Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вячеслав Фетисов считает, что образцом для организации спорта в России должна быть Германия


Программу ведет Петр Вайль. Участвуют спортивный обозреватель Радио Свобода Алексей Кузнецов и корреспонденты РС, в Бонне - Евгений Бовкун, и в Нью-Йорке - Ян Рунов, он беседовал с представителем Национальной ассоциации спортивных менеджеров США Бобом Стиллом.

Петр Вайль: Создание Совета по физкультуре и спорту при президенте России, который возглавил сам Владимир Путин, вызвало дискуссию о том, каким образом должна быть организована в стране система управления спортом. Новый председатель Госкомспорта Вячеслав Фетисов часто упоминает в качестве примера Германию, где, как он считает, государству принадлежит решающая роль и в подготовке спортсменов, и в организации соревнований. В России советскую систему государственного управления сменил принятый в конце 90-х годов закон о спорте. Рассказывает наш обозреватель Алексей Кузнецов:

Алексей Кузнецов: Российский спорт весьма долгое время существовал вне какого бы то ни было внятного законодательства. Всерьез приступили к разработке закона о спорте лишь в 1997-м году. В основном, все, конечно, упиралось в финансовую проблему, и на создаваемые законы возлагались особые надежды, дескать, денег, конечно, не дадут, но хотя бы не будут мешать их зарабатывать. Однако, российское чиновничество постепенно осознало, что спорт является и потенциальным источником крупных доходов, и неплохим объектом вложения политического капитала. Главной отличительной чертой постсоветского подхода к спорту в России стало четкое разделение спорта на олимпийские и неолимпийские виды. Первые в принципе могли рассчитывать на некоторые финансовое благополучие. Вторым уже предлагалось одиночное плавание с неясными перспективами. Массовый же спорт и физкультура при таком подходе обрекались на нищенское существование.

По идее, государство в новейшее российское время должно было вмешаться в хаотичный процесс растворения относительно богатого профессионального и стремительно беднеющего любительского спорта, а также заложить основы спортивного среднего класса. В новом законе о спорте фактически были созданы все предпосылки для уничтожения этого самого спортивного среднего класса. И неудивительно - ведь среди разработчиков закона подавляющее большинство были членами фракции КПРФ, для которых тот самый средний класс - едва ли не главный исторический враг. Согласно закону, главной величиной в российском спорте становился Олимпийский комитет России. Неправительственная организация тем самым ставилась выше государственных органов власти, являясь, по существу, бесконтрольной. Все иные общественные организации обязаны были согласовывать свою деятельность с ОКР, который, тем временем, рассчитывал финансировать свою работу из государственного бюджета. Понятно, что неолимпийские виды спорта и физкультура при таком подходе бросались на произвол судьбы. Мало кто помнит сейчас. что тогдашний президент России Борис Ельцин наложил на проект этого закона вето, которое затем было преодолено в Госдуме. Конфликтовать по такому поводу Ельцин с парламентом не стал, и государство фактически устранилось от всех серьезных спортивных проблем. Управление спортом в этот период было хаотичным, на крупные мероприятия в ходе Олимпийских игр выделялись целевые бюджетные деньги, какие-то небольшие суммы проходили и через Госкомспорт, а в сущности на этой ниве царила полная финансовая анархия.

К сожалению, российские законы не предусматривают налоговых льгот для спонсоров спортивных мероприятий, и поэтому полукриминальное финансирование российских спортсменов и команд остается печальной реальностью. В свете этого укрепление Госкомспорта и более чем активная деятельность знаменитого российского хоккеиста Вячеслава Фетисова полностью соответствуют линии на укрепление центральной власти, которую проводит Владимир Путин. Фетисов, получив от Путина карт-бланш, действует решительно, он создает свою партию "Спортивная Россия", он собирается создать некий фонд развития спорта в стране, и, наконец, он недвусмысленно заявляет о главенствующей роли Госкомспорта по отношению к Олимпийскому комитету России.

Создание совета по спорту при президенте страны - очередной и вполне естественный шаг к тотальному государственному контролю над отраслью. Не стоит обращаться к понятиям "общественный совет". Во-первых, возглавляет его сам Путин. Во-вторых, при президенте уже существуют четыре различных совета, роль которых пока существенной никак не назовешь. В принципе, возможно четкое разделение функций, при котором государство контролирует массовый спорт и физкультуру, а ОКР - спорт высших достижений, но пока российские спортивные власти стремятся во что бы то ни стало получить в свои руки максимальный контроль, отстранив ОКР от серьезной деятельности. Президент ОКР Леонид Тягачев, между прочим, личный горнолыжный тренер Путина, отчаянно пытается спасти ситуацию. Недавно он заявил, что хочет подписать с Фетисовым некое соглашение о сотрудничестве Госкомспорта и ОКР. "Я строю свою программу таким образом, чтобы мы дополняли друг друга", - сказал Тягачев. Однако, его действия еще со времен Олимпиады в Солт-Лейк-Сити выглядят традиционной попыткой утопающего схватиться за соломинку.

Петр Вайль: Как работает спортивная система в Германии, о которой часто говорит в качестве примера Вячеслав Фетисов? Об этом наш корреспондент в Бонне Евгений Бовкун:

Евгений Бовкун: Развитие спорта в Германии подчиняется двум условиям: потребностям гражданского общества в постоянном источнике общественного здоровья и влиянию социальной рыночной экономики. Поэтому спорт в Германии автономен и независим от государства, хотя и пользуется с его стороны финансовой поддержкой. Организованно занимаются спортом более двадцати миллионов граждан ФРГ. Все они состоят в каком-то обществе. Восемьдесят тысяч таких обществ образуют единый федеральный союз, структура которого учитывает региональные особенности, поскольку политика в области интересов семьи, туризма и спорта находится исключительно в компетенции земельных властей. Государство вмешивается в дела спортивных обществ только в тех случаях, когда у них не хватает средств. Так было, например, в периоды кризиса некоторых футбольных команд. Сотрудничество со спортивными обществами считается одним из важнейших принципов государственной политики со времени основания ФРГ.

Двенадцать миллионов спортсменов-любителей, существующих вне обществ, разумеется, вынуждены рассчитывать только на свои личные материальные ресурсы. Зато спортивные союзы, начиная с Национальной федерации футбола, в которой состоит более пяти миллионов членов, и кончая городскими клубами, проводят собственную коммерческую политику. И большей частью - успешно. Причем спектр предлагаемых союзами видов спорта постоянно расширяется. В целях увеличения массовости спорта Федеральный союз германских спортивных обществ проводит многочисленные мероприятия, учреждает премии и почетные награды.

Особое внимание земли уделяют так называемому "спорту высших достижений", к которому относятся преимущественно олимпийские дисциплины. В распоряжении спортсменов по всей стране сорок четыре тренировочных центра и двадцать два олимпийских опорных пункта. И финансовая помощь государства и частных спонсоров в первую очередь адресуется олимпийцам. Кроме того, с 1967-го года существует "Фонд помощи германскому спорту". Это социальное негосударственное учреждение помогает спортсменам с трудоустройством и занимается вопросами различных компенсаций, получая средства от частных пожертвований и собственных коммерческих проектов. В том числе от выпуска специальных почтовых марок и телевизионной лотереи "Счастливая спираль". Что же касается государственных субсидий, то они идут главным образом на программы тренировок и состязаний, медицинское обслуживание, оплату и обучение тренеров, на строительство спортивных комплексов и научные исследования. Финансируется также обучение спортивных преподавателей для развивающихся стран. Тем самым руководящая роль государства в развитии спорта в ФРГ, пожалуй, и ограничивается.

Петр Вайль: О том, каковы механизмы управления спортивным движением в США, наш корреспондент в Нью-Йорке Ян Рунов беседует с представителем Национальной ассоциации спортивных менеджеров сокращенно НАСА Бобом Стиллом:

Боб Стилл: Ответ на этот вопрос очень многосторонний. В первую очередь у нас есть Американский олимпийский комитет, который финансируется правительством США, но при этом остается независимым и самоуправляемы. Правительство хотя и дает деньги, не может указывать Олимпийскому комитету, что делать и как. Комитетом управляют избранные на свои посты менеджеры, представляющие ассоциации разных видов спорта. Лиги профессионального спорта тоже независимы и никак не контролируются правительством. Они существуют как частно-предпринимательские объединения. Это национальная хоккейная, футбольная, баскетбольная, бейсбольная лиги и так далее. Все они управляются самостоятельно, как любой частный бизнес.

Ян Рунов: Неужели нет никакого координирующего органа?

Боб Стилл: Нет. Каждая лига управляется отдельно. Например, есть Международная баскетбольная ассоциация, которая устанавливает правила в международных соревнованиях по баскетболу, и тогда даже внутринациональные игры следуют международным правилам. Но НБА, которая руководит профессиональным баскетболом, устанавливает свои законы, регулирует отношения между командами. Непрофессиональным студенческим баскетболом руководит Национальная студенческая спортивная ассоциация, и опять же эта ассоциация свободна от правительственного вмешательства. Это отдельный самостоятельный бизнес, устанавливающий правила для студенческих команд. Финансируют студенческий спорт сами высшие учебные заведения, частично государство субсидирует студенческий спорт предоставлением грантов. Детским и школьным спортом руководит Национальная федерация школьных спортивных ассоциаций со штаб-квартирой в Индианаполисе, где находится и штаб-квартира Национальной студенческой спортивной ассоциации, как вы видите, подальше от Вашингтона, подальше от правительства. Что касается детей и школьников, то у каждого из 50 штатов есть свой комитет, наблюдающий за работой школьных спортивных команд штата. Правила игр и соревнований школьников устанавливаются, в основном, Национальной федерацией школьных спортивных ассоциаций. Но штаты не обязаны соблюдать эти правила. Они принимают их добровольно. Если хотят - могут вводить собственные поправки и изменения. Так, например, в Техасе школьники играют в американский футбол не по школьным, а по студенческим правилам.

Ян Рунов: Итак, у профессионального спорта свое руководство, у непрофессионального, олимпийского - свое, у студенческого свое, и у школьного свое. Но есть ли в США общая государственная спортивная политика, есть ли у американского президента официальный чиновник, отвечающий за развитие спорта, некий советник?

Боб Стилл: У нашего правительства есть некие рычаги влияния. Например, были установлены два федеральных закона, касающихся бокса, эти законы охраняют здоровье спортсменов. Но если государству нужно как-то влиять на спортивное движение, то это делается в основном через Американский олимпийский комитет. В администрации президента США нет чиновника на зарплате, отвечающего за спорт. Есть у нас Национальный комитет за физическое здоровье, во главе которого номинально стоит киноактер Арнольд Шварценеггер. Это скорее организация по пропаганде индивидуальной физической активности. Она призвана стимулировать молодежь к занятию спортом и здоровому образу жизни. Но, повторяю, правительство не имеет отношения к управлению спортом, не контролирует спортивные движения.

XS
SM
MD
LG