Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политические итоги афинской Олимпиады


Программу ведет Владимир Бабурин.

Владимир Бабурин: Две недели мы обсуждали олимпийские игры, которые завершились в воскресенье. Сегодня мы будем говорить не о голах, не об очках, не о секундах, не о медалях, а о политических итогах афинской Олимпиады. На линии прямого эфира с нами профессор Андрей Пионтковский.

Здравствуйте, господин Пионтковский.

Андрей Пионтковский: Добрый вечер.

Владимир Бабурин: Как вы полагаете, несмотря на то, что закончилась холодная война, все-таки на олимпийских играх продолжалось противостояние российских и американских атлетов в первую очередь. Причем я читал и американские публикации, были они в таком духе выдержаны, что скучно теперь американским атлетам на Олимпиаде, потому что нет у них настоящего сильного соперника, каким был Советский Союз.

Андрей Пионтковский: Вообще, виртуально Советский Союз остался. Вы, наверное, обратили внимание, провели тот же подсчет, все наши бывшие соотечественники по Советскому Союзу вместе опередили американцев, на целых 5 медалей больше завоевали бывшие выходцы из Советского Союза, включая россиян. Что касается атмосферы холодной войны, она просто виртуально присутствовала, по-моему, в совершенно каких-то неадекватных комментариях наших телевизионных каналов, которые порой больше желали поражения и несчастья американцам, чем нашей победе. Вообще, наша команда выступила блестяще, я считаю. А в общественном сознании это было как-то испорчено бюрократическими играми нашего начальства, которое сначала обещало одну цифру на гора золотых медалей, потом устроила истерику по поводу того, что не получается. Видимо, сверху и был задан тон такого агрессивного псевдопатриотического комментирования.

Владимир Бабурин: Я помню старых комментаторов, ныне покойный уже Николай Николаевич Озеров, он тоже безумно всегда болел за советских спортсменов. Но такое хамство, какое позволяли молодые коллеги - американка с бревна чтобы свалилась - вот такие чуть ли не пожелания были в прямом эфире, очень неприятно это все коробило.

Андрей Пионтковский: Это вообще касается не только комментаторов, а нашего молодого поколения в целом. Вы помните атмосферу европейского чемпионата в Португалии? Мы превзошли всех там по количеству наших туристов, их было около 10 тысяч. И вы помните, в майки с какими лозунгами они были одеты. Наверное, мне неправильно поймут, если я это процитирую в прямом эфире. Вот эти две национальных идеи, которые были написаны на майках наших болельщиков, видимо, они отражают такое массовое сознание нового поколения и это очень тревожная тенденция.

Владимир Бабурин: Олимпийские игры в Афинах были, наверное, последними, на которых было значительное присутствие атлетов еще советской школы, в Пекине их уже не будет практически совсем. Может быть, тогда что-то изменится?

Андрей Пионтковский: Я думаю, кстати, что большой спорт - это одна из тех немногих отраслей (позволительно мне будет использовать этот термин) нашего народного хозяйства, которая сохранила традиции и выжила. Где, скажем, наше авиастроение, где наше автомобилестроение на таком уровне, как наш спорт? Поэтому все претензии к нашим спортсменам, мне кажется, необоснованны. Мы соревновались со страной в миллиард населения, которая сейчас вообще осуществляет гэдээровскую политику в спорте. Представьте себе ГДР с 17 миллионами, оно к концу своего существования достигло уровня спортивного гиганта СССР и США. Это полная поголовная селекция и, видимо, какая-то усиленная особая фармакология. Я не думаю, что нас ожидает в Пекине какой-то провал. Безусловно, будет громадный успех хозяев. Традиции тренерской школы сохранены. Мы вписались в глобальную спортивную экономику. Кстати, у меня нет подсчетов, но мне кажется, что половина наших спортсменов олимпийских тренируются и большую часть времени проводят на соревнованиях за рубежом.

Владимир Бабурин: Если посмотреть на состав российской олимпийской команды и на тех, кто завоевывал медали различного достоинства, то может создаться впечатление, что это просто пример толерантности. Были спортсмены не только с русскими, но и с украинскими, белорусскими, грузинскими, армянскими, северокавказскими фамилиями. И на фоне той ксенофобии, которая все больше и больше растет в российском обществе, Олимпиада и победа на ней представителей нетитульной нации могут ли этот уровень ксенофобии снизить?

Андрей Пионтковский: Это как раз, мне кажется, очень хорошая и здоровая тенденция. Она большое воспитательное значение будет иметь не только в уменьшении ксенофобии так называемой титульной нации, но представители других российских народов, сопереживая за своих спортсменов-олимпийцев, будут невольно чувствовать себя частью этой страны, частью Российской Федерации, что очень важно. Кстати, то же самое справедливо и для Соединенных Штатов, но у наших комментаторов почему-то это является поводом для издевки и злорадства. Но это уже советские традиции. Помните, желая принизить успехи американцев, наш официоз всегда выжимал такую фразу "львиная доля золотых медалей завоевана талантливыми негритянскими атлетами". В этом был определенный скрытый расизм.

Владимир Бабурин: Как вы относитесь к значительным призовым, которые получили российские победители российских игр, не только от Олимпийского комитета, но и от неназванных спонсоров? Все-таки в достаточно бедной стране, где огромное количество людей проживает за чертой бедности, выдавать такие огромные премии. Это раздражает бедных или нет?

Андрей Пионтковский: Я бы тут сказал, что для меня самым раздражающим элементом, мешавшим мне наслаждаться блестящим выступлением наших спортсменов, было, конечно, наше начальство и, прежде всего господин Тягачев со своими иконами, 100-тысячными пачками долларов, которые он все время совал кому-то на экране телевидения, своим чудовищным косноязычием. Этот человек, я за ним наблюдаю уже вторую Олимпиаду, ни разу не мог ни одну фразу на русском языке правильно произнести, довести до конца. Ну что поделаешь, это особая, неприкасаемая категория людей, друзья президента.

Владимир Бабурин: Это естественно, потому что он же все-таки хоть и педагог, потому что тренер по горным лыжам, какого горнолыжника он тренирует, все прекрасно знают. Наверное, это будет продолжаться всегда, эта традиция, которая началась с президента Ельцина, когда был Шамиль Тарпищев и спортом номер один был теннис, теперь это горные лыжи. Будет следующий хозяин Кремля...

Андрей Пионтковский: Будем внимательно следить за спортивными наклонностями наследника.

XS
SM
MD
LG