Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские демократы в поисках внятной политической позиции – какое будущее ждет СПС?


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют ведущий программы Радио Свобода "Выборы" Михаил Соколов и российский политолог Андрей Пионтковский.

Андрей Шарый: Некоторые российские политики и общественные деятели подвергли критике отказ съезда партии СПС поддержать Ирину Хакамаду на выборах президента страны. Председатель общественного комитета "2008: свобода выбора" Гарри Каспаров подчеркнул, что решение делегатов продемонстрировало, как он выразился, прокремлевскую позицию съезда. По мнению заместителя председателя партии "Яблоко" Сергея Иваненко решение СПС о свободном голосовании на президентских выборах говорит о том, что у СПС отсутствует единая позиция по важнейшему вопросу и нет внятной политической линии. Об итогах прошедшего съезда СПС, а съезд проходил в эти выходные в Подмосковье, рассказывает Михаил Соколов:

Михаил Соколов: На следующий день после съезда СПС комментаторы пребывают в некотором недоумении. Партия приняла отставку всех сопредседателей, в том числе и лидера, этот пост занимал Борис Немцов, создала временный политсовет, не поддержала независимого кандидата на пост президента России Ирину Хакамаду, и вообще все дела оставила на потом, пообещав новый съезд весной, предположительно в апреле. Двойственность трактовки событий понятна. Если вынести сор из кулуаров закрытого для прессы съезда СПС, то декабрьское поражение поставило лицом к лицу сторонников и противников режима Владимира Путина. Люди Анатолия Чубайса считают ошибкой осени 2003-го отклонение от курса 1999-го года, излишнюю оппозиционность власти, сторонники Ирины Хакамады - слабую, сервильную критику Кремля. Съезд зафиксировал аппаратное лидерство в СПС фракции, обслуживавшей власть - собственно правых во главе с Анатолием Чубайсом. Например, энергетик получил 123 голоса на выборах в политсовет, тогда как Хакамада с Немцовым 100 и 90. Один из идеологов диалога с Владимиром Путиным, лидер питерской делегации Григорий Томчин объяснял, что режим проведения реформ твердой рукой лишь году в

2005-м станет перед выбором - демократия или диктатура, когда придется определяться - менять Конституцию ради третьего путинского срока или нет. А прагматик Николай Травкин и вовсе заявляет:

Николай Травкин: Чисто либеральная идея для партии в ближайшие, может, еще лет 20 - это гибельный путь. Политическая партия не может на этой базе претендовать на какой-то значительный процент на выборах.

Михаил Соколов: В то же время моральное лидерство у собственно либеральной фракции, которую символизирует Ирина Хакамада. Потенциальный кандидат в президенты указывает на созданную Путиным застойную диктатуру бюрократии и внятно осуждает чеченскую бойню. В жесткой дискуссии с путинцами претендент на пост президента России Ирина Хакамада часть своей партии на съезде выиграла. Она долбилась права опираться хотя бы на тех членов СПС, которые желают поддерживать ее в качестве кандидата на пост президента. С другой стороны, как это и подает официоз, формально Хакамада, конечно, проиграла. Большинство, 76 делегатов против 61, выбрало вариант свободного голосования 14 марта, а не прямую поддержку неожиданно для партии выдвинувшегося кандидата. Борис Немцов доказывал необходимость поддерживать Хакамаду. Но настроения зала переломил Анатолий Чубайс, заявивший, что Хакамада, обвиняя Путина в гибели людей на Дубровке, перепевает клевету Бориса Березовского. Прессе Анатолий Чубайс говорил банальности:

Анатолий Чубайс: Достаточно профессиональный и содержательный анализ всего того, что происходило и в период кампании, и собственно поражения демократических сил на выборах и его причины....

Михаил Соколов: На закрытом заседании съезда Чубайс вновь объявил о необходимости сохранения единства рядов СПС и борьбы не с авторитаризмом власти, а с наступающим национал-социализмом. Тех участников съезда, которые видят, что третья сила в виде блока "Родина" – порождение кремлевской администрации, это возмущало. Заинтересованные в сохранении видимости единства рядов провинциальные делегаты последовали мудрому предложению Егора Гайдара. Экономист сообщил, что будет 14 марта голосовать по зову сердца и примет решение за день до выборов. Сторонник Ирины Хакамады, телеведущий Андрей Вульф объясняет решение съезда:

Андрей Вульф: На сегодняшний день достаточно велика группа сторонников СПС, по подсчетам социологов, от 70 до 75 процентов, которые являются сторонниками президента Путина. Совершенно очевидно, что у этой группы людей есть свои представители на уровне делегатов съезда, руководителей региональных организаций, членов федерального политического совета. И эта группа, в конечном итоге, оказалась в небольшом, но большинстве на съезде. Сыграл свою роль и чисто эмоциональный момент: то, что данное самовыдвижение не было согласовано, что данная программа, озвученная, особенно целый ряд заявлений, типа открытого письма, опубликованного в ряде средств массовой информации, не был согласован с партией, и произошел чисто психологический момент обиды: если она принимает такие решения, не согласовав с партией, то партия не оказывает ей поддержки. Хотя говорить о том, что съезд не поддержал Хакамаду было бы неправильно. Я думаю, что на самом деле количество людей в партии, которые будут голосовать за Хакамаду, это не только те, которые поддержали ее на съезде, но и около половины из тех, кто выбрал свободное голосование. Около 70-80 процентов сторонников СПС будут голосовать за Хакамаду, оставшиеся 20 процентов или не пойдут голосовать или пойдут голосовать за президента Путина.

Михаил Соколов: Ирина Хакамада, требующая вести диалог не с властью, а с народом, может себя утешить тем, что никто, даже явный сторонник президента Анатолий Чубайс, не рискнул поставить на голосование вопрос о поддержке правящего кандидата. Отказ высказаться за Путина своей победой назвал Борис Немцов:

Борис Немцов: Для меня очевидно, что число людей, поддерживающих Путина, на съезде было ничтожно малым. Могу сказать конкретно, что всего два человека выступили с прямой поддержкой президента, при этом один из них отказался этот вопрос ставить даже на голосование, потому что они были в подавляющем меньшинстве.

Михаил Соколов: Один из них – Чубайс?

Борис Немцов: Нет, Медоева. Руководитель Ленинградской областной организации. Я считаю, это очень важно, потому что мы хотя бы лицо сохранили. Ясно, что это партия не за Путина. Хотя что касается остального, то сформулировать такую ясную позицию партии не удалось. Я считаю, что поддержка 61 делегатом Ирины Хакамады - признак все-таки зрелости организации. Причем среди этих 61 человека, по существу, руководители региональных организаций. Это означает, что эти организации будут активно работать в ее поддержку, что на мой взгляд очень позитивный результат. Что касается стратегии, то я думаю, что несмотря на важность сиюминутную этого вопроса, он не является судьбоносным. Пройдут выборы, ясно кого изберут, и надо будет готовиться к созданию широкой демократической коалиции. У нас есть для этого теперь все политические основания, потому что партия Путина не поддержала, по крайней мере. Теперь вопрос - с кем. Я думаю, что уже по сути происходит создание блоков с "Яблоком", на региональном уровне не исключаю, что возможны и другие блоки, например, с Партией поддержки предпринимательства, с "Либеральной Россией", и так далее. Много организаций, с которыми можно будет вступать в коалиции. Это не только политические партии, но и правозащитные организации, и общественные организации. Дело в том, что президент сам сделал ключевым вопросом повестки дня вопрос о будущем народовластия и свободы в России. Поскольку по этому вопросу у демократических партий разногласий нет, то это очень сильно толкает партии к созданию блоков.

Второе - это новое законодательство, которое предполагает преодоление высокого процента. Например, в Волгоградской области надо 7 процентов преодолевать, на Алтае 10, так что есть и объективные, и субъективные факторы, способствующие объединению. И весь политический процесс в России сейчас будет смещен в регионы, именно в региональные кампании по выборам в областные законодательные собрания. Думаю, если нам удастся в ближайшие три года создать в ключевых 10-15 регионах консолидированные фракции, которые можно назвать условно "Союзом демократических сил", то это будет хорошей основой для полноценного участия в избирательной кампании-2007 и выдвижения кандидата в президенты теперь уже 2008. Политическая жизнь будет в виде бублика. В центре ее, по сути, не будет, поскольку вся поляна выжжена президентом Путиным, и никакой ни оппозиции, ни тем более парламентской жизни нет. Зато на региональном уровне, выдавленные из политического процесса политические партии будут активно работать.

Михаил Соколов: Весной этого года новый съезд должен выбрать одного лидера СПС. Если Ирина Хакамада будет зарегистрирована кандидатом в президенты, и на выборах получит больше 4 процентов голосов, она будет иметь право занять пост вождя партии. А пока СПС будет формально управлять коллективный орган, политсовет, в который вошли все бывшие лидеры, а фактически аппарат, полностью зависимый от спонсоров и вполне способный усилить тех, кто видит будущее СПС как правого придатка "Единой России". Об этих опасениях я спросил Бориса Немцова:

Борис Немцов: Эти опасения, абсолютно объективные, существуют, но я надеюсь, что все-таки после президентских выборов мы изберем руководство партии, и политическое руководство партии будет осуществлять контроль, в том числе и за аппаратом, и за финансами. Я не думаю, что два месяца фатальным образом скажутся на судьбе СПС, и неизбрание лидера сейчас, на мой взгляд, как раз мудрый поступок, а не дезинтеграция организации.

Михаил Соколов: Тем не менее, участие Ирины Хакамады в президентских выборах явно обостряет отношения между правыми и либералами в партии. Как сообщил источник в СПС, у Хакамады денег хватит лишь на скромную президентскую кампанию, в то же время партия потеряла практически всех своих спонсоров, вроде "Альфа-Банка" или "Сургутнефтегаза", и оказывается на крючке у нескольких структур, близких к главе РАО ЕЭС России. Так что ультраправое крыло, пропагандирующее образ Путина - наследника Петра, взнуздавшего Россию и рубящего новое окно в Европу, обречено на доминирование в СПС, симбиоз же с либералами закончится в тот самый день, когда Анатолий Чубайс получит от Кремля команду гнать свободомыслящих из СПС как невольных пособников олигархии, стоящих на пути державности и величия страны и вождя.

Андрей Шарый: Вместе с нами рассказ Михаила Соколова слушал известный московский политолог Андрей Пионтковский. Андрей Андреевич, некоторые аналитики предсказывают раскол СПС на пропутинскую партию, и на тех, кто каким-то образом будет присоединяться к "Яблоку". Вам такой сценарий кажется вероятным?

Андрей Пионтковский: Мне кажется, что он уже развертывается. То обстоятельство, что партия не смогла высказать позицию по единственному обсуждавшемуся политическому вопросу - отношению к президентским выборам - показывает не то, что она спасла лицо, как сказал Немцов, а скорее то, что она не имеет лица. Второй тезис Бориса Ефимовича, который я хотел бы оспорить - это тезис о том, что будущий союз демократических сил каким-то образом сочетается с единством внутри СПС. Как можно сочетать полную поддержку путинского режима с построением радикальной оппозиции этому режиму? Поэтому сценарий, о котором вы упомянули, представляется мне совершенно естественным. Чубайсовское крыло, оно собственно должно, если оно честно себя позиционирует, войти как правая фракция в "Единую Россию", а оставшиеся либеральное с большинством "Яблока" - образовать новый союз демократических сил. Потому что в "Яблоке" тоже ведь есть силы, которые считают, что они как "буржуазные специалисты" должны сотрудничать с режимом.

Андрей Шарый: Андрей Андреевич, означает ли сказанное вами, что в целом позиция "Яблока" в последние месяцы оказалась более продуктивной, и что именно эта партия может стать такой центральной образующей партией нового союза демократических сил, если, конечно, дойдет до его создания?

Андрей Пионтковский: Она оказалась и продуктивной, и, самое главное – более последовательной. Если вы помните, 15 декабря на Демократическом совещании было принято обращение нескольких демократических партий, включая "Яблоко" и СПС, о неучастии в выборах, бойкоте выборов. Первой там стояла подпись Немцова. Потом появился весь это сюжет с Хакамадой, и, наконец - то, что мы видели на вчерашнем съезде.

Андрей Шарый: Андрей Андреевич, я хотел бы попросить вас прокомментировать вот это его образное сравнение политической жизни России с бубликом, когда оппозиционная жизнь в центре страны будет выжжена Путиным и его путинской властью, а в провинции будут активно работать региональные организации демократических партий – насколько это реально?

Андрей Пионтковский: Мне кажется, это очень идеализированное представление, не думаю, что местные региональные бароны и наместники Путина в регионах, с их известным происхождением из тех же структур, что и сам Владимир Владимирович, более демократичны, чем власти в Москве.

XS
SM
MD
LG