Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Руководителя олимпийской делегации Белоруссии Юрия Сивакова не пустили на олимпийские игры


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Игорь Корней, Ян Рунов

Андрей Шароградский: По рекомендации Европейского союза министра спорта и руководителя олимпийской делегации Белоруссии Юрия Сивакова не пустили в Грецию на олимпийские игры. Основанием послужило подозрение Парламентской Ассамблеи Совета Европы в том, что Сиваков причастен к похищению оппозиционных политических деятелей Белоруссии.

Игорь Корней, Минск: Олимпийские игры начались для национальной белорусской сборной в отсутствие руководителя официальной делегации. Министра спорта и туризма Белоруссии, в прошлом руководителя Министерства внутренних дел Юрия Сивакова Евросоюз посчитал нежелательной персоной на афинской олимпиаде и аннулировал его аккредитацию. Напомню, что фамилия Сивакова фигурировала в специальном докладе киприота Христоса Паргуридиса. Сиваков назывался в числе лиц, ответственных за исчезновение в стране лидеров оппозиции в то время, когда нынешний министр спорта был главой МВД. Кстати, компанию Сивакову составили руководители олимпийских делегаций Зимбабве и Мьянмы, к которым у мирового сообщества также накопилось немало вопрос в области соблюдения прав человека.Белорусская команда известие о санкциях к руководителю олимпийской миссии восприняла стоически. Во-первых, новоиспеченный министр спорта, как ни странно, никогда к спорту близок не был. Во-вторых, номинально по решению президента Национального олимпийского комитета Белоруссии Александра Лукашенко Сиваков остался шефом сборной, руководя подчиненными по телефону. Бронзовый призер олимпийских игр в австралийском Сиднее борец Анатолий Ларюков высказал лишь сожаление, что подобное произошло вообще.

Анатолий Ларюков: Тяжеловатая, конечно, вот эта вся обстановка, такая интрига чисто политическая закручена. С одной стороны, может быть это какая-то злость дополнительная придастся нам. А в принципе, мы как бы готовились. Вместо нас он, конечно, не выйдет ни на ковер, никуда бороться, только, может быть, ободрить мог бы нас.

Игорь Корней: Стоит отметить, что для Белоруссии это уже вторые подряд олимпийские игры, связанные со скандалом. Два года назад из зимнего Солт-Лейк-Сити был депортирован шеф белорусской миссии Ярослав Боричко, помогавший спортсменке Юлии Павлович избежать прохождения допинг-контроля. Официальные белорусские лица не хотят верить, что и эти олимпийские игры начинаются со скандала. Представитель белорусского МИДа Руслан Есин за день до запланированного отъезда Юрия Сивакова утверждал, что все идет по плану.

Руслан Есин: Команда заявлена, аккредитация получена, из этого мы и исходим. Других комментариев я вам сказать на данный момент не могу ничего.

Игорь Корней: Тем не менее, когда ситуация прояснилась окончательно, и самолеты рейсом на Афины улетели без опального министра, Сиваков поспешил отправить аудиообращение к белорусским олимпийцам. "Надеюсь, каждый из вас прекрасно понимает, кто является кукловодом в этом политическом спектакле, - написал Сиваков. - Но, зная каждого из вас не только понаслышке, уверен, в Афинах мы сумеем "и день простоять, и ночь продержатся", сможем и смогем". Впрочем, пока не получается ни по принципу "сможем", ни "смогем". Ни одна из запланированных медалей в течение первых двух дней соревнований в копилку команды так и не упала. Кто виноват? Не исключено, что причину дестабилизации в команде официальный Минск вскоре будет искать где-то в Евросоюзе.

Андрей Шароградский: Итак, против руководителя олимпийской делегации Белоруссии Юрия Сивакова выдвинуты очень серьезные обвинения - обвинения в причастности к похищению оппозиционных политических деятелей. Возможен ли на основании подобных обвинений арест такого лица в аэропорту какой-либо западной страны, как это произошло, скажем, с Павлом Бородиным или с Пиночетом? На этот вопрос нашему нью-йоркскому корреспонденту Яну Рунову ответил вашингтонский эксперт по международному праву и международному арбитражу Дэвид Рифкин.

Дэвид Рифкин: По международным законам любая страна свободна решать, впустить ли на свою территорию любого иностранца, будь то турист или глава государства. Это общее положение. Бывают исключения, когда страна не может отказать в визе транзитному пассажиру, обладающему дипломатическим иммунитетом. Но и в этом случае его можно объявить персоной нон-грата. Что касается данного конкретного случая, то Греция поступила весьма мягко, просто отказав белорусскому правительственному чиновнику во въезде. Ему могли бы позволить въехать, но затем арестовали бы по просьбе Евросоюза в связи с расследованием совершенных им преступлений. Так поступили, например, с Пиночетом, которого арестовали в Англии с целью экстрадировать его в Испанию.

Ян Рунов: Вспомним случай с угрозой ареста в Бельгии премьер-министра Израиля Шарона и суда над ним. При каких условиях и на каком основании все же возможно возбуждение уголовного дела против руководителя или министра другого государства?

Дэвид Рифкин: Это очень сложный вопрос, по которому много расхождений в международном законодательстве. Я лично считаю, что при отсутствии традиционных юридических оснований одно суверенное государство не имеет права на судебное преследование официального лица, представляющего другое суверенное государство, за преступления, совершенные этим лицом в его собственной стране. По моему мнению и по мнению ряда других американских юристов, Бельгия совершила юридическую ошибку, приняв к рассмотрению дело по обвинению господина Шарона. Если преступление и было совершено, то не на территории Бельгии и жертвами не были бельгийские граждане. Большинство европейских адвокатов считают иначе, они сторонники так называемой "универсальной юрисдикции", в понятие которой входят такие преступления против человечности, как военные преступления, геноцид и так далее. За эти преступления можно, считают они, судить международным трибуналом или судом любой страны, независимо от того, где было совершено преступление, кем и против кого. Америка категорически против универсальной юрисдикции.

Ян Рунов: Почему же Америка не выступила против ареста Милошевича и суда над ним?

Дэвид Рифкин: Это особый случай. Потому что Милошевич совершил преступления против народов Боснии и Косова, и в нормальных условиях его должны были бы судить в его собственной стране. Но в связи с войной и хаосом на геополитическом пространстве бывшей Югославии Совет безопасности ООН создал Международный Гаагский трибунал для судебного расследования преступлений в бывшей Югославии и Руанде. Повторяю, в нормальных условиях Милошевича должны были судить в Сербии, Хорватии, Боснии и Герцеговине и так далее. А так это исключение из общих правил.

XS
SM
MD
LG