Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Расследование гибели младенцев в одном из роддомов Свердловской области


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Светлана Толмачева, которая беседовала с пресс-секретарем Министерства здравоохранения Свердловской области Константином Шестаковым.

Андрей Шароградский: В роддоме города Краснотурьинск Свердловской области во время новогодних праздников умерли шесть новорожденных детей. На этой неделе в Краснотурьинске работала комиссия Министерства здравоохранения Российской Федерации, было возбуждено уголовное дело, которое контролирует отдел Генеральной прокуратуры в Уральском федеральном округе. Во всех роддомах Свердловской и соседней Челябинской области начались внеплановые проверки. О том, как идет расследование обстоятельств гибели новорожденных в Краснотурьинске Светлана Толмачева беседовала с пресс-секретарем Министерства здравоохранения Свердловской области Константином Шестаковым.

Светлана Толмачева: Прежде, чем начать нашу беседу, давайте восстановим ход событий. Что происходило в роддоме города Краснотурьинска во время новогодних праздников?

Константин Шестаков: Во время новогодних праздников, а, вернее, с 28-го декабря прошлого года в родильном доме города Краснотурьинска началась гнойно-септическая инфекция, в результате которой заболело 13 детишек, шесть из которых, к сожалению, умерли от данной инфекции.

Светлана Толмачева: То, что произошло - это внештатная ситуация, или такое могло произойти в любом роддоме на территории России или на территории Свердловской области?

Константин Шестаков: Это чрезвычайная ситуация. С подобным исходом подобные ситуации, к счастью, встречаются крайне редко, но, к сожалению, бывают.

Светлана Толмачева: Что сейчас происходит в роддоме Краснотуринска?

Константин Шестаков: В настоящее время родильный дом Краснотуринска закрыт на дезинфекцию. Мало того, там идет переоборудование, дооснащение оборудованием, выполняются требования СЭС и областной лицензионной комиссии. После чистки, после повторного лицензирования ориентировочно 25-го января родильный дом начнет свою работу.

Светлана Толмачева: Можно ли говорить о том, что причина трагедии кроется отчасти и в недофинансировании?

Константин Шестаков: Нет, абсолютно нет. В Свердловской области действует губернаторская программа "Мать и дитя", по которой все родильные дома Свердловской области в полном объеме, по потребностям, по необходимости финансируются. Там есть в достаточном количестве лекарственные средства, перевязочный материал, все необходимое оборудование. Здесь проблемы финансирования, я вам говорю с полной ответственностью, никакой нет.

Светлана Толмачева: Предварительно в сентябре происходила уже дезинфекция в роддоме, происходила некая чистка, почему в декабре стала возможна такая ситуация?

Константин Шестаков: Во-первых, в сентябре проходила чистка, мойка так называемая, родильного дома. После этого, по предварительным данным, в ноябре произошел занос данной инфекции. Понимаете, исключить возможность заноса возбудителя инфекции практически невозможно. Самое главное, вовремя адекватно оценить, с чем мы столкнулись. Вот здесь у нас была ситуация несколько обратная. Долгое время врачи родильного дома не могли сориентироваться в ситуации, отчего же умирают дети. Проблема заключается в том, уже известно на сегодняшний день, что возбудителем данной инфекции явилась "клепсиела пневмония". Особенность этого условно патогенного возбудителя заключается в том, что он не имеет персонифицированных клинических появлений. Он может попасть в организм, и симптомы могут быть различных заболеваний. Это первый момент. Второй момент: даже находясь в организме человека, он может возбудить заболевание, а может и не возбудить заболевание. И поэтому страдают в первую очередь пациенты, а в данной конкретной ситуации детишки, с ослабленным здоровьем. И потом здесь еще один фактор. Уже не раз средствами массовой информации говорилось о том, что это один из лучших родильных домов Свердловской области, и там работают и в самом деле прекрасные специалисты, и, конечно же, они в первую очередь рассчитывали на собственные силы. Второй момент, что не сразу они пришли к выводу, что это клепсиела. Третий момент, что, конечно же, с достаточным опозданием, когда стало ясно, что дети умирают от данной внутрибольничной инфекции, они поздно оповестили и областную СЭС, и областное Министерство здравоохранения.

Светлана Толмачева: Это им ставится сейчас в вину или вы этим же их и оправдываете, что они полагались только на свои силы?

Константин Шестаков: Вопрос "кто виноват?" - традиционный наш российский вопрос, конечно, сейчас задается многими. Я бы хотел уйти от постановки такого вопроса. Пусть вину определят правоохранительные органы. Проходит прокурорская проверка, все документы, которые с нас попросила прокуратура, мы им предъявили. Пусть у нас суд решает, кто виноват, кто нет. Наша основная задача на сегодняшний день, это, с моей точки зрения, самое главное - сделать все для того, чтобы подобных ситуаций не повторялось.

Светлана Толмачева: А это возможно сделать?

Константин Шестаков: Есть данные Всемирной организации здравоохранения, что 7% пациентов лечебных учреждений заражаются внутрибольничными инфекциями, не только гнойно-септическими, в принципе. Поэтому дать стопроцентную гарантию, что в лечебном заведении не произойдет какого-то ЧП или вспышки какого-то заболевания, конечно же, не можем. Но смикшировать, сделать так, чтобы по возможности исключить это, возможно. Элементарно соблюдать все те правила, законодательство, которое существует в рамках соблюдения санитарно-эпидемиологического режима. Не надо расслабляться. Высокая квалификация врачей сыграла с ними в определенном смысле злую шутку. Долгое время данный родильный дом работал очень благополучно, у нас не было к ним никаких претензий.

Светлана Толмачева: Кстати, Краснотурьинский роддом - это один из семи роддомов Свердловской области, которые обладают статусом "больницы, доброжелательной к ребенку". После того, что произошло, он лишится этого звания?

Константин Шестаков: Многие ставили вопрос: "Ведь это "больница, доброжелательная к ребенку?" Это не наши специалисты присваивают, это специалисты ВОЗ ЮНИСЕФ со штаб-квартирой в Женеве. Они приезжают сюда, оценивают родильные дома по десяти позициям, и только после этого присваивается данное почетное звание. Имеют такой статус, и там такое произошло. Я вам скажу "от обратного": если бы данные требования родильный дом не выполнял, если бы, допустим, все детишки находились в одном помещении, были на искусственном питании, беда могла бы иметь гораздо большие масштабы. То, что данный родильный дом - это "больница, благожелательная к ребенку", что родильный дом выполняет требования совместного пребывания, отказ от этих бутылочек, сосочек и многих критериев, уберегло от большей трагедии. После этого и с Москвой связывались, - у больницы не будет отобран данный диплом. Я вам больше скажу: у нас подобные ситуации были и 20, и 30 лет назад в родильных домах, тогда умирало по 30 детей, тогда не было ни диплома "больница, доброжелательная к ребенку", ни областной программы "Мать и дитя". Сравните просто эти цифры. Все-таки прогресс развития здравоохранения, он налицо. Но медики не боги, и здравоохранение, к сожалению, на данный момент не может сделать, чтобы стопроцентно не было летальности, не было младенческой смертности, есть такое понятие.

Светлана Толмачева: Когда будут озвучены окончательные выводы московской комиссии?

Константин Шестаков: Во-первых, это зависит от представителей самой медицинской комиссии. Мы рассчитываем, что в пятницу услышим от них какие-то предварительные итоги.

XS
SM
MD
LG