Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

60-летие снятия блокады Ленинграда


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская и ректор университета Санкт-Петербурга Густав Богуславский.

Андрей Шарый: В середине января 1944-го года войска Волховского и Ленинградского фронтов перешли в наступление. К 27 января оборона 18-й немецкой армии была прорвана. Командующий группой армии "Север" генерал-фельдмаршал Кюхлер, опасаясь, что 18 армия будет окружена, приказал отвести ее в западном направлении. 900-дневная блокада Ленинграда была окончательно снята. Рассказывает Татьяна Вольтская:

Татьяна Вольтская: 60-летие этого события отмечается в Петербурге разнообразно. Открывается несколько выставок, в числе которых экспозиция "Бомбоубежище Эрмитажа", рассказывающая о жизни музея во время блокады. В музее истории Петербурга в рамках экспозиции "Ленинград в годы Великой Отечественной войны и блокады" открылась выставка "История ленинградской семьи" о том, как жила в блокаду семья художника Юрия Белова. Документы, личные вещи, награды, рисунки 12-летнего Юры, которого рисование спасало от гнетущей атмосферы, холода и голода. Открылась также фотовыставка немецких фотографов Сюзанны Шляэр и Михаэля Штефана, выставка-диалог между двумя некогда вражескими сторонами. Это архивные снимки и современные фотографии, среди которых портреты советских и немецких солдат, участников войны и ветеранов-блокадников. Название выставки "Сологубовка. Россия 2000-2003", - в деревне Сологубовка под Петербургом заложено самое большое в Европе кладбище немецких солдат. Земля выделена немецкой стороне при условии должного содержания советских мемориальных кладбищ в Германии. На Пискаревском кладбище открыта мемориальная плита "Блокадная парта", памяти учителей и школьников, погибших в годы блокады.

И все-таки главное - не выставки и памятники, а отношение к живым людям, пережившим блокаду. С понедельника по инициативе городской администрации начались выплаты единовременных компенсаций жителям блокадного Ленинграда, их получат 268 блокадников. Имеющие знак "Жители блокадного Ленинграда" - 450 рублей, награжденные медалью "За оборону Ленинграда" - 900. 33 миллиона рублей потрачено на изготовление памятного знака в честь 60-летия полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады. Правда, от этого жизнь блокадников не станет более обеспеченной. Петербургские депутаты предложили изменить законы о ветеранах и пенсионном обеспечении, повысить пенсию тем, кто ушел воевать в последний год призыва, тем, чьи мужья и отцы погибли на войне и тем, кто в детстве рыл окопы, но не имеет об этом записи в трудовых книжках. Единовременные подачки не могут улучшить жизнь этих людей, которая ухудшается с каждым днем. В понедельник на совещании Совета федерации в Музее обороны и блокады Ленинграда председатель петербургского Совета ветеранов войны и труда Иван Койбутов сказал, что хлеб скоро станет недоступен для ветеранов, и что для достойной жизни им нужно установить такую же пенсию, какую имеют депутаты Законодательного собрания. Но пока до этого далеко, в честь праздника устраивается легкоатлетический пробег, полет 10 дельтапланов над Дорогой жизни, да еще авиапредприятие "Пулково" в последнюю неделю января разрешает блокадникам слетать куда угодно.

Андрей Шарый: Что такое блокада для ленинградцев и петербуржцев? В эфире Радио Свобода историк, ректор университета Петербурга Густав Богуславский:

Густав Богуславский: Я не был ни защитником Ленинграда, ни жителем блокадного Ленинграда, и среди моих наград медали "За оборону Ленинграда" нет. Тем не менее, я считаю, что имею моральное право сегодня, через 60 лет после того, как блокада была снята, сказать об этом, как житель Петербурга и как человек, в жизни которого блокада, то, что произошло в этом городе, стало своеобразным эмоциональным градусом и во многом определило ту нравственную планку, которая передо мной стояла в течение всей жизни, которую я стремился взять в течение жизни.

Получилось так, что ранним утром 22 июня 1941-го года я, московский парнишка, приехал в Ленинград и пробыл здесь до начала августа. Одним из последних поездов, уходивших на Москву, я уехал в свой родной город. Потом вышло так, что по службе, на которой я находился в столице, мне пришлось дважды - в 1942-м поздней осенью, в 1943-м летом, прилетать в Ленинград в командировку, а в последний раз во время блокады я прилетел в Ленинград 16 января 1944-го года. Я историк, и могу вспомнить о том, что в истории древней, средней и новой примеры осад - долгих, по много лет продолжавшихся, жестоких осад - были неоднократно. Но то, что пережил во время блокады наш город - это было беспримерно во всей истории. И мера страданий, пережитых Ленинградом и ленинградцами, не имеет в истории никаких аналогов.

У меня в руках лежит потрясающая книга, изданная в 2001-м году. Книга составлена историком Ломагиным, называется она "В тисках голода". Блокада Ленинграда в документах немецких спецслужб и документах нашего НКВД. 300 с лишним страниц документов, чудовищных своей жестокостью, непереносимых. Документы, которые рассказывают о том, что переживаемое Ленинградом было ужасным безмерно. И в то же самое время то, что пережито, было не только очень жестоким и очень страшным, это были самые светлые и самые темные стороны жизни людей. Самые светлые и самые темные стороны, которые сплелись в этой ленинградской блокаде и которые определили ее значение и ее удивительный, невероятный исход.

Кому забыть о том, что в Ленинграде в первую даже блокадную зиму работали 39 школ в разных районах города? А ведь в столице, в Москве, которая не была ни в блокаде, ни даже в осаде, ни одна школа в этом учебном году не работала, и ни один человек не учился. Как можно забыть, что более 500 ленинградских школьников в начале июня 1942-го года в саду Аничкова дворца отмечали вручение им аттестатов зрелости. Это были немногим более 500 юношей и девушек, которые в первом блокадном году закончили школу. Некоторые из них еще живы сегодня, хотя уходят с каждым днем, люди, которые блокаду пережили, которые ее помнят, и для которых она, несмотря на то, что много было в жизни каждого из них и хорошего, и трудного, явилась самым значительным событием во всей их жизни.

Мало осталось людей, к сожалению, уходит от нас и память о блокаде, мы говорим о ней часто формально, говорим какие-то слова важные, правильные, но идущие не от сердца, а от ума. Это было время, когда физические страдания были невероятными, и когда эти страдания плоти сочетались с удивительной нравственной раскрепощенностью.

XS
SM
MD
LG