Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Снова о взрывах в Москве и Волгодонске – как проводилось расследование обстоятельств этих преступлений


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова, адвокаты Руслан Закалюжный и Игорь Трунов, и член общественной комиссии по расследованию взрывов жилых домов в Москве и Волгодонске Валентин Гефтер.

Андрей Шарый: Адвокаты потерпевших в результате взрывов жилых домов в Москве и Волгодонске осенью 1999-го года заявили о намерении обжаловать приговор в части возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда. Рассказывает Марьяна Торочешникова:

Марьяна Торочешникова: Жители домов, разрушенных в результате терактов, недовольны той частью приговора, которая определяет размеры компенсации и устанавливает ответчиков по гражданским искам, рассмотренным в рамках уголовного процесса. Говорит адвокат двух потерпевших семей из Волгодонска Руслан Закалюжный.

Руслан Закалюжный: С самого начала моя позиция, в том числе она совпадает полностью с позицией моих доверителей, заключается в том, что вред, причиненный в результате преступления, в данном случае террористического акта, должен быть доказан в рамках уголовного дела. То есть потерпевшие в порядке уголовного судопроизводства могут подать гражданский иск. Это облегчает им доказательство суммы, как материального, так и морального вреда. Потому что доказывание в данном случае всех потерь, которые понесли потерпевшие, ложится на плечи следствия.

Марьяна Торочешникова: 12 января Московский городской суд огласил приговор двум участникам террористической группы, причастных к взрывам жилых домов в Москве и Волгодонске осенью 1999-го года. Судьи признали доказанной вину обвиняемых Адама Декхушева и Юсуфа Крымшамхалова в террористических действиях и приговорили их к пожизненному заключению. Суд также постановил взыскать с них в пользу 14 потерпевших более миллиона рублей в счет возмещения материального ущерба и около трех миллионов рублей в качестве компенсации морального вреда. Только эти люди предъявили гражданские иски в рамках уголовного производства. Всего же, по словам адвоката Руслана Закалюжного, от терактов пострадал 1831 человек.

Руслан Закалюжный: Мы не согласны с приговором только в части той, которая возлагает обязанность по возмещение вреда на осужденных, так как считаем, что в соответствии с федеральным законом "О борьбе с терроризмом", статьей 17-й данного закона, эта обязанность полностью должна быть возложена на казну Российской Федерации в лице Министерства финансов. Также мы не согласны с размером морального вреда, который был присужден. В этой части мы будем приговор обжаловать.

Марьяна Торочешникова: Изначально потерпевшие требовали взыскать в их пользу компенсацию морального вреда из расчета шесть миллионов рублей на человека, а в соответствие с решением, которое суд уже вынес, эта компенсация не превысит двухсот тысяч рублей. После вынесения приговора Мосгорсудом адвокат Игорь Трунов, известный как защитник интересов пострадавших от террористических актов, заявил в интервью нашему корреспонденту Михаилу Саленкову, что и он намерен обжаловать приговор суда.

Игорь Трунов: До сих пор мы не получили приговор, его письменную версию, потому что мы услышали на слух только резолютивную часть в присутствии огромного числа журналистов, то есть практически ничего не слышали, обрывки цифр. Но закон говорит о том, что нам после оглашения отводится 10 дней на обжалование. Поэтому сегодня мы закинули короткую жалобу, которая касается части удовлетворения гражданских исков, и просим в этой части приговор отменить, гражданские иски выделить в отдельное производство, передать для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства. Потому что считаем, что гражданский ответчик ненадлежащий, должно отвечать государство. И уже есть ряд дел, которые мы выиграли, где отвечает исполнительная власть. В последующем в порядке регресса исполнительная власть должна взыскивать с виновных, в том числе и Декхушева и с Крымшамхалова, но этот круг гораздо шире, нежели эти двое обвиняемых. Нельзя весь тот вред, весь ущерб свалить на двоих обвиняемых, приговоренных к пожизненному заключению, которые никогда ничего не смогут выплатить.

Марьяна Торочешникова: Намерение адвоката Трунова обжаловать приговор суда выглядит как минимум странно, так как его доверители, по словам адвоката Закалюжного, не заявляли гражданских исков в ходе уголовного процесса, а, следовательно, они не могут обжаловать эту часть приговора. Обжаловать приговор намерены и адвокаты Декхушева и Крымшамхалова. Говорит адвокат Юсуфа Крымшамхалова Шамиль Арифулов:

Шамиль Арифулов: Необходимые первые шаги, в частности, подача кассационной жалобы, предварительное обращение в Верховный суд уже имело место. То есть я обозначил, что с приговором мы не согласны - ни мой подзащитный, ни я. Я считаю, что вмененная моему подзащитному статья 105-я, которая предусматривает ответственность за умышленное убийство, она вменена излишне, что в действиях моего подзащитного никогда не было состава данного преступления. Что касается статьи 205-й, это статья, которая предусматривает ответственность за терроризм. Мой подзащитный, и материалы дела подтверждают его позицию, имеет достаточно косвенное отношение к этим трагическим событиям, которые произошли. А что касается московских эпизодов, то мой подзащитный не то, что не имел намерения, он даже к Москве, что называется, и во сне не приближался.

У нас претензий к следствию нет никаких, у нас есть большие претензии к тому, как материал следствия был представлен обвинением в суде. На наш взгляд, недобросовестная работа государственного обвинителя, она во многом определила неправильный, незаконный, необоснованный приговор. Государственный обвинитель использовал материалы, которые проверялись следствием, и давал им иную оценку, чем это дано в обвинительном заключении. Председатель гособвинения использовал материалы госэкспертизы, в частности, выборочно в той части, что отдельные цитаты он вырывал из контекста, а в некоторых случаях он напрямую искажал. Помимо этого имелись ряд процессуальных моментов, но это уже вопрос специфический, в двух словах это не отразить.

Марьяна Торочешникова: Член общественной комиссии по расследованию взрывов жилых домов в Москве и Волгодонске Валентин Гефтер также считает, что обвинение не было объективным.

Валентин Гефтер: Государственный обвинитель очень выборочно и, главное, довольно неаргументированно, и с фактической, и с правовой точки зрения представил обвинению очень многие материалы, которые якобы обвинение считает доказательными, с точки зрения тех статей Уголовного кодекса, которые им вменяются. В первую очередь это 205-я статья "Терроризм" и 105-я - "Умышленное убийство с отягчающими обстоятельствами". С точки зрения защиты и с точки зрения членов общественной комиссии, которые изучали материалы, они являются далеко не доказанными. Собирается большой массив разного рода доказательств во время следствия. Государственный обвинитель выбирает из всего этого громадного массива те доказательства, которые наиболее четко доказывают вину обвиняемого, с его точки зрения, и правовым образом доказывают, и фактическим, материальным образом доказывают. Так вот, утверждение защиты и согласной с ней общественной комиссии состоит в том, что этот выбор был произволен, абсолютно недоказателен во многих своих позициях. Может быть, именно специально поэтому там не было многих прямых доказательств. Государственное обвинение к тому же выбрало те документы, которые еще менее доказывают, чем могло бы быть, основываясь на материалах следствия. Защита еще раз показывает, что она собирала только доказательства, а оценивает их обвинение. Вот та правовая оценка, которая дана обвинением по собранным доказательствам, по той части, которую оно предъявило суду, она и показывает, что это совершенно неадекватно, с точки зрения защиты и нашей, тому, что совершал реально, по крайней мере, четко можно сказать, сам Крымшамхалов.

Марьяна Торочешникова: В то же время Басманный суд Москвы приступил к рассмотрению исков трех москвичек. У всех трех заявительниц в результате взрывов домов на Каширском шоссе и улице Гурьянова погибли родственники. Галина Бурова потеряла зятя и дочь и просит назначить ей пожизненную пенсию по утрате кормильца в размере трех тысяч рублей ежемесячно. У Людмилы Кнутовой после взрыва дома на улице Гурьянова погибли муж и сын, она также просит назначить ей пожизненную пенсию в шесть тысяч рублей ежемесячно. А Тамара Горбылева потеряла дочь, внука и зятя, и тоже просит шесть тысяч рублей ежемесячного пособия. Все женщины также требуют, чтобы суд обязал Министерство финансов компенсировать им моральный вред в размере от 350 до 500 тысяч рублей. Взрывы домов на улице Гурьянова и Каширском шоссе в Москве произошли 9 и 13 сентября 1999-го года, а 16 сентября был взорван жилой дом в Волгодонске. В результате терактов погибло 240 человек. По версии следствия, организаторы взрывов - арабские наемники Хаттаб и Абу Умар убиты в Чечне, но на свободе до сих пор находится непосредственный руководитель операцией Ачимез Гочияев, который объявлен в международный розыск.

XS
SM
MD
LG