Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вызов в прокуратуру адвоката Игоря Трунова и новые сведения о захвативших заложников на мюзикле "Норд-Ост" террористах


Программу ведет Дмитрий Волчек. Участвуют корреспонденты Радио Свобода Любовь Чижова, она беседовала с адвокатом Игорем Труновым, и Максим Ярошевский, он беседовал с заместителем председателя Комитета по безопасности Государственной Думы России Юрием Щекочихиным.

Дмитрий Волчек: В понедельник представляющий в Тверском суде Москвы интересы бывших заложников мюзикла "Норд-Ост" и их родственников адвокат Игорь Трунов был вызван на допрос в столичную прокуратуру в качестве свидетеля по делу о теракте в театральном центре. Трунов отказался давать свидетельские показания, так как в противном случае он как свидетель лишился бы права участвовать в этом деле как адвокат. Рассказывает Любовь Чижова:

Любовь Чижова: Судебный процесс по искам бывших заложников и их родственников к московскому правительству, начатый на прошлой неделе, в понедельник ненадолго прервался в связи с вызовом в прокуратуру адвоката потерпевших Игоря Трунова. Как пояснил Трунов, его решили допросить в качестве свидетеля по делу о захвате "Норд-Оста", так как у него хранится кассета с видеозаписью из театрального центра, сделанной еще террористами. Именно ее он собирался предъявить суду в качестве доказательства того, что захваченные люди испытывали моральные и физические страдания:

Игорь Трунов: Сегодня я был вызван в прокуратуру для допроса в качестве свидетеля - был найден единственно возможный формальный повод допросить меня. Почему - ведь я не был заложником, не имею никаких, в общем, точек соприкосновения с террористическим актом, единственный повод - это кассета. Здесь, естественно, я начал разговор с того, что не хотелось бы, чтобы следствие пошло на поводу у властей Москвы и признало, что был не террористический акт, а обыкновенное уголовно наказуемое деяние - я представляю интересы более чем 60 потерпевших и буду категорически возражать. После чего следователь ушел к прокурору советоваться, вернулся вдвоем с зампрокурора, сказали, что на сегодняшний день так вопрос не стоит - о переквалификации этого уголовного деяния, и оно по-прежнему расследуется в рамках террористической акции. После чего я сделал заявление о том, что недопустимо в соответствии с законодательством нашим - это закон об адвокатуре и адвокатской деятельности, недопустим не только допрос адвоката в качестве свидетеля, но и вызов недопустим его в качестве свидетеля. Это никак не повлияло на прокуратуру. Они попытались заполнить протокол, я подписывать отказался, отвечать отказался, что-то они там писали, что-то они там отвечали.

Любовь Чижова: На этой неделе судебный процесс по искам бывших заложников продолжится. Судьи будут допрашивать потерпевших. На сегодняшний день в Тверской суд Москвы с исками к столичному правительству обратился уже 61 человек. Общая сумма компенсаций, которые они требуют, превышает 60 миллионов долларов.

Дмитрий Волчек: Как сообщила "Новая газета", жительница Шелковского района Чечни опознала в одной из террористок, участвовавших в захвате Театрального центра на Дубровке, свою дочь. Рассказывает Максим Ярошевский:

Максим Ярошевский: Удивление вызывает даже не сам факт опознания террористки – ее, якобы, узнала мать, она же и добавила, что на момент захвата Театрального центра в Москве - конец октября - ее дочь должна была находиться в одной из российских колоний. По словам чеченки, она была осуждена на длительный срок лишения свободы за терроризм. Неясно, как ей удалось освободиться, добраться до Москвы и попасть к группе налетчиков в Театральный центр на Дубровке. Информация об опознании личности террористки пришла из Чечни. Ее опубликовал на страницах еженедельника "Новая газета" заместитель председателя Комитета по безопасности Государственной Думы России журналист Юрий Щекочихин:

Юрий Щекочихин: Мне стало известно о том, что мать одной из террористок из Шелковского района Чечни опознала в террористке дочь, которая, на самом деле, должна сидеть в колонии. Мы не могли об этом не сказать. Давайте проверим, возможно, ошиблась мать, возможно, она и не ошибалась, возможно, ее выпустили из колонии, возможно, она сбежала - здесь возникает много вопросов. Чем больше власть скрывает, что там было на самом деле, тем больше этих вопросов будет, будет и будет. Я очень надеюсь, что эта информация будет проверена не только журналистами, но и людьми, которые должны сказать: первое - как они попали в Москву, второе - кто эти были люди, и вообще, сколько их было на самом деле. Пока даже это является тайной, к сожалению.

Максим Ярошевский: Российские спецслужбы давно привыкли засекречивать всю информацию, связанную с терроризмом в любом регионе России. Разумеется, засекречена и октябрьская операция в Театральном центре на мюзикле "Норд-Ост". С большим трудом журналисты узнали, сколько человек пострадали. До сих пор однозначно не прояснилось, какой газ использовали во время штурма. Долго московская прокуратура отказывалась признать факт пропавших без вести бывших заложников. Теперь ко всем этим секретам добавилась чеченская террористка, которая неизвестно как освободилась из колонии, добралась до Москвы и погибла в ходе штурма. Очевидно, что и ее существование, и магический побег из колонии российские спецслужбы будут отрицать.

XS
SM
MD
LG