Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Сухой закон» в Екатеринбурге

  • Сергей Соловьев

Программу ведет Сергей Соловьев. Гость – предприниматель Сергей Сомов.

Сергей Соловьев: По решению екатеринбургского муниципалитета с конца декабря и до начала февраля в Екатеринбурге будет запрещена продажа алкоголя, а с 2005 года в городе во время праздников будет введен настоящий «сухой закон» по отношению к и торговцам, и к желающим выпить. С подробностями екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Ирина Мурашова.

Ирина Мурашова: Отныне в самые масштабные праздники – в День Победы и День города – в центре Екатеринбурга абсолютно нельзя торговать спиртным. Менее строгие правила будут в Новый год, День защиты детей и защиты молодежи, когда запретят только выездную торговлю с временных палаток. Постановление мэра Екатеринбурга об ограничении торговли алкоголем предшествовал запрет на продажу спиртного в центральном районе во время празднования минувшего Дня города. Праздник удался как никогда. Пресс-секретарь главы города Константин Пудов передает общее мнение городского руководства.

Константин Пудов: Атмосфера праздника не только не ухудшилась, но и улучшилась. Праздник был действительно более патриотичным и общегородским.

Ирина Мурашова: Ветераны войны давно возмущались тем, что 9 мая превратилось в обычное пьяное гуляние, но просят сделать небольшое отступление от абсолютного запрета – всего-то на 100 граммов. Мотивирует председатель городской организации ветеранов Николай Скосырский.

Николай Скосырский: В годы войны фронтовые 100 грамм придавали силу и мужество. 100 грамм были узаконены соответствующим приказом Главнокомандующего. А в настоящее время, естественно, фронтовики считают это традицией.

Ирина Мурашова: Бизнесмену, который нарушит запрет на торговлю в праздничные дни, грозит наказание вплоть до лишения права аренды помещения или земельного участка. Многие торговцы не в восторге от такого вмешательства в дела бизнеса.

Жительница Екатеринбурга: Единственное, что пивом, конечно же, можно было бы торговать, а так мы спокойно к этому соглашению относимся. Молодежь все равно неорганизованная, очень много грязи, очень много бутылок. Ограничение должно быть.

Житель Екатеринбурга: Я не знаю, почему запретили. Итак, практически 90 процентов выпившие ходят, пьяные. Тут запрещай не запрещай.

Ирина Мурашова: Попытка установить «сухой» закон не первая на Урале. Правда, инициатива мэра Каменск-Уральского Виктора Якимова была наказана. Ему пришлось заплатить штраф в несколько тысяч рублей за то, что в течение нескольких месяцев в городе было запрещено продавать алкоголь с 10 вечера до 10 утра. Антимонопольная служба признала это постановление незаконным и через суд добилась его отмены. Не помогли ни общественная поддержка, ни одобрение областного правительства. Власти Екатеринбурга от Антимонопольного комитета "добро" получили. Потому что постановление будет действовать только в отдельные дни и на четко ограниченной территории.

Сергей Соловьев: В гостях у нас сегодня Сергей Сомов. По специальности Сергей строитель, по призванию поэт. Кроме того, член редакционной коллегии юмористического журнала «Красная Бурда». Тема нашего разговора – законодательный запрет на торговлю и употребление пива в общественных местах, который Госдума России собирается принять 15 декабря.

Вы, Сергей, как к пиву относитесь?

Сергей Сомов: Я к пиву отношусь хорошо.

Сергей Соловьев: А к употреблению пива в общественных местах?

Сергей Сомов: К потреблению пива в общественных местах я отношусь… Что такое общественно место? Если это кафе, то это одно общественное место. Вы имеете в виду улицу? Запрещают же на улице, а не в кафе?

Сергей Соловьев: В проекте Законопроекта о запрете розничной торговли пива определяют перечень тех самых мест.

Сергей Сомов: Улица. Вот к этому отношусь как раз очень хмуро, потому что если не вечером и не в кафе, а, скажем, утром, то процесс выпивания пива довольно интимный. Вот вчера человек нашалил, перестарался, переобщался с друзьями, утром ему плохо, ему надо. Это все равно, что надо человеку по малому делу. На улице он ищет местечко поукромней. С моей точки зрения, что-то в этом есть аналогичное.

Сергей Соловьев: Нам с гостем будет интересно узнать любое ваше мнение. Но прежде всего, нам хочется узнать, какие, на ваш взгляд, запреты должны в срочном порядке ввести российские законодатели. У нас уже есть звонок от слушателя. Давайте послушаем.

Слушатель: Михаил Григорьевич из Москвы. Хочу сказать, что несколько лет назад это было по всероссийскому телевидению, выступал главный санитарный врач России Онищенко. Он высказал, что крайне нетерпимо так повсеместно продавать пиво, рекламировать его, что это является спаиванием народа, отравление здоровья народа и так далее. Ему запретили говорить. А теперь начинают, когда пиво уже принесло столько вреда, вести благоразумную кампанию.

Сергей Соловьев: Мнение Михаила Григорьевича о том, что мы спохватились поздновато с этим запретом, наверное, стоит разделить. Тем более, что подавляющее число россиян выступает за этот закон. Оппонентов у него практически нет.

Сергей, вам попадались в общественном транспорте люди, которые отхлебывают пиво из бутылки или из банки? Понятно попадались.

Сергей Сомов: Поубивал бы я этих людей, потому что потом они это все ставят под ноги и это все катается, воняет.

Сергей Соловьев: Сергей, что скорее может этого человека остановить – страх перед штрафом, скажем, в 300 рублей, или стыд перед окружающими согражданами?

Сергей Сомов: Можно маленький пример в качестве этого? На одном из телеканалов есть такая передача «Дом-2». Там молодые люди, как бы шутя, одну девушку сталкивали с горки. А девушка им говорила: «Вы пи… меня за кого принимаете, пи…? Я вам не пи…, а это вы пи…». Девушка приехала строить любовь. Она, может быть, на секунду забыла, что ее снимают, а может быть, наоборот. Тем не менее, вот такая у нее речь. Если бы с нее по 100 рублей брали за каждое «пи…», я думаю, что она бы первый день молча ходила, на второй день как Черномырдин разговаривала, тщательно подбирая фразы, а на третий день, может быть, и нормально заговорила.

Сергей Соловьев: Вы сторонник репрессивный мер?

Сергей Сомов: В нашей стране, к сожалению, да.

Сергей Соловьев: Насколько эффективны законодательные запреты в современной России на несоциальные или оскорбительные для общественной нравственности поступки, в частности, запретить пить алкогольные напитки в городском сквере или кинотеатре? Вам, наверное, знакомы доводы, которые приводят специалисты наркологи. С их точки зрения, я считаю их позицию чересчур радикальной, но с их точки зрения любое попадание алкоголя в организм это уже опьянение, это уже плохо. Вы разделяете эту точку зрения?

Сергей Сомов: Нет, не разделяю. Потому что мужчинам зрелого возраста в качестве расслабляющего средства лучшее - это все-таки выпить немножечко коньячку или водочки. И ничего плохого в этом не будет.

Сергей Соловьев: В «Комсомольской правде» когда-то было опубликовано интервью со Стивеном Спилбергом. Он произнес потрясающую фразу: «Важно не то, сколько мы пьем, а то, что мы после этого делаем».

Сергей Сомов: Он прав. Все можно довести до идиотизма. Хотя опять же у нашей страны особый путь. В США в каждом штате свои законы – в одном штате запрещено свистеть под водой. Если в нашей стране запретить свистеть под водой и объявить по телевидению, у нас полстраны ломанется свистеть под водой, хотя до этого они это не делали.

Сергей Соловьев: Еще один аспект этой проблемы. Вероятно, исполнение этого закона, когда его примут, когда он вступит в силу, будет возложено на плечи правоохранительных органов. Каким образом, с вашей точки зрения, будет вести себя милиция в этой ситуации?

Сергей Сомов: А вот, например, есть закон, который запрещает собак без поводка и намордника выводить. Как себя ведет милиция? Она запрещает хоть одному человеку это делать? Нет. Я думаю, что равнодушно.

Сергей Соловьев: Давайте послушаем звонок.

Слушатель: Маргарита Александровна из Москвы. В 60-е годы в психоневрологическом диспансере на стенах были плакаты: «Бутылка пива равняется 100 граммам водки». А теперь это вроде как напиток какой-то.

Сергей Соловьев: Она подешевела, сейчас 50 граммам равняется – то ли пиво было крепче, то ли водка стала слабее.

Вернемся к деятельности правоохранительных органов по реализации этого закона. Екатеринбургская администрация принимает решение о запрете продажи и распитии на территории города во время праздников. Вы можете себе представить ситуацию вот этого решения правоохранительными органами, скажем, 9 мая.

Сергей Сомов: Могу, потому что в дни, когда объявлена кампания по борьбе с чем-то, наша милиция ведет себя, в общем-то, совершенно нормально. Другое дело, что она должна вести себя так каждый день, а не в дни кампании. Недавно выступал главный гаишник города и с гордостью сообщил, что они провели рейд и сняли 20 тысяч по стране ненужных знаков. Очень хотелось спросить - а до этого вы что делали? В этот день они сняли, а во все остальные дни эти знаки висели. Поэтому они, когда так собираются, концентрируют свою волю, у них это получается хорошо. Но чаще всего они такие расслабленные.

Сергей Соловьев: У нас есть звонок от нашего слушателя.

Слушатель: Михеев Константин Иванович, ветеран войны из Екатеринбурга. Закон о запрете потребления пива в общественных местах - замечательный закон. Мне 80 лет. Я пережил уже восемь глав государств. Мне кажется, что это ничего не даст, потому что милиция работает очень плохо. Пьют возле школы, в школе, в подъездах, в транспорте с бутылками, на улицах пьют. Милицию не увидишь. Поэтому закон-то хороший, но он выполняться не будет.

Сергей Соловьев: Константин Иванович, спасибо вам за ваше мнение. Подавляющее число российских граждан, я уже говорил об этом, за принятие такого закона. Но вот среди критиков Законопроекта, который мы сегодня обсуждаем, прежде всего, производители слабоалкогольной продукции.

24 ноября Союз российских пивоваров обратился к президенту Путину с просьбой обратить внимание на те отрицательные перспективы, которые последуют вслед за этим запретом.

Сергей, прокомментируйте вот такие цитаты из обращения пивоваров президенту. Они называют закон антипивным и считают, что формирует этот закон недоброжелательную атмосферу в обществе вокруг производителей пива. Вы согласны?

Сергей Сомов: Да, чушь собачья, совершенно. При советской власти пиво не рекламировали вообще. Тем не менее, очередь была на 3-4. Тот, кто любит пиво, тот любит и без рекламы.

Сергей Соловьев: Понятно, пиво любят. А вот недоброжелательная атмосфера вокруг производителей пива в результате такого…

Сергей Сомов: С чего бы ради оно возникло? Что за глупости.

Сергей Соловьев: Закон все-таки, давайте подчеркнем, направлен не против пива и не против производителей этого напитка.

Сергей Сомов: Разумеется, нет.

Сергей Соловьев: Тогда еще одна цитата из Союза пивоваров российскому президенту. На практике запрет употреблять пиво в общественных местах, считают они, толкнет население переключиться на употребление дешевого крепкого алкоголя. С вашей точки зрения, есть какая-то логика в этом доводе?

Сергей Сомов: Бред собачий. Ничего подобного. Почему подтолкнет-то? Пиво ведь запрещают пить на улицах, а не запрещают его продавать. Я правильно понимаю закон? В киосках же он будет.

Сергей Соловьев: Да, разумеется, будет. Более того, пока в проекте, но я думаю, что это будет уже и в законе, не возбраняется торговать пивом в розницу в предприятиях культуры, кинотеатрах, театрах в разлив.

Сергей Сомов: Я не понимаю, почему человеку надо идти за пивом 100 метров, а он вместо этого зайдет в галантерею и выпьет одеколона? Не вижу причины ему так делать.

Сергей Соловьев: Кто любит одеколон, тот будет пить его дома на кухне, а кто любит пиво, тот будет тоже пить его на кухне.

Сергей Сомов: Разумеется.

Сергей Соловьев: Давайте послушаем еще один звонок от нашего слушателя.

Слушатель: Георгий из Санкт-Петербурга. Такой интересный пример. Лет 20 назад путешествовал по Латвии. Однажды разговорился с местным жителем. Спрашиваю: «Почему у вас можно, не глядя под ноги, на тропинках, на дорогах босиком ходить, и ноги не порежешь никогда?» А он говорит: «Очень просто. Во-первых, мы сами этого никогда не делаем, не бросаем ничего. Во-вторых, штраф у нас довольно крупный за это дело. В-третьих, все дороги закреплены за конкретным лицом, за объездчиком». Вот так.

Сергей Соловьев: Спасибо. Мы обсуждаем обращение к Путину Союза пивоваров России. В этом документе они прозрачно намекают на возможных заказчиков этого законопроекта. Ограничения продажи и потреблению пива создают более выгодные условия для производства и оборота крепкого алкоголя.

Кстати, уральские пивовары опасения своих московских коллег не разделяют и говорят, что новый закон стимулирует создание новых и доступных для широкого населения кафе и баров. А производители и торговцы крепкими алкогольными напитками на Урале не видят для себя заметных перспектив в ограничении торговли слабоалкогольными. Об этом подробнее в материале Евгении Назарец.

Евгения Назарец: Попытки российских законодателей ужесточить условия продажи, оборота и потребления алкоголя не пугают производителей и продавцов напитков крепче 30 градусов. «Мы не спаиваем людей, а прививаем и повышаем культуру потребления», - говорят они и в доказательство приводят данные социологических исследований, что динамично развивается рынок алкоголя в ценовой категории медиум, то есть по 90-150 рублей за бутылку. Такие напитки по карману людям состоявшимся. Например, исследования Евроазиатского центра социологических исследований показывают, что целевая группа потребителей недешевой водки также широко представлена среди покупателей крупной бытовой техники, стройматериалов и товаров для спорта, отдыха, путешествий.

Директор по маркетингу специализированной торговой компании «Сэком» Дмитрий Кручиневский так объясняет логику этого рынка.

Дмитрий Кручиневский: Мы выступаем не за пропаганду питья, а за культуру питья. И повышение потребительского уровня свидетельствует об этом. Данную бутылку не может себе позволить человек малообеспеченный с низким социальным интеллектом, так скажем, тем более, молодежь. Все-таки это рассчитано на адекватных, социально адаптированных людей со средним достатком и выше.

Евгения Назарец: Снижение общих объемов потребления не сказывается на производителях качественного и дорого алкоголя. Об этом же говорил и заместитель директора государственного предприятия «Башспирт» Олег Бреднев. Водка в России - традиционный напиток и имеет устойчивый спрос. В 2005 году этот продукт может еще подорожать на 8-10 процентов из-за повышения акцизных сборов. Пьющий средний класс заплатит и за это. Производители крепких напитков в этом уверены.

Сергей Соловьев: У нас есть звонок от слушателя. Здравствуйте, мы вас слушаем.

Слушатель: Александр из Екатеринбурга. Вы говорите, что нет заинтересованных в продаже пива структур. Но, тем не менее, есть – это водочная мафия, которая несет большие убытки из-за того, что покупатели пива не платят продавцам крепкого алкогольного напитка, соответственно, покупают более легкие. Например, в Германии и Чехии пиво – это второй хлеб. Люди там не спиваются и не запрещают им продажу пива. А у России, к сожалению, пьянство – это многовековая традиция, которая ведет свое начало от введения христианства на Руси.

Напомню, немного отвлекаясь, что религия наша, христианство, она угробила две великие империи – Римскую и Византийскую – своими удушающими запретами. Невозможно соблюдать христианскую мораль в трезвом уме и здравой памяти. Алкоголизация населения обусловлена именно удушающими запретами.

Сергей Соловьев: Я так понял, что Александр считает вот этот закон удушающим. Вы согласны с ним, Сергей?

Сергей Сомов: Нет, конечно. А что он удушает и кого он удушает? Потом он говорил, что водочники не спят, ворочаются, чтобы, не дай бог, кто-то вместо водки пива не купил. Глупость, по-моему. Мы с друзьями, когда вечером собираемся после работы, мы, пожилые, толстые мужики, нам по 45 лет, мы покупаем бутылочку водочки, варим картошечку с укропчиком. У нас самый красивый или самый умный за пивом не бегает. Мы не пьем пиво вечером.

Сергей Соловьев: Сергей, как вы относитесь к табакокурению?

Сергей Сомов: Мечтаю бросить. А что?

Сергей Соловьев: Я этот вопрос задал, потому что тенденция к запрету на курение в публичных местах такова, что я полагаю, что запрет этот станет следующим с очень большой степенью вероятности.

Сергей Сомов: Придется искать места, а что делать.

Сергей Соловьев: Две европейские страны – Ирландия и Норвегия – уже ввели такой запрет законодательно, правда, этому предшествовал серьезный социологический анализ. Вот вы, Сергей, в приблизительных, конечно, рамках можете представить, как к этой проблеме относятся у нас в России?

Сергей Сомов: Я знаю, как относятся в России. Те, кто считал нужным курить в общественных местах, тот и будет курить, несмотря ни на что.

Сергей Соловьев: У нас есть звонок, давайте послушаем.

Слушатель: Виктор из города Омска. Вот раньше при советской власти продажа алкоголя была с 11 и до 7. Как вы к этому относитесь?

Сергей Сомов: Я к этому отношусь хмуро, честно говоря. Мне кажется, что плохо это. Надо торговать 24 часа в сутки. Понятно, что ни в школах, ни в больницах.

Сергей Соловьев: Последний вопрос. Как вы планируете провести свой сегодняшний день? Пятница, конец рабочей недели.

Сергей Сомов: Надеюсь, что вы зайдете ко мне на работу после работы.

XS
SM
MD
LG