Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Насколько опасны экзотические животные?


Программу ведет Андрей Шароградский. С заведующей научно-просветительским сектором екатеринбургского зоопарка Светланой Поленс беседовала Евгения Назарец.

Андрей Шароградский: Екатеринбургский зоопарк не нашел взаимопонимания с ветеринарным контролем в аэропорту города по поводу ввоза нового вида животных. Эти события развивались на фоне того, что в Екатеринбурге недавно умер житель Новой Зеландии - как первоначально предполагалось, причиной его смерти стала атипичная пневмония. Переносчиками вируса сейчас считаются дикие кошки - виверры. Но связано ли упорство ветеринарного контроля на таможне с ужесточением каких-либо правил? На вопросы моей коллеги Евгении Назарец в екатеринбургской студии Радио Свобода отвечала заведующая научно-просветительским сектором екатеринбургского зоопарка Светлана Поленс:

Евгения Назарец: Недавно стало известно, что в Екатеринбурге скончался иностранец, вероятно, от атипичной пневмонии. В Китае недавно был опубликован доклад о причинах возникновения этой эпидемии. Виновниками ее признаны животные виверры, которых в Китае употребляют в пищу. Светлана, что вы можете нам сказать об этих животных, как вы вообще относитесь к тому, что вину за распространение заболевания возложили на животных?

Светлана Поленс: Дело в том, что вирусы и бактерии, которые доставляют нам столько неприятностей, конечно, приходят к нам из животного мира. Они тоже претерпевают эволюцию гораздо быстрее, чем крупные виды, поэтому, конечно, часть вирусов гриппа к нам пришло от птиц, есть общие заболевания с довольно большой группой животных. Поэтому неудивительно, что вот в атипичной пневмонии повинны мелкие хищники и виверры. Виверра - это одно из самых обширных семейств хищников, я не знаю, какой конкретно вид обвинили в этом, но для нас это название незнакомо, потому что на территории России виверровых нет. Поэтому нам кажется это название незнакомым.

Евгения Назарец: В Екатеринбургском зоопарке этих животных тоже нет?

Светлана Поленс: У нас есть представители семейства виверровых - это знаменитая мангуста, и есть гинетты, и совсем недавно в прошлом году из Чехии привезли фоз. Фозы - это хищники с Мадагаскара, так что, получается, 4 вида виверровых есть в зоопарке.

Евгения Назарец: Как вы полагаете, как вам подсказывает опыт, вся эта история с распространением атипичной пневмонии от животных повлечет за собой какие-то новые правила или ужесточение карантина для ввоза и вывоза животных?

Светлана Поленс: Если мы посмотрим на распространение инфекционных заболеваний, то чаще всего виной не ввезенное животное, а все-таки люди, иностранцы или наши сограждане, которые прибывают из районов заболеваний. Все-таки самый распространенный способ передачи заболевания - от человека к человеку. Случаи заболевания от животных - здесь довольно мало людей, которые входят в группу риска, и, безусловно, ввоз экзотических животных связан с жесткими карантинными требованиями. Как зоолог, я не могу со многим согласиться, потому что когда речь идет о завозе животных в зоопарки, то прибывают животные уже много поколений жившие в зоопарках, особенно мы с европейскими зоопарками сотрудничаем, поэтому этот способ передачи заболевания - мне кажется, вероятность близка к нулю.

Евгения Назарец: Кстати, в эти дни развивается ситуация, связанная с карантином и таможней: у екатеринбургского зоопарка возникли некоторые проблемы в аэропорту Кольцово, в чем там дело, какие животные не могут доехать?

Светлана Поленс: Белые египетские цапли, мы их хотели поместить вместе с нашим бегемотом, создать уголок африканской природы. Думаю, что все недоразумения разрешатся. Для того, чтобы привезти этих цапель, нам сказали сделать анализы на орнитоз. Чтобы безболезненно сделать анализы, нам придется их отсылать в Москву, но эти исследования уже проводились в Чехии, просто нас просят их повторить. По данным, недавно опубликованным в Москве, около 40 процентов голубей гибнет от этого заболевания. То есть человек имеет шансы заболеть орнитозом, вынося мусор. Этот конфликт больше связан с какими-то ветеринарными предрассудками. Ветеринары всегда относятся специфически к завезенным животным, как к биологическому оружию. В Европе ветеринарные требования намного мягче, чем у нас в России, но не думаю, что обстановка там намного сложнее, чем у нас.

Евгения Назарец: Насколько, по-вашему, реально нелегально завезти животных. Часто показывают и рассказывают нам в новостях, что многих животных завозят в зоомагазины нелегально. Если такой строгий контроль, то как они вообще попадают нелегально?

Светлана Поленс: К сожалению, есть контрабандные пути. Известно, что в Москве и Киеве бывает, что за определенную плату можно обойти официальный путь. К тому же иногда контрабандисты прибегают к невероятным ухищрениям - специально шитые жилеты с кармашками на спине, чтобы вывезти из Австралии яйца попугаев, а там ветеринарный контроль один из наиболее строгих.

Евгения Назарец: Сколько среди домашних питомцев по вашим сведениям экзотических животных?

Светлана Поленс: Зообизнес в городе еще нельзя называть развитым. В нашем городе все-таки наибольшее распространение имеют кошки и собаки, изредка птицы. Но никуда не деться от общей тенденции, что экзотические животные будут все чаще попадаться в домах, и тут важно, чтобы эти животные не были вывезены контрабандно.

Евгения Назарец: Если бы в Екатеринбурге у кого-то в квартире жил крокодил или лев, это было бы все-таки известно?

Светлана Поленс: Дело в том, что есть виды, которые я бы категорически не советовала держать дома – лев, крокодил. Крупные змеи тоже у меня вызывают большие сомнения. Вот что бы люди держали дома – сейчас очень модно держать мелких экзотических рептилий, хамелеонов, разнообразных ящериц, есть специальные лампы, террариумы, правда, это все в Москве и Петербурге, но и у нас потихоньку развивается, некоторые люди держат насекомых или пауков. Сейчас встречаются дома палочники, большие пауки-птицееды, неядовитые, но очень эффектные. Это вопрос престижа, эпатажа, эмоционального воздействия на гостей, которые приходят.

Евгения Назарец: Вернемся к екатеринбургскому зоопарку. Чем он необычен по сравнению с другими зоопарками в России и мире?

Светлана Поленс: Зоопарки сравнивать очень сложно. Как нам сравнивать Ростовский зоопарк, который имеет 70 гектаров, и наш, где около 4 гектаров. У нас в коллекции сейчас около 230 видов. Конечно, подход, что чем больше видов, тем лучше, - устаревший. Для нас главное – показать виды так, чтобы не вызывать у посетителя жалость. Поскольку у нас площади небольшие, мы в 1998-м году отказались от коллекции копытных, потому что содержать их в таких маленьких вольерах негуманно.

Евгения Назарец: Содержать зоопарк для города дорого?

Светлана Поленс: Зоопарк необходим городу, как необходима художественная школа, как необходима филармония, как необходимы театры. Каждый мегаполис должен иметь зоопарк. Ни один зоопарк мира не может себя окупать. Это все-таки не коммерческое предприятие. Несмотря на это, если не считать строительных расходов, то мы процентов на 70 себя окупаем.

XS
SM
MD
LG