Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бегство российских солдат из частей от неуставных отношений


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Виктор Резунков и Любовь Чижова, независимый военный обозреватель Павел Фельгенгауэр, сопредседатель организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга" Елена Виленская.

Андрей Шарый: В воскресенье 24 военнослужащих, бежавших 4 января из части федеральной службы Железнодорожных войск на северо-западе Ленинградской области, вернулись на место службы. Как и в предыдущих случаях, побег стал результатом издевательства офицеров над подчиненными. Возбуждено уголовное дело по статье о превышении должностных полномочий. Тему продолжит наш корреспондент в Санкт-Петербурге Виктор Резунков:

Виктор Резунков: На сегодняшний день неизвестно точно, сколько военнослужащих самовольно, спасаясь от издевательств и побоев, покинули 4 января воинскую часть №01375 федеральной службы Железнодорожных войск, находящуюся в городе Мги Ленинградской области. По данным организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга", их было 24, однако, источник в главной военной прокуратуре сообщил о 30. Большинство беглецов было отловлено в тот же день, в том числе несколько солдат были задержаны у входа в здание, где располагается организация "Солдатские матери Санкт-Петербурга". Однако, 6 человек сумели проникнуть в помещение к правозащитникам и дать исчерпывающие показания о том, как над ними 31 декабря, накануне Нового года и 3 января издевались офицеры части. На основании этих показаний сопредседатель организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга" Елена Виленская представила общую картину тех нечеловеческих условий, в которых приходилось служить солдатам-железнодорожникам. Издевательства над ними начались в ночь на 31 декабря и продолжались несколько дней:

Елена Виленская: Ночью капитан Присич в пьяном виде ворвался в роту, поднял спящих, выстроил сержантов и стал их избивать, газовым пистолетом в лицо выстрелил одному мальчику, потом в 4 часа утра к ним пришли еще майор Волынец и прапорщик, старший его брат, тоже Волынец. Вот этого майора Волынца мы давно уже знаем, вообще эту часть, эту бригаду мы знаем очень давно, и очень с печальной стороны, потому что там постоянные массовые пытки солдат, причем как старослужащими, так и офицерами. Сейчас, в эту ночь, опять же майор Волынец истязал этих ребят. Трое после этого побоища оказались в больнице, причем их поместили в городскую больницу в Кировске, один с отбитыми почками, один со сломанной челюстью и еще один мальчик с отбитой селезенкой. Причем ребята говорят, что младшего сержанта Забагнова, которого этот Волынец избивал, они, похоже, прячут он в тяжелом состоянии в медсанчасти у себя в части. 3 января другие уже лейтенанты, Нефедов и Митин, выгнали опять же эту роту на плац в 30-градусный мороз и заставили избежать "огонь слева, огонь справа", и некоторые ребята обморожены.

Виктор Резунков: В свою очередь, начальник управления воспитательной работы федеральной службы Железнодорожных войск полковник Александр Бычков озвучил официальную версию произошедшего. По его словам, группа недисциплинированных военнослужащих в ночь на 1 января попыталась организовать употребление спиртных напитков в подразделении. Эта попытка была пресечена офицерами части, что вызвало недовольство военнослужащих, и они допустили хулиганские действия в отношении начальника штаба воинской части. А пресс-служба Главной военной прокуратуры заявила, что действия, связанные с самовольным оставлением части, противоречат закону, а потому недопустимы. В организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга"это заявление расценили как лукавство. Сейчас в часть № 01375 выехала группа офицеров прокуратуры округа, которая совместно с военной прокуратурой петербургского гарнизона проводит прокурорскую проверку. По факту случившегося уже возбуждено два уголовных дела, по статье 286, часть третья, подразумевающие наказание за превышение должностных полномочий. Действия кого из командиров части попали под эту статью, не сообщается, так же, как не сообщается о том, какие дисциплинарные меры приняты в отношении беглецов. Известно одно: ситуация в частях гарнизона Железнодорожных войск, мягко говоря, тяжелая. Только за лето и осень минувшего года в организацию "Солдатские матери Санкт-Петербурга" поступило более 70 обращений от военнослужащих гарнизона, содержащих факты издевательств и неуставных отношений.

Андрей Шарый: Повальная дедовщина в российской армии все чаще вынуждает солдат самовольно оставлять места службы в поисках защиты от издевательств со стороны старослужащих и офицеров. Наш корреспондент Любовь Чижова беседовала на эту тему с независимым военным обозревателем Павлом Фельгенгауэром:

Любовь Чижова: В последнее время резко выросло число организованных побегов солдат из воинских частей. С чем вы это связываете?

Павел Фельгенгауэр: Есть такое понятие – мода, оно распространяются и на вооруженные силы, поскольку такие побеги, не совсем побеги, это уходы из частей, поскольку они не пытаются скрываться, беглецы - те просто дезертируют домой, а эти идут в правозащитные организации, это, конечно, отражает реальное состояние наших вооруженных сил, которое многие специалисты, и даже не правозащитники, а генералы, называют прямым словом "разложение".

Любовь Чижова: Какие причины заставляют их так поступать, поскольку все равно ведь наступает какая-то уголовная ответственность?

Павел Фельгенгауэр: Уголовной ответственности в таком случае не наступает никакой, единственное, что им вот эти дни, когда они были в побеге, не засчитывают в двухгодичный срок службы, то есть, он может быть продлен на 2-3 дня, если они 2-3 дня отсутствовали в части. Это единственное серьезное наказание, которое их ждет. А состояние плохое, дисциплины нет, разложение во всем армейском аппарате сверху донизу, не только эти побеги, но и так называемый бунт на Северном Кавказе генерала Трошева показывает, что не только среди солдат, но и среди генералов дисциплины не осталось никакой. В данном случае из Питера - это не Министерство обороны, кстати, Железнодорожные войска, отдельное воинское ведомство, бежали в том числе и старослужащие, после конфликта с офицерами. Собственно, неуставные отношения, они ведь в том и заключается, что офицеры используют старослужащих для поддержания дисциплины. Началось это не сейчас, началось в советское время. Поскольку у нас нет профессиональных унтер-офицеров, они опираются на так называемых "дедов", им дают возможности и всякие поблажки, чтобы они различными методами, в том числе и кулаком, утверждали дисциплину в казармах.

Любовь Чижова: Если вернуться к солдатам, которые оставляли части из-за так называемых неуставных отношений, как вы думаете, почему они, оставляя части, бежали не сразу в военную прокуратуру, чтобы доложить об этих нарушениях, а бежали они в комитеты солдатских матерей?

Павел Фельгенгауэр: Обращаться в прокуратуру довольно сложно и опасно, поскольку у тебя конфликт именно с офицером, и комендатура может, скорее всего, его поддержать. Вот они, на всякий случай, сначала бегут к солдатским матерям. Но то, что начали на поверхность выходить конфликты не изнутри солдатской среды, а между солдатами и офицерами, причем между старослужащими и офицерами, показывает, что эта система дедовщины, которая, в общем, даже в какой-то мере иногда поддерживала дисциплину, даже она начала разваливаться. Это очень плохой признак.

Любовь Чижова: Как государство должно на это реагировать, и как оно в данном случае реагирует на это, правильно или нет?

Павел Фельгенгауэр: О том, как должно, написано и сказано много, разными специалистами в этом деле. Нужно создавать корпус профессиональных унтер-офицеров. Без него дисциплины в подразделениях не будет. Это знают все. Об этом все говорят, но этого никто делать не хочет, не собирается и не планирует, поскольку это противоречит нынешней военной доктрине и установке на мобилизацию больших вооруженных сил. А формально реагируют – ну, что, прокуратура открывает какое-то уголовное дело, чего-то там расследует, но поскольку это не меняет общую систему отношений среди военнослужащих, то ситуация от таких расследований лучше не становится. В конечном итоге, это может привести к более масштабным военным бунтам, в крайнем случае. И это уже привело к тому, что наши вооруженные силы стали фактически недееспособными, как видно в Чечне, где они скорее вредят интересам России, чем поддерживают их.

XS
SM
MD
LG