Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Социальная ответственность бизнеса перед обществом


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.

Кирилл Кобрин: Израильская полиция получила от России запрос на выдачу совладельцев "ЮКОСа" Леонида Невзлина, Владимира Дубова и Михаила Брудно. В данный момент совладельцы компании "ЮКОС" находятся в Израиле. В Ямало-Ненецком автономном округе чиновники Министерства природных ресурсов требуют от газодобывающей компании, принадлежащей концерну "ЮКОС", до второго февраля озеленить территорию вокруг одной из водозаборных скважин, а минимальная температура воздуха в округе в это время года минус 60 градусов. В это время в Москве в Торгово-промышленной палате проходит "круглый стол", посвященный проблеме социальной ответственности бизнеса перед обществом. Участники "круглого стола" решают вопросы: обязаны ли предприниматели заниматься благотворительностью, оказывать финансовую поддержку инициативам властей и участвовать в социальных программах?

Лиля Пальвелева: Очень многие, говоря о социальной ответственности бизнеса, имеют в виду только благотворительность. Между тем, это понятие значительно шире и включает в себя, например, социальные блага, которые те или иные компании предоставляют для своих работников, поддержку общественных организаций и даже, считают некоторые, производство товаров и услуг для населения. Похоже, дело "ЮКОСа" косвенно привело к тому, что в средствах массовой информации резко возрос интерес к теме социальной ответственности. Предприниматели осознали: мало проявлять заботу об обществе, надо еще и привлекать журналистов к освещению этой темы. Говорит директор "Агентства социальной информации" Елена Тополева:

Елена Тополева: Одним из таких побудительных моментов повышенного внимания к этой теме послужила ситуация, сложившаяся вокруг "ЮКОСа", вокруг ареста крупнейших акционеров этой компании, и, прежде всего, даже не сам факт нападок на эту компанию, преследование акционеров, и так далее, а реакция населения на эту ситуацию. Общеизвестный факт, что население целиком и полностью поддержало такие репрессивные реакции в отношении бизнеса, который, казалось бы, проявлял достаточно большую социально-экономическую ответственность.

Лиля Пальвелева: По наблюдению Елены Тополевой, за последние несколько месяцев произошел настоящий информационный взрыв.

Елена Тополева: Возможно, компании, бизнес, по-прежнему имеют право на то, чтобы выражать недовольство журналистами по поводу того, что те, рассуждая об этой теме, не так часто называют имена компаний, которые действительно являются субъектами этой социальной ответственности. Но тем не менее сама тема сейчас зазвучала, и этого никто, наверное, не сможет отрицать, и по телевидению, и по радио, и в газетах, и в журналах, и где только возможно.

Лиля Пальвелева: Пик интереса к теме привел к тому, что социально-ответственными захотели выглядеть те, кто ни о ком не заботился и делать этого, по всей видимости, не собирается.

Елена Тополева: Совсем недавно в мои руки попал некий справочник, который назывался, по-моему, "Социально-ответственные компании". И когда я стала смотреть этот справочник, я очень удивилась, потому что многие компании, которые включены туда, их деятельность там описывается, нет ни слова об их социальной ответственности. Я стала выяснять, каким же образом составлялся перечень компаний, вошедших в этот сборник, и выяснилось, что достаточно уплатить некую большую сумму, чтобы ваша компания оказалась включенной в этот справочник и получила таким образом статус социально-ответственной компании, что, конечно, является абсолютной профанацией.

Лиля Пальвелева: "Занимаясь своей работой, я часто сталкивался с представителями бизнеса", - заявляет руководитель фонда "Нет алкоголизму и наркомании", член президентской комиссии по правам человека Олег Зыков.

Олег Зыков: Как они реализовали это свое нравственное начало, как они его проявляли? Как правило, все сводилось к некоей личной благотворительности. При этом понятно, что как только появились люди, которые хотели бы поделиться своими деньгами, появились люди, которые захотели бы эти деньги забрать. Коррумпированность в некоммерческом секторе, она соответствует коррумпированности в бизнес-сообществе, во власти. Правда, отношение к этому разное. Когда проворовался банк, ни у кого в голову не приходит все банки сразу закрыть, когда проворовалась общественная организация, значит, все они воры. Все они разные, на самом деле. Но, тем не менее, коррумпированность достаточно высокая, появилось огромное количество общественных организаций, у которых не было совершенно задачи решать какие-то социальные проблемы, была задача отозваться на желание людей, которые заработали деньги, эти деньги как-то достаточно благородно потратить. И поэтому основная часть денег, которая пошла в общественные организации, она была просто сворована. Честные бизнесмены, увидев, что вкладывать в наши вновь созданные общественные организации деньги нерационально, пришли к тому, что нужно лично в руки кому-то давать. В рамках моей организации создано много социально-ответственных мероприятий, типа приюты, и тут все понятно: вот приют, вот дети, слезы, пришел, этому ребенку конфету дал, и значит ты демонстрируешь свою социальную ответственность, и значит всем хорошо. При этом решения проблемы беспризорности не возникает или какой-то иной проблемы.

Лиля Пальвелева: Разочаровавшись в общественных организациях, некоторые бизнесмены решили, что надежнее иметь дело с государством.

Олег Зыков: Есть государственные социальные программы, и вот вкладывать в государственные социальные программы. Государственные социальные программы ориентированы на ведомственное распределение средств, и они не решают социальные проблемы. Это прописная истина - чиновник кормит только чиновника. И ведомственное распределение денег предполагает развитие чиновничьего аппарата. Поэтому вкладывать деньги в государственные социальные программы - это раздувать чиновничий аппарат, который с огромным удовольствием начинает еще больше коррумпироваться, когда появились лишние деньги, для того, чтобы эти деньги у бизнесменов лишние изъять через механизмы коррупции, в том числе в социальной сфере.

Лиля Пальвелева: Так что же - все пути порочны? Куда податься бизнесмену, который хочет принести реальную пользу реальным людям? Вот рекомендации Олега Зыкова.

Олег Зыков: Только сейчас мы наблюдаем некий процесс, очевидно позитивный, который связан с этими самыми социальными технологиями. Когда эти части общества, три сектора, первый сектор - это власть, второй сектор - это бизнес, третий сектор - это некоммерческий сектор, должны взаимодействовать между собой. И это технология, это абсолютно профессиональная задача. Базисом является, так или иначе, логика распределения бюджета. Каждый выполняет свою функцию: государство отвечает за то, чтобы деньги шли на конкретные социальные программы, некоммерческий сектор выполняет функцию исполнителя по контракту через конкурсный механизм, а бизнес вкладывает часть денег в этот пул, и знает точно, что государство отвечает, эти деньги не своровать, и знает точно, что реализатором этих социальных проектов будут не чиновники, которые хотят просто съесть эти деньги, а люди, у которых душа болит за какую-то проблему.

Лиля Пальвелева: Генеральный директор московской бизнес-ассоциации Александр Борисов подчеркивает: предприниматели до сих пор не договорились о том, что такое социальная ответственность бизнеса.

Александр Борисов: Значительная часть бизнес-сообщества считает, что достаточно того, что бизнес выполняет свою профессиональную ответственность, производит товары и услуги, создает рабочие места, генерирует налоги. И эту точку зрения разделяют и представители бизнес-сообщества, в частности, генеральный директор координационного совета Организации работодателей России Емельянов, в одном из выступлений зам гендиректора "Норильского никеля" Ольга Голодец отмечала. И, допустим. председатель комитета Совета Федерации Леонид Ракецкий буквально следующее сказал: "Если у предприятий есть деньги на обустройство ЖКХ, на помощь школам и больницам, значит, у нас маленькие налоги. Градообразующие предприятия создают в городах свою инфраструктуру, уподобляются феодалам", - и так далее. Такая резкая, четкая позиция. Но, с другой стороны, опять же довольно большая группа крупнейших предпринимателей России осознает, что для продвижения и развития собственного бизнеса недостаточно заботиться только о прибыли. И они открыто заявляют, что социальная ответственность за своих работников, за жителей регионов, где расположено предприятие, это не просто добрая воля, а необходимое условие процветания бизнеса, особенно в условиях, когда государство по целому ряду причин не в состоянии в полном объеме выполнять свои обязательства перед населением. Кстати говоря, для России, для ее промышленности, в первую очередь, эта проблема далеко не нова, потому что при советском строе промышленность была как раз инструментом выполнения социальной политики государства. И хотя в новой России было признано, что надо снять с предприятий избыточные социальные функции, до сих пор довольно большое количество компаний по-прежнему содержат объекты социальной инфраструктуры.

Если сравнить: десять лет назад предприятиям России принадлежал 41% всего жилья, более 70 предприятий имели на своем балансе медучреждения, детские сады. К настоящему времени больше половины жилья, детских садов и медучреждений передано муниципалитетам. Тем не менее, по данным Центра экономических финансовых исследований, только за 2002-й год предприятия промышленности на оплату социальных услуг использовали более 8% всего фонда оплаты труда. Если в масштабах промышленности взять эту цифру, то получается 97 миллиардов рублей, то есть почти 1% ВВП. РАО ЕЭС в 2002-м году на содержание соцобъектов потратило 5,3 миллиарда рублей, Российские железные дороги - 4 миллиарда рублей. Правда, теперь они с учетом перехода на рыночные условия деятельности хотят от половины социальных объектов отказаться. Но акционерное общество "Московская городская телефонная сеть" считает, что свои объекты социалки они передавать не будут, потому что это их форма социальной поддержки работников. И результаты опроса Центра экономических финансовых исследований говорят о том, что многие промышленники считают, что если социалку отдать, то тогда придется повышать зарплату работникам на 5-12%. Есть еще одна причина нежелания полностью отдавать социалку - это нежелание портить отношения с местными властями.

XS
SM
MD
LG