Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Причиной внезапной смерти латвийского хоккеиста Сергея Жолтока стала сердечная недостаточность


Программу ведет Владимир Бабурин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Михаил Бомбин и Алексей Кузнецов.

Владимир Бабурин: Сегодня окончательно подтвердилось, что причиной внезапной смерти латвийского хоккеиста Сергея Жолтока стала сердечная недостаточность, а гроб с телом спортсмена был доставлен в пятницу в Ригу. Передает корреспондент Радио Свобода в Латвии Михаил Бомбин.

Михаил Бомбин: Похороны хоккеиста Сергея Жолтока состоятся в понедельник на рижском Ивановском кладбище. Сергею Жолтоку был 31 год. В Риге у него остались жена Анна и двое детей - Эдмунд и Никита.

Во время проходившего в среду в Минске матче между Ригой и местным "Динамо", хоккеист почувствовал себя плохо. Была вызвана бригада "скорой", однако усилия врачей ни к чему не привели. Диагноз - сердечная аритмия. Впрочем, нечто подобное случалось и раньше. В октябре прошлого года во время матча НХЛ против Калгари он также вынужден был прервать игру - стало плохо с сердцем. Однако ни тщательное обследование в одном из лучших медицинских центров США, ни консилиум в рижской больнице не выявили никаких нарушений.

За особые заслуги Сергею Жолтоку в свое время было предоставлено гражданство Латвии. На его счету 633 матча и 115 шайб, заброшенных в ворота противника. Десять сезонов в НХЛ он играл в Бостоне, Оттаве, Монреале, Минессоте, Эдмонде и Нешвиле.

Тренер Латвийской хоккейной федерации: Мы потеряли не только выдающегося игрока, которого знал весь мир, но мы потеряли очень хорошего, отзывчивого человека и товарища, который каждый раз, когда приезжал к нам в Латвию летом, всегда был с молодыми ребятами хоккеистами, работал с ними, помогал на тренировках. Все это делал бесплатно. Я думаю, это говорит о том, что у Сергея было очень отзывчивое сердце, он очень хорошо относился к ребятам и думал о будущем хоккея. Сам хорошо играл и отдавал себя полностью.

Михаил Бомбин: В настоящее время речь не может идти о каких-то допингах, препаратах?

Тренер Латвийской хоккейной федерации: Я думаю, абсолютно нет. Тут вопрос в устройстве организма, в возможности приспособления к нагрузкам и так далее. Я его знаю с юношеских лет. Нельзя сказать, что он был только тренером, он был педагогом, который все, что знал, умел отдавать другим. Он уже в юношеском возрасте за СССР играл, после возвращения с чемпионатов мира сразу вокруг себя собирал ребят, рассказывал как там, что, как играют другие команды, чему мы должны научиться, что мы не умеем. Я думаю, что в этом смысле мы не только потеряли выдающегося хоккеиста, выдающегося человека, но может быть в будущем и талантливого тренера, педагога, который умел все, что сам знает, отдавать другим. Он всегда был в сборной нашей Латвии душой команды. Его работа за насущный хлеб был НХЛ, а в Латвии - для души. Он играл за свою страну.

Михаил Бомбин: Сообщил главный тренер Латвийской хоккейной федерации.

Владимир Бабурин: В последнее время спортивный мир пережил ряд подобных смертей. Насколько серьезны в современном спорте нагрузки на организм спортсмена? Мой коллега Алексей Кузнецов беседовал на эту тему с Анатолием Кострюковым, заслуженным тренером Советского Союза по хоккею.

Алексей Кузнецов: Анатолий Михайлович, насколько серьезно возросли и возросли ли вообще нагрузки на хоккеистов сегодня по сравнению с советскими временами?

Анатолий Кострюков: Я бы не сказал, что они возросли, потому что в советские времена, когда еще не было искусственного льда, то работа проходила по общей и специальной подготовке. Это было на земле, на беговых дорожках. Нагрузки были колоссальные. Подготовительный период шел до выхода на лед месяц, даже чуть более, а потом продолжались специальные нагрузки физические на льду. Я бы сказал, что сейчас не выше нагрузки. Сейчас, правда, работают на тренажерах, а в те времена не было. Поэтому в естественных условиях работали. Это были и бег на длинные дистанции, на короткие дистанции.

Если говорить о нагрузке в ходе игры, - раньше играли в три пятерки, а еще раньше в три тройки и две пары защитников, но зато в те времена режим длился где-то 1 минуту, 1 минуту 15, а сейчас 45 секунд режим игровой. Поэтому если говорить о серьезных осложнениях вплоть до смертельных дел, то я думаю, здесь что-то совершенно другое. Ведь не может же это случиться внезапно. Значит, проблема была уже на протяжении времени. Где же тогда медицина была?

Алексей Кузнецов: Сергей Жолток в прошлом году имел проблемы с сердцем и даже пропустил несколько матчей. Врачи наверняка об этом знали.

Анатолий Кострюков: Я не знаю. В советское время все под контролем было. Физкультурные диспансеры перед началом сезона проходят, а далее уже врач команды контролирует. А если были симптомы такие раньше, то надо особо под контролем было держать.

Алексей Кузнецов: Очень многие советские хоккеисты, попав в НХЛ, были предоставлены сами себе. И того жесткого контроля, что был в советских клубах, не было, они были вынуждены сами следить за своей формой, за своим состоянием здоровья, наверное, это был сильный стресс для игроков? Наверное, не все смогли преодолеть его?

Анатолий Кострюков: Безусловно. Но если тем более у него уже было ЧП с этим делом, тогда особый должен быть контроль. Я скажу, что и сейчас в командах здесь в России врачи периодически контролируют. Есть научные сотрудники, которые берут пробы у игроков.

Алексей Кузнецов: Сегодня за 30 - нормальный спортивный возраст. Вы ушли из спорта в 33 года?

Анатолий Кострюков: Я ушел в 33 года и еще 3 года я спокойно мог бы играть. Я играл в первой пятерке, поэтому я считаю, что 31 год - это еще не ветеран, это самый расцвет, когда уже техника есть, есть опыт, тактическое мышление богатое, физическая подготовка. Правда, в НХЛ, в основном, по-моему, сами себя физически готовят. А в советское время – нет, тренер готовил команды и клубный, и сборной команды. Поэтому удивительно, как это могло быть так бесконтрольно.

Алексей Кузнецов: Хочется, чтобы молодые хоккеисты хоть какие-то уроки извлекли. Чтобы можно было сказать им, тем, кто рвется в НХЛ, рвется играть как можно больше? Наверное, не только хоккеисты, любой спортсмен хочет и выступать побольше, и заработать побольше.

Анатолий Кострюков: Конечно. Но хоккеист должен думать о своем здоровье. Деньги - деньгами, а здоровье - здоровьем. Он сам себя должен контролировать, в первую очередь. А второе - должны врачи. Это ЧП, когда игрок умирает на льду.

XS
SM
MD
LG