопровождавшие провоз взрывчатки за взятки - это оборотни, которые гораздо опаснее и страшнее, чем преступники, они бьют в спину. 4 года лишения свободы за подобные преступления - разве это адекватно и справедливо? Потом нас не менее шокировал механизм возмещения вреда потерпевшим. Тот механизм, который предложил Мосгорсуд, несправедлив и незаконен. Почему? Потому что даже те единицы истцов, которые обратились с иском, и эти иски были удовлетворены, в общей сложности получилось около 4 миллионов рублей - взыскать эти суммы нереально с людей, которые будут сидеть в камерах с особой изоляцией пожизненно. То есть, эти деньги даже частично не будут взысканы никогда. Поэтому это несправедливо и незаконно, потому что это не соответствует закону о борьбе с терроризмом, где предусматривается возмещение вреда за счет государства. Здесь в чем камень преткновения - суд сузил субъект ответственности. Он возложил ответственность только на двух конкретных виновных, а по закону круг виновных гораздо шире, это те, кто организовывал теракты, финансировал терроризм, пособники, это гораздо более широкий круг, с которым должны бороться государство и его правоохранительная система.

Любовь Чижова: Как вы думаете, почему государство в очередной раз, как в истории с "Норд-Остом", устраняется от решения проблем пострадавших от терроризма?

Игорь Трунов: Этот вопрос, почему оно устраняется - у меня у самого этот вопрос висит в воздухе. Оно ведь не просто устраняется, оно закон нарушает, который само и приняло. Плюс это определенный денежный поток. Генеральная прокуратура рапортует, что каждый год около 100 уголовных дел о финансировании терроризма поступают в суды, и они все связаны с конфискацией имущества, конфискацией финансовых активов. Также у нас финансовая разведка ведет борьбу с финансированием терроризма на основе международной конвенции, которую мы подписали, и рапортует о том, что арестованы счета в Швейцарии, арестованы счета в США - куда идут эти средства? Они должны по этой конвенции и по закону идти жертвам террора, и в данной ситуации это нарастающий достаточно мощный денежный поток, который уходит как вода в песок. Может, здесь какие-то ответы можно найти. Потому что, если перенаправить этот достаточно мощный финансовый поток жертвам терроризма, то таким образом этот вопрос мог бы и решиться. А так, когда взыскано с двух обвиняемых, которые выплатить не в состоянии, и вопрос поставлен вообще в плоскости нереальной, то я не понимаю, почему это делается.

Любовь Чижова: Что вы намерены предпринять для того, чтобы люди получили деньги за разрушенное жилье и им был компенсирован моральный ущерб, нанесенный терактом?

Игорь Трунов: В данной ситуации, конечно, радует то, что наша страна уже не является изолированной или самодостаточной. Мы входим в международное сообщество и мировые институты, поэтому естественно, что конечная инстанция, если здесь по нашим судебным инстанциям мы не добьемся справедливости и адекватной компенсации, то конечная инстанция - Страсбургский суд по правам человека. Поэтому мы подали иски о возмещении вреда жертвам терактов, взрывов домов к Министерству финансов, и слушания назначены на 19-е число. Здесь, если не будет решения в соответствии с законом, то конечной инстанцией будет Страсбургский суд, где уже находятся дела по "Норд-Осту", поэтому мы будем апеллировать к международному сообществу для того, чтобы однажды установить общемировую практику возмещения вреда и достойной жизни пострадавших от терроризма.

Любовь Чижова: Игорь Леонидович, вы общались с потерпевшими, пострадавшими от взрывов домов в Волгодонске и Москве, какова их реакция на сегодняшний приговор Московского городского суда?

Игорь Трунов: Моя реакция не может расходиться с реакцией тех, кого я представляю, их реакция такая же. Я только повторяю их слова, облеченные в юридическую форму. Понятное дело, что достаточно тяжелое положение у людей. Ясно, что основная масса тех, о ком мы говорим, это люди нуждающиеся. Не от хорошей жизни приходят люди ко мне, а основная масса - это инвалиды, это те, кто лишены нормального уровня проживания, нормального достатка, поэтому, конечно, эти люди нуждаются в помощи, эти люди нуждаются в дополнительных пенсиях. Эти люди нуждаются в лечении и дополнительной реабилитации. Ничего не делается, никто им не помогает, они предоставлены сами себе, и, конечно, ситуация очень тяжелая.

XS
SM
MD
LG