Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Далай-лама дал интервью Радио Свобода


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Андрей Шароградский и Тенгиз Гудава.

Андрей Шарый: В мире продолжается дискуссия о том, что такое международный терроризм и как с ним бороться. Несмотря на все чудовищные последствия террористических нападений на США 11 сентября 2001 года, в мире раздавались голоса, призывающие американского президента Джорджа Буша не отвечать насилием на насилие. Среди тех, кто выступил с подобными призывами, был лидер тибетских буддистов Его святейшество Далай-лама 14, который уверен, что все проблемы без исключения могут быть решены мирным путем.

Андрей Шароградский: Специальный корреспондент Радио Свобода Тенгиз Гудава беседовал с Далай-ламой во время недавнего посещения Его святейшеством Калмыкии.

Тенгиз Гудава: Ваше святейшество, вы говорите, что главное – это гуманизм, все люди братья и сестры. Вот, допустим, Усама бин Ладен, как я могу считать его своим братом?

Далай-лама: Когда я встречался с репортерами из Израиля, я сказал им, что Гитлер, когда он только пришел на свет, когда он родился, совсем необязательно он был злобным человеком. Конечно, нацистский Холокост – это что-то невероятное. Но в силу определенных причин, следствий и обстоятельств этот человек превратился в беспощадного человека, но таковым он не был с рождения. И поскольку он не был таковым с самого начала, это означает, что его можно было изменить, вторую часть его жизни можно было изменить. Бин Ладен – это очень похожий случай. В силу обстоятельств он взрастил в себе очень много ненависти. Но будь другие обстоятельства, безусловно, он мог бы измениться. И поэтому, я считаю, что в любом случае, что насилие – это ошибка. 11 сентября. На другой день 12 сентября я написал письмо президенту Бушу, я выразил свои соболезнования и одновременно заметил, что подобные же действия в сторону врагов – это неправильно. Я всегда полагаю, что многое зависит от обстоятельств. Если вы толкаете, возможно проблема так легко не решится. Пытайтесь идти по пути диалога и примирения, тогда у вас будет больше способов решить проблему.

Тенгиз Гудава: С Усамой бин Ладеном нельзя вести диалог.

Далай-лама: Я не думаю, что это невозможно. Вы только не подумайте, что у меня есть связи с бин Ладеном.

Тенгиз Гудава: Мы коснулись войны в Ираке, политики администрации Соединенных Штатов в борьбе с террором. Как вы относитесь к иракской войне и к позиции президента Джорджа Буша в отношении войны с террором?

Далай-лама: Если мы оглянемся назад, посмотрим 20 век, Вторая Мировая война спасла западную цивилизацию. А это и означают демократию, власть закона. Корейская война защитила Южную Корею. Я думаю, что сегодняшнее процветание Южной Кореи, демократия, которую мы наблюдаем в Южной Корее – это как раз результат той защиты. Вьетнамская война провалилась, но там мотивация была похожая, та же цель, но она не принесла плодов. Поэтому даже если вы опираетесь на жестокость с благими целями, если у вас благая правильная цель, тем не менее, вы не знаете, какой будет результат. Можно сказать, что результаты насилия непредсказуемы. Я перечислил вам несколько войн – Вторую Мировую войну, войну в Корее, войну во Вьетнаме. История показала, что какая-то из этих войн принесла положительные плоды, какая-то принесла отрицательные. Это может показать только история, это невозможно сказать прямо сейчас. Если мы посмотрим на войну в Афганистане, то, пожалуй, сейчас начинают проявляться положительные результаты этой войны. Что же касается иракской войны, войны в Ираке, слишком рано говорить - история покажет.

Андрей Шароградский: Сам Далай-лама уже более сорока лет живет в изгнании, китайское правительство обвиняет его в сепаратизме, даже намекает на связи с террористами. Вот что Далай-лама сказал по этому поводу.

Далай-лама: Моя главная задача, моя главная обеспокоенность – это состояние тибетцев, которые живут в Тибете. Я думаю не о своем будущем, для меня лично не так важно, где жить – в Тибете или за его пределами. Даже если взять сам институт Далай-лам, уже в 69 году я официально заявил: пусть тибетский народ решает, нужны им Далай-ламы в будущем или не нужны. В 92 году я сделал еще одно очень ясное заявление, я сказал, что когда мы вернемся в Тибет, если в Тибете будут определенные свободы, тогда я хочу передать все свои полномочия избираемому народом правительству. В начале 80 правительство Китая выдвинуло предложение из пяти пунктов, касающиеся моего возвращения в Тибет. Все эти пять пунктов касались моего будущего. И я тут же ответил – мое будущее не вопрос, вопрос в базовых правах шести миллионов тибетцев, в их культуре, в природе, в которой они живут. Это вопрос. До тех пор, пока китайское правительство не обратит решение этих вопросов, не стоит говорить о моем возвращении. Даже из-за пределов Тибета я могу служить делу Тибета.

XS
SM
MD
LG