Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Русский рукопашный бой буза


Александр Гостев: Гость эфира Свободы сегодня – историк из Твери Григорий Базлов, тренер по русскому рукопашному бою буза. Ему 44 года. Он преподает этнологию в Тверском университете. Кандидат исторических наук, защитил диссертацию по теме «Артели кулачных бойцов-рукопашников северо-западной России». Возглавляет в Твери историко-этнографический клуб «Белый волк», где занимается организацией этнографических экспедиций и военно-спортивных игр. Клубы, где изучают бузу, действуют в 20 областных центрах России.

Светлана Толмачева: Григорий Николаевич, в детстве вы были драчуном?

Георгий Базлов: Нет, совершенно.

Светлана Толмачева: А вообще драться любили, когда приходилось?

Георгий Базлов: Нет, и сейчас не люблю.

Светлана Толмачева: Как тогда получилось, что вы увлеклись изучением русского рукопашного боя?

Георгий Базлов: Русский рукопашный бой, наверное, как и любое искусство, когда это становится искусство, это больше, нежели драка. Это способ миропознания, способ остаться свободным, независимым человеком даже в те минуты, когда тебе что-то угрожает.

Светлана Толмачева: Ваша специализация – это стиль, который называется буза. Чем буза отличается от обычной драки в подворотне?

Георгий Базлов: Трудно ответить. Буза отличается, может быть, от русских видов рукопашного боя тем, что это тот же русский рукопашный бой, сохранившийся на северо-западе России, где современные находятся Псковская, Тверская, Вологодская, Ленинградская области. А драки в подворотнях настолько разнообразны, что сравнить трудно.

Светлана Толмачева: Скажите, пожалуйста, почему так сложилось в русском языке, что слова «бузить», «бузотер» – это слова с негативным оттенком, а о своей бузе вы говорите как о сложившемся стиле, у которого есть своя философия. Почему такое отрицание?

Георгий Базлов: Дело в том, что слово «бузить» в своей корневой основе означает «бушевать». То есть это некая энергия, которая может реализоваться по-разному. Говорят, например, «бузовая земля», которая родит хорошо. Или говорят «бузует пиво», которое бродит. Может бушевать ураган, который сметает все на своем пути, могут чувства бушевать у человека. Я думаю, что негативный оттенок связан с тем, что вообще слова драться и сражаться – негативные.

Светлана Толмачева: Драться – негативное, сражаться - позитивное. Сражаться за правое дело.

Георгий Базлов: Если вы добавляете расширение, ради чего сражаться, то тогда становится позитивный оттенок.

Светлана Толмачева: Как это стиль буза дошел до наших дней? Были какие-то хранители, какие-то фанаты этого дела?

Георгий Базлов: Он очень широко был распространен на северо-западе России. Как показали исследования последних лет, подобные системы были распространены в России очень широко. В средневековье существовали такие боевые группы наподобие казачьих, только более, может быть, древние, которые назывались повольники новгородские. Или когда они садились на свои корабли, называемые «ушкуи», они назывались «ушкуйники». Вот эти боевые отряды освоили значительную часть территории России, города, такие как Нижний Новгород, Вятка. С укреплением централизованного Московского государства эти вольные боевые дружины начали вытесняться с территории проживания традиционного и начали осваивать новые регионы. К такой группе можно отнести, например, отряд Ермака Тимофеевича. Поэтому носители этой культуры попали на Урал, потом далее в Сибирь. И на этих территориях мы тоже фиксируем остатки этой боевой культуры.

Светлана Толмачева: Были какие-то золотые годы для русского рукопашного боя в России? И какие были самые жесткие периоды?

Георгий Базлов: Золотой век, наверное, русского рукопашного боя на Руси – это 18 век. Потому что тогда повсеместно были еще разрешены кулачные бои. Лишь некоторые указы принимаются в государстве, ограничивающие какие-то формы жестокости в кулачных боях. Известные кулачные бойцы стоят у власти, это, например, братья Орловы - Алексей Орлов, Григорий Орлов. Потемкин тот же, который одноглазость свою приобрел в кулачном бою с Алексеем Орловым. В это время рукопашный бой развивается блестяще. Суворовские солдаты, если вы помните. В это время не очень развито в армии огнестрельное оружие. Из него еще точно попадать невозможно, это гладкоствольное оружие, только залповый огонь. И в армии тоже процветает русский рукопашный бой, Суворов называл эту систему «русский штык». Поэтому, я думаю, 18 век – это, наверное, самый расцвет русского рукопашного боя. Самые тяжелые годы для рукопашного боя – это послевоенный период, после Великой Отечественной войны. Потому что огромное количество мужчин было выбито, тяжело ранено, и они не могли передать традицию потомкам. К этому еще добавилось разрушение деревенской общины, когда, получив паспорта, крестьяне побежали из деревень после этого тяжелейшего угнетения. В городах они растворялись, нарушались у них связи социальные. Традиционная форма передачи этого способа биться нарушилась. Я думаю, что это самый тяжелый период был. Можно сказать, что он чуть-чуть не привел к уничтожению этой борьбы.

Светлана Толмачева: В одном из источников мне встретилось упоминание, что рукопашники в прошлом веке, в 20, были не в чести у советского государства. И якобы, начиная с 20-х годов, за боевой пляс и за рукопашный бой иногда и в тюрьму сажали. Насколько это правда?

Георгий Базлов: Абсолютная правда. Государство всегда осуществляет некую монополию на насилие в обществе и, тем более, советское тоталитарное государство. Любые формы объединения людей независимых, которые способны высказывать свои суждения, объединяться в большие группы, представляли для государства того времени опасность. Вы же все помните, что были крестьянские бунты очень длительные, которые во многом формировались вокруг артелей кулачных бойцов. Казачье сопротивление очень долгое шло, потому что они могли группироваться и были способны к самоопределению, к самоорганизации. В первую очередь не из-за рукопашного боя, а из-за этой способности, я думаю, и преследовались носители русского рукопашного боя.

Светлана Толмачева: Носитель – кто? Есть конкретные люди, чьи судьбы доказывали, что люди претерпели притеснение от государства, потому что пытались сохранить эту традицию?

Георгий Базлов: Есть целый жанр музыкальный, который называется припевки под драку, который исполняли во время боевой пляски буза. Там целый раздел есть, направление этих припевок о том, как бузник попадает в тюрьму за то, что он просто пляшет боевой танец или занимается рукопашным боем. Поэтому это не какие-то отдельные люди – это судьбы целого поколения, связанные с тем, что они за это попадали в тюрьмы.

Светлана Толмачева: А можно вас попросить небольшой фрагмент припевки исполнить?

Георгий Базлов: Я без музыки не могу, я могу текст какой-нибудь начитать, если хотите. «Поиграй, гармошка, мне, мои товарищи в тюрьме дожидают того дня, когда потребуют меня». Имеется в виду наигрыш бузы. Потому что само его исполнение считалось вызовом, запрещали, за это могли по статье за хулиганство человека привлечь.

Светлана Толмачева: Скажите, у вас были попытки обучить бузе профессиональных военных? В российской армии ваше искусство требуется или нет?

Георгий Базлов: Да, требуется. Конкретно есть подразделения, которые занимаются по этой методике, специальные подразделения многие годы, более десяти лет. Это хорошо работает, помогает.

Светлана Толмачева: Это занятие вам самому жизнь спасало?

Георгий Базлов: Да. Просто мне не хочется про это сейчас говорить.

Светлана Толмачева: Григорий Николаевич, приемы рукопашного боя вам в мирной обыденной жизни нужны для чего-то или абсолютно бесполезны, и вы этим пользуетесь только тогда, когда находитесь в какой-то ситуации, когда необходимо применить, например, на показательных выступлениях, на сборах ваших коллективов?

Георгий Базлов: Если исключить какие-то конфликтные ситуации, которые со всеми время от времени происходят, экстремальные ситуации, то ведь наша система рукопашного боя позволяет не только себя защитить и победить, выйти победителем из поединка, она перестраивает мышление человека. Человек может избежать экстремальных ситуаций, прогнозируя их, там, где другой это сделать не в состоянии. Эта борьба позволяет оставаться здоровым, правильно выстраивать корректное, неагрессивное отношение с людьми другими. Я бы сказал, что она гармонизирует отношения с обществом у человека. А в случае конфликта она не проездной билет, конечно, но, безусловно, является подспорьем, и человек может остаться в живых и сохранить свое здоровье.

Светлана Толмачева: Это мы говорим об экстремальных ситуациях, которые возможны на улицах. Когда вы находитесь дома, эти навыки, приемы бузы в обиходе чем-то вам как хозяину дома помогают?

Георгий Базлов: Такой, может быть, лукавый пример, но, тем не менее, точный. У нас есть такой принцип, который говорит – работай на ближнее. Если вы дома стряпаете, вы будете брать тот предмет, который ближе к вам лежит, вы будете его правильно размещать на столе. Вам будет удобно двигаться и удобно действовать в любой ситуации, делать любое дело, связанное с какими-то физическими, техническими манипуляциями. Вот эти навыки двигательные, они в любой отрасли, в любой области работают. У меня был товарищ, генетик, мы сейчас потерялись, к сожалению, из Академгородка. Он описывал генетические законы именно принципами бузы. То есть он просмотрел эти законы как вселенские, проявляющиеся во всем, и в генетике в том числе, даже сделал какое-то открытие благодаря этому.

Светлана Толмачева: Мы заговорили о здоровье. Большинство людей в городах ведут малоподвижный образ жизни, что, по мнению медиков, и вообще по всем нашим наблюдениям, ведет к сердечным заболеваниям, ведет к лишнему весу и так далее. Сейчас много пропагандируют фитнес-центры, тренажерные залы и так далее. Каким образом вы конкурируете со спортивными центрами?

Георгий Базлов: Парадокс, видимо, в том, что мы совершенно не заманиваем к себе никого. И даже рекламы не даем, люди сами нас находят, сами приходят. Пока нам этого достаточно. То есть количество людей достаточно, которые приходят.

Светлана Толмачева: А кто приходит, какого возраста люди, какого социального положения?

Георгий Базлов: Младшая группа, например, мальчишки с пяти лет. Самый старший занимающийся, из тех, кого я знаю, это 68 лет. Мне кажется, не проводил никто такого исследования статистически верного, что в основном это люди с высшим образованием и в последнее время много программистов стало. У нас в борьбе учат грамотно, правильно, эффективно управлять своим телом. В этом смысле программисты хороши. Они мыслят очень логично, до многого доходят очень быстро. Хотя иногда им их логика мешает, иногда необходима определенная мера иррационального для того, чтобы понять некоторые вещи.

Светлана Толмачева: Женщин берете?

Георгий Базлов: Нет, не берем.

Светлана Толмачева: Почему?

Георгий Базлов: Это очень древняя мужская традиция. И я, честно говоря, не очень себе представляю, как в бою на ножах будет выглядеть женщина. Наше убеждение, что женщина должна быть хрупкой, красивой, милой. А женщина с ножом – это что-то такое отталкивающее, мне кажется. Хотя кое-где существуют по России центры, где обучают женщин самообороне на основе нашей борьбы. Это самооборона, она не превращает женщину в воина, она просто позволяет защититься в необходимой ситуации, сберечь жизнь и здоровье.

Светлана Толмачева: Насколько я поняла, бузой занимаются не только в Твери, не только там, где вы живете, но и есть несколько центров по России.

Георгий Базлов: Более 20 областных центров.

Светлана Толмачева: Вы заинтересованы в том, чтобы круг ваших учеников был как можно шире или все-таки свое мастерство до конца вы передаете только избранным?

Георгий Базлов: Безусловно, мы заинтересованы. Но бывают люди, которые не в состоянии воспринять что-то. Ведь не все бывают художниками, хотя учить рисовать можно любого человека. Поэтому мы заинтересованы в том, чтобы круг наших единомышленников расширялся.

XS
SM
MD
LG