Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Фильмы о бесчестье на Московском Международном кинофестивале


Марина Тимашева, Москва:За два дня в конкурсной программе Московского Международного кинофестиваля было показано три фильма. В том числе картина братьев Тавиани "Воскресение" по роману Льва Толстого. Все три ленты посвящены истории бесчестья. Позором покрыла себя современная иранская девушка (фильм "Зов земли"), полюбив не того, за кого должна была выйти замуж. Обесчещена юная гречанка (действие фильма "Седьмое солнце любви" происходит в 20-е годы ХХ века). Героиня ленты братьев Тавиани - Катюша Маслова.

Братья Тавиани не так уж известны в России, но в Италии они - классики. И однажды уже экранизировали Толстого - "Отца Сергия". Что сказать о новом фильме? Он постановочно культурный и очень уважительный по отношению к автору. Фильм идет по поверхности сюжета след в след, сцена за сценой. Исторические детали и подробности более или менее точны. А вот все остальное - приблизительно, и потому рождает ощущение фальши. Если человек не читал романа Толстого, ему поведают историю странного господина, отказавшегося ото всего, что он имел, ради любви к недостойной и вздорной женщине. Особенно показателен финал картины: Нехлюдов на новогоднем празднике в деревенском трактире, окруженный словно сошедшими с полотна Абрама Архипова красными крестьянками. Загаданное им желание: "Любить, как вы любите". Роман Толстого заканчивается иначе: "Ищите царства Божия и правды его, а остальное приложится". Иными словами христианская история принесения жизни в жертву превращена в некое подобие "Дамы с камелиями". Доказательством тому служит и ответ исполнительницы роли Масловой Стефании Рокка на мой вопрос, что важнее в фильме: любовь или вера: "Мы хотели рассказать историю любви и лицемерия общества. Религиозное содержание оставлено между строк". Точно так же война с Турцией остается между строк греческого фильма. Используется как острый соус к амурной истории военного начальника, его жены и девушки-служанки.

Зато в иранском фильме "Зов земли" все иначе. Картина напоминает о лучших советских фильмах 60-х-70-х годов. В ее основании - вечный сюжет: любовь молодых людей входит в противоречие с общественным укладом. Нравы, традиции, обычаи общества проступают сквозь исполненную поэзии и подлинно трагическую историю любви. Пока это единственный конкурсный фильм, в котором есть настоящая боль и подлинная жизнь. К тому же в нем одном есть развитое образное мышление. Чего стоит только жанровая сценка просмотра киноленты в горном иранском селе и бесконечно вращающаяся бобина с пленкой - закончилась первая часть фильма и завершилась та часть жизни героини, когда отец сколько мог защищал непокорную дочь. В картине показано, как женщины делают хлебные лепешки. И сама картина так же проста, так же вкусна и ароматна, как свежеиспеченный хлеб.

От ответа на вопрос, действительно ли так меняются обстоятельства жизни Ирана, что за женщинами признали право на любовь, режиссер ушел. Но ответ содержится в его объяснении названия фильма "Зов земли": "Земля - живое существо. От нее не может исходить то, что вредно. Ее зов: человек должен быть счастлив, жить в любви и уважении. В Иране жизнь специфична. Это связано с традицией страны и народа. И, в первую очередь, касается отношений мужчин и женщин. Но посредникам в этих отношениях не место".

Картина "Зов земли" словно вознамерилась подтвердить очень высокую репутацию современного иранского кинематографа.

XS
SM
MD
LG